Анатомия армии

История инженерных войск Русской Армии

Краткий очерк

(см. часть 2)

Часть 3

К началу июня 1941 года практически все войсковые инженерные части и подразделения (полковые, дивизионные и корпусные) западного направления находились вне расположения своих полков, дивизий и корпусов. Они были заняты на возведении фортификационных сооружений во вновь создаваемых укрепленных районах (УР) на новой западной границе в Польше. Поскольку укрепрайоны не были заняты своевременно войсками, а инженерные подразделения не располагали ни автотранспортом, ни оружием (кроме карабинов), то в момент начала боевых действий немцы легко захватили эти укрепления, материальные средства саперов; а личный состав частично пленили, частично уничтожили.

Таким образом, передовые соединения РККА Западного фронта вступили в первые бои, не имея никаких инженерных подразделений. Немецкие танковые части, используя, оставшиеся целыми мосты, дороги, железную дорогу стремительно продвигались вперед, окружали части РККА. Наши части не имели даже возможности прикрывать фланги, пути отхода минными полями. Уже через восемь дней с начала войны немцы ворвались в Минск.

Пришлось срочно формировать новые саперные подразделения и части. К 1 июля удалось сформировать двадцать саперных батальонов, к 1 ноября 140 батальонов. Инженерные и понтонные полки РВГК пришлось расформировать, а личный состав использовать для укомплектования саперных батальонов.

Вместе с тем Сталин понимал всю значимость инженерных войск, необходимость концентрации усилий по организации инженерного обеспечения сражений. В октябре государственный комитет обороны (ГКО) принимает решение о формировании саперных армий (!). Каждая саперная армия должна была состоять из трех-пяти саперных бригад. Бригада должна была состоять из пятнадцати саперных и 2 учебных батальонов, автотракторного батальона и отряда механизации. К январю 1942 года было сформировано десять (!) саперных армий.

28 ноября 1941 года Ставка Верховного Главнокомандующего издает приказ, запрещающий использовать инженерные подразделения и части не по прямому назначению. Приказано также создать инженерный резерв Ставки ВГК в количестве 90 саперных батальонов. Эти резервом мог распоряжаться только лично Сталин. Начальники инженерных войск армий и фронтов получают статус заместителя командующего фронтом (армией).

В летних боях 1941 года остатки инженерных подразделений сражались и в качестве пехоты. Так 57-й отдельный саперный батальон 8-й стрелковой дивизии 10-й армии сдерживал атаки немцев на укрепрайон 22 июня вплоть до 23 часов.

На Северном и Северо-Западном фронтах положение с инженерными войсками в первых боях было лучше. Саперы активно использовались как подвижные отряды заграждений. Они, прикрывая отход войск, выставляли на путях движения немцев минные поля, группы мин, разрушали мост, создавали зоны сплошных разрушений и заграждений. На Кольском полуострове действия инженерных войск смогли вообще остановить наступление немцев и финнов. Красная Армия с незначительным количеством пехоты и артиллерии, при почти полном отсутствии танков, используя естественные препятствия в сочетании с создаваемыми взрывными и невзрывными заграждениями, смогла создать столь несокрушимую оборону, что Гитлер пришел к выводу о нецелесообразности наступательных действий на севере. Хотя взятие Мурманска и Архангельска полностью сорвало бы возможность союзникам поставлять в СССР дефицитные средства ведения войны (танки, самолеты, орудия, подшипники, алюминий, порох, капсюля, авиабензин, продовольствие).

мелое использование инженерных войск командованием Юго-Западного фронта во многом помогло войсками удерживать с первого дня войны и на протяжении нескольких дней немцев и румын на линии государственной границы. Кроме того инженерные войска в эти дни выполнили задачу по инженерному обеспечению наступления наших войск и форсирования широкой водной преграды (бои у Перемышля).

К началу битвы под Москвой осенью 1941 года количество инженерных частей удалось довести от двух трех батальонов на армию в начале сражения до семи-восьми в конце сражения. Одновременно поступали на вооружение новыее противотанковые мины ЯМ-5 и ТМ-41. Значительная часть инженерных сил и средств привлекалась для возведения оборонительных рубежей до занятия из отступающими и подходящими из тыла войсками. Так была созданя Вяземская линия обороны глубиной до 30-50км. На ней было возведено 853 ДОТа, 10 тыс. ДЗОТов, установлено 81169 противотанковых мин.

В 120 километрах от Москвы была возведена Можайская линия обороны. В помощь весьма незначительным по численности инженерным войскам пришлось привлечь к работам свыше 100 тыс. гражданских лиц.

Непосредственно у границ города были подготовлены несколько оборонительных рубежей. При подходе немцев к Москве из числа слушателей Военно-инженерной академии и Московского военно-инженерного училища было сформировано десять подвижных отрядов заграждения по 50 человек в каждом. В ходе боев они непосредственно перед наступающими танками выставляли группы мин, подрывали дорожные сооружения. Этими отрядами было израсходовано свыше 24 тыс мин, около 500 т. взрывчатки. На этих минах подорвалось около 200 танков и 120-150 автомобилей противника (это зафиксировано документально). Однако отряды заграждения сами понесли тяжелые потери.

Немцам удалось обойти Вяземскую линию обороны, но Можайская помогла задержать немцев на 7-9 дней.

18 ноября 1941 года саперный взвод младшего лейтенанта Фирстова вступил в бой с двадцатью танками противника. Умело используя мины, саперы подбили 8 и уничтожили 4 танка противника.

При подходе немцев к каналу Москва-Волга саперы открыли шлюзы Яхромского и Икшинского водохранилища. Передовой танковый полк немцев потерял под водой до 40 танков, основные силы дивизии оказались отрезаны от остальных войск и были уничтожены.

Минные поля успешно сочетались с огнем противотанковых орудий. В бою у деревни Акулово артогнем немецкие танки были загнаны на минное поле, где они потеряли до 20 танков.

Задачи инженерных войск несколько изменились с переходом наших войск в наступление. Наряду с решением задачи проделывания проходов в минных полях противника, восстановления мостов и переправ зимой 1941-42 годов инженерные войска прокладывали колонные пути в глубоком снежном покрове. Эта задача была успешно решена. Следует сказать, что недооценка немецким командованием природных условий (результат некачественной инженерной разведки немецкими саперами) привела к огромным потерям немцев в технике, застрявшей в снегу. В руки Красной Армии попало несколько сотен вполне исправных автомобилей, пушек, танков, мотоциклов.

В ходе зимнего контрнаступления 1941-42 года инженерные войска регулярно забрасывали в тыл противника команды разведчиков-подрывников. Только в феврале 1942 года саперы-подрывники одного батальона подорвали 7 мостов, установили 721 мину. За январь-март 1942 года инженерные войска Западного фронта оборудовали 58 переправ по льду, проложили 5387 километров колонных путей, навели 118 низководных мостов, сняли 21644 мины противника.

Особой страницей в истории инженерных войск является прокладка и содержание знаменитой Дороги жизни по льду Ладожского озера зимой 1941-42 года. Без преувеличения можно сказать, что саперы отстояли Ленинград. Ведь без снабжения Ленинграда по этой дороге город не выстоял бы.

Для обеспечения успешного прорыва блокады Ленинграда потребовалось сосредоточить до шести инженерных рот на каждый километр фронта.

В апреле 1942 года было сформировано несколько инженерных бригад "Спецназ". Эти бригады предназначались для развертывания минной войны. Действенность минных заграждений ярко проявилась уже в осенних боях 1941 года. Каждая бригада состояла из пяти-семи батальонов инженерных заграждений, одного-двух электротехнических батальонов (создание электрилизуемых проволочных заграждений), батальона спецминирования (радиоуправляемые мины и фугасы).

Следом началось формирование понтонно-мостовых бригад и полков. Формируется 11 парков инженерной техники РВГК. В ноябре 1942 года Сталин приказал сформировать несколько инженерно-саперных бригад РВГК, инженерно-минных и горно-минных бригад РВГК.

При подходе немцев летом 1942 года к Сталинграду инженерные войска возвели 1200 километров оборонительных рубежей. Особое значение в степных условиях пробрела задача водоснабжения. Ее решили одна рота полевого водоснабжения и три гидротехнические роты. Следует сказать, что немцы постоянно испытывали острый недостаток воды на протяжении всего периода битвы на Волге. Генерал Шмидт в своих воспоминаниях писал, что летом 1942 года имели место столкновения румынских и немецких подразделений с применением оружия и даже артиллерии за обладание колодцами. Проблема была решена лишь взятием колодцев под охрану войсками СС (по одной роте СС с двумя танками на колодец).

При обороне Сталинграда инженерные войска только 62-й армии и только за июль 1942 года израсходовали 45 тыс.противотанковых и 33 тыс. противопехотных мин. В августе 1942 года в полосе обороны 64-й армии саперы установили 140 тыс. мин, 80 фугасов, подорвали 19 мостов. На минных полях 64-й армии противник потерял за месяц 65 танков. К октябрю 1942 года расход мин составлял 800 противотанковых и 650 противопехотных мин на километр фронта.

Понтонные части и подразделения вместе с Волжской речной флотилией обеспечивали постоянную связь города с левым берегом. Неся огромные потери, понтонеры только на одной переправе с 23 августа по 20 октября переправили 200 тыс. человек, 87 танков, 350 орудий, 2300 тонн боеприпасов.

С окончанием битвы на Волге начался третий этап войны. В 1943 году снабжение инженерных войск боеприпасами и техникой значительно улучшилось. Промышленность за 1943 год поставила 7.5 миллионов противотанковых и 12 миллионов противопехотных мин. На вооружение поступили новые мины ЯМ-5,ТМД-Б, ПМД-6. Понтонные части получили на вооружение новые понтонные парки ДМП, ДМП-42, ТМП. Значительно увеличились поставки электростанций, комплектов электрофицированного инструмента, лесопильных рам.

В июне 1943 года началось формирование инженерно-танковых полков, на вооружении которых стояли танки Т-34, оборудованные минными тралами ПТ-3. Это была новинка, потрясшая немецкие войска. После первого применения этих тралов в Берлин было доложено о применении русскими новых танков, нечувствительных к минам. Известный немецкий танковый конструктор Г.Книпкамп, прилетевший на фронт лично наблюдал атаку и видел, что под русскими танками рвутся мины, а они продолжают движение.

В июле 1943 года формируется прожекторный моторизованный полк и энергопоезд мощностью 600 киловатт.

Для инженерного обеспечения прорыва укрепленных полос обороны противника формируется шесть штурмовых инженерно-саперных бригад. Личный состав этих бригад оснащался бронежилетами. Формируется несколько батальонов собак-миноискателей. Один из таких батальонов потом участвовал в июне 1945 года в Параде Победы.

2 июля 1943 года Сталин издает приказ "О применении и преодолении заграждений" в котором потребовал шире использовать применение минных заграждений, обязал иметь в боевых порядках войск подвижные отряды заграждений. При этом Сталин подчеркивал, что эти отряды являются столь же непременным элементом боевого порядка, как танки и артиллерия. С этого времени категорическим требованием стало обязательное прикрытие оборонительных рубежей минными полями. Предписывалось заниматься установкой мин всем родам войск немедленно после занятия рубежа до начала отрывки окопов и траншей.

Особую роль сыграли инженерные войска при подготовке обороны на Курской дуге.

Замысел сражения на Курской дуге состоял в том, чтобы упорной стратегической обороной измотать немецкие войска, нанести им большие потери и перейти в контрнаступление. Большую роль в подготовке оборонительных рубежей должны были сыграть инженерные войска. Каждому фронту было выделено 230-240 инженерных рот, что позволило довести тактическую плотность инженерных сил до 0.8-1.0 роты на километр фронта. Для сравнения - стрелковая рота обороняет позицию протяженностью 1.5 километра.

С апреля до июля было подготовлено восемь оборонительных полос на глубину 250-300 км. Протяженность отрытых траншей и ходов сообщения достигала 8 километров на километр фронта. Было построено, отремонтировано 250 мостов общей длиной 6.5 км. и 3000 км. дорог. Только в полосе обороны Центрального фронта (300км.) было установлено 237 тыс. противотанковых, 162 тыс. противопехотных мин, 146 объектных мин, 63 радиофугаса, 305 километров проволочных заграждений. Расход мин на направлениях возможного удара доходил до 1600 мин на километр фронта.

Инженерные войска провели громадную работу по маскировке позиций и объектов. Достаточно сказать что на только на ложные аэродромы в полосе Воронежского фронта противник сбросил 140 тонн авиабомб.

Последнюю точку в раскрытии замыслов немцев поставили именно саперы. В ночь на 5 июля 1943 года они захватили в плен немецкого сапера из подразделения, занимавшегося проделыванием проходов в наших минных полях. На допросе он показал, что им было приказано закончить работу к 4 часам 30 минутам утра. Теперь советское командование знало и час начала атаки, что позволило своевременно провести артиллерийскую контрподготовку. Это заставило немцев отложить начало наступления на полдня.

началом немецкого наступления только в первый день подвижные отряды заграждений саперы 13 армии установили на путях движения немецких танков 6 тыс. мин и взорвали 14 мостов. В полосе обороны этой армии в первый день немцы потеряли на минных полях 98 танков, 2 тыс. солдат. 7 июля на стыке 13 и 70 армии немцы на минах потеряли 108 танков, 8 июля 89 танков.

На позиции 81 гвардейской стрелковой дивизии наступала 19 танковая дивизия немцев. С 5 по 18 июля только на минах дивизия потеряла 100 танков, из них 7 "Тигров" и 1000 солдат. Удачное сочетание минных полей с огнем истребительно-противотанковой артиллерии привело к тому, что до 80% подорвавшихся танков составили безвозвратные потери. Подавленный этим разгромом командир немецкой 19 танковой дивизии генерал Шмидт застрелился.

Сталин приказал впредь обязательно сочетать огонь артиллерии и минные поля. Пример потерь 19 немецкой дивизии был более чем убедителен.

Умелое сочетание фортификационных оборонительных сооружений, минно-взрывных заграждений и огня всех видов оружия позволило нашим войскам устоять в обороне впервые за войну.

С 12 июля наши войска начали контрнаступление под Курском. Задачи инженерных войск резко изменились. Теперь им предстояло не только устанавливать мины, а и снимать их, не разрушать мосты, а восстанавливать. Так с началом контрнаступления только в полосе наступления 11 гв.армии в ночь перед атакой наши саперы сняли 30 тыс. противотанковых и 12 тыс. противопехотных мин.

В ходе наступления впервые были успешно опробовано прикрытие обнажающихся флангов, наступающих соединений минами. Эти мины на путях фланговых контрударов немцев выставляли подвижные отряды заграждений (ПОЗ). Эти действия саперов позволяли не отвлекать наступающие части на защиту флангов, не бояться отсечения и окружения. После ряда безуспешных попыток выйти в тыл наступающим советским танкам и пехоте немцам пришлось отказаться от этого тактического приема, который они очень успешно применяли в 1941-42 годах.

Накопленный за 1941-43 годы опыт применения инженерных войск позволил успешно использовать их во всех последующих боях за освобождение страны и европейских стран в 1944-45 годах. Численность инженерных войск постепенно возрастала. К 1944 году они составляли до 7% общей численности армии. Саперные армии были расформированы, т.к. опыт показал громоздкость подобных формирований в условиях многообразия решаемых инженерными частями задач, трудность управления ими. С лета 1943 года наивысшим формированием инженерных войск является инженерная бригада, состоящая из различного количества батальонов. Количество и типы, входящих в состав каждой бригады батальонов зависел от театра военных действий, задач, решаемых общевойсковыми соединениями, рода боевых действий. Таким образом, инженерные бригады имели модульную структуру очень гибкую и удобную.

Осенью 1943 года при форсировании Днепра инженерные войска применили новинку - подводные мосты. Мост строился таким образом, что его проезжая часть была ниже поверхности воды на 30-40см. Мост с воздуха не наблюдался. Не смотря на трудность наведения подобного типа переправ, новинка себя оправдала. Ни один из таких мостов не был разрушен ни авиацией, ни артиллерией противника.

Значимость инженерных войск в достижении победы над врагом была подчеркнута Сталиным введением осенью 1943 года званий "Маршал инженерных войск" и "Главный маршал инженерных войск". Этим актом подчеркивалось, что инженерные войска играют ту же роль в разгроме врага, что и авиация, артиллерия и танкисты.

Большой популярностью среди старших командиров Красной Армии стали пользоваться подвижные отряды заграждений (ПОЗ). Этим отрядам стал активно выделяться автотранспорт, средства радиосвязи, боеприпасы. Действия ПОЗ все теснее стали согласовываться с действиями противотанковых резервов (ПТРЕЗ). Ряд военачальников высказывались вообще за создание в составе истребительно- противотанковых батареях и дивизионах постоянных подразделений подвижного минирования.

Впереди наступающих частей активно действовали группы "Спецназ". Они вели инженерную разведку местности предстоящих боевых действий, взрывали мосты, железнодорожные сооружения. Главный штаб партизанского движения нацелил партизанские отряды на тесное взаимодействие с группами инженерного спецназа. Во взаимодействии с Инженерным управлением он разработал и осуществил летом-осенью 1943 года план "рельсовой войны".

Большую роль в обеспечении успешных боевых действий танковых соединений в боях за Киев и западнее Киева сыграли инженерно-танковые полки, которые минными тралами проделывали проходы в минных полях немцев без снижения темпов наступления. Катковые минные тралы оказались средством, против которого немцы так и не сумели до конца войны. найти эффективного средства противодействия. С зимы 1945 гада отмечалось явное снижение количества минных полей, устанавливаемых противником.

1944 год характеризуется наращиванием технического оснащения инженерных войск. Они полностью перешли на применение мин заводского изготовления ТМД-Б и ТМД-44. за 1944 год армия получила 14 парков Н2П, 3 комплекта тяжелого парка ТМП, 34 комплекта легкого парка ДЛП.

Изменялась штатная структура инженерных войск. С июня 1944 года каждая общевойсковая армия стала иметь штатную инженерно-саперную бригаду. Инженерные бригады "Спецназ" были переформированы в моторизованные инженерные бригады и переданы в подчинение фронтов.

Формируемые штурмовые инженерно-саперные бригады получили в свой состав батальоны ранцевых огнеметов, инженерно-танковые полки, полки огнеметных танков.

К началу операции по освобождению Белоруссии плотность инженерных сил составляла до 7-10 рот на километр фронта. Особенности местности (Пинские болота) были учтены в замысле командования. Немцы не предполагали продвижения танков и тяжелой артиллерии через болота и поэтому оборону создали очагового типа, сосредоточив силы на наиболее вероятных направлениях движения советских войск. Но советские инженерные войска справились с труднейшей задачей устройства дорог через болота и смогли вывести танки и пехоту в тыл обороняющихся немцев. При подготовке наступления советскому командованию удалось проведением широких маскировочных мероприятий ввести противника в заблуждение относительно своих намерений. Для примера - только 15-я маскировочная рота 1-го Белорусского фронта изготовила и имитировала действия 195 танков и 225 орудий.

Штурмовые инженерные бригады в ряде случаев кроме выполнения задач инженерного обеспечения штурма и прорыва укрепленных позиций противника выполняли и задачи общеармейские. Так в боях за Вильно 12-13 июня 1944 года 4-я штурмовая инженерно-саперная бригада прорвалась в центр города, уничтожив 2092 солдата противника, взяв в плен 3116 солдат и освободив концлагерь с 2800 заключенными.

Особое значение штурмовые инженерные бригады приобрели в боях за Восточную Пруссию. Эта область Германии была до предела насыщена оборонительными сооружениями. Полосы обороны сливались между собой. Оперативного простора не было. Система обороны Пруссии создавалась веками и с началом войны активно наращивалась с 1941 года. Оборонительные сооружения опирались и на особенности местности (большое количество рек, озер, зон затопления, болот). 300 километров от границы до Кенигсберга Красная Армия прогрызала с января по март 1945 года.

Сам Кенигсберг представлял собой город-крепость, который строился изначально, исходя из интересов обороны. Даже планировка улиц, архитектура домов организовывались с точки зрения боя. Подобных городов Красной армии брать еще не приходилось. Существовала опасность, несмотря на многократное превосходство в силах, завязнуть на месяцы в городских боях. В этих условиях командование заранее продумало и подготовило систему штурма, штурмовые подразделения. Наступающие подразделения были разбиты на штурмовые группы и отряды. В этих группах значительную роль играли саперы. Штурмовая группа состояла из трех-четырех саперов, одного-двух огнеметчиков, пулеметного расчета, танка, орудия, три-четыре автоматчика. Под прикрытием огня орудия, за броней танка к зданию, доту, огневой точке выдвигались огнеметчики и саперы. Огнеметчики били по амбразурам пока саперы закладывали взрывчатку. Автоматчики били по верхним этажам, не давая противнику подбить танк. После подрыва стены, автоматчики врывались в здание и завершали уничтожение гарнизона здания. (Стены большинства городских домов выдерживали удары снарядов калибра 122мм, и без подрыва стен ворваться в здание было невозможно).

Опыт штурмовых групп позднее был использован при штурме Берлина и в боях за Познань, Бреслау.

После падения Германии с началом войны против Японии инженерные войска в условиях дальневосточного театра военных действий должны были решать свои задачи с учетом специфики данной местности. Для инженерных подразделений войск, наступающих из Приморского края основной задачей была прокладка путей движения в тайге, через сопки и болота, реки Уссури, Сунгач, Сунгари, Даубихе и реки Северо-Восточного Китая. В Забайкалье основной задачей инженерных войск явилось обеспечение войск водой, маскировка, обозначение путей движения по пустынной степной местности и прокладка путей движения через горы.

Большую роль инженерные войска сыграли при прорыве укрепленных долговременных узлов сопротивления японцев.

19 августа 1945 года началась массовая сдача в плен японских войск, а 2 сентября на борту американского линкора "Миссури" Япония подписала акт о капитуляции.

Вторая Мировая война закончилась.

Боевой опыт Великой Отечественной войны поднял понимание высшим руководством страны роли инженерных войск от полного незнания и непонимания до признания и высокой оценки. Вот несколько фактов:

Июль 1941 года. Из книги главного маршала артиллерии Воронова Н.Н. "На службе военной": "…Решили начать там большие работы по сооружению оборонительных сооружений. …Сталин предложил назначить меня главным руководителем этих работ. Его предложение поддержал Молотов. Я же предложил возложить эту задачу на начальника Главного инженерного управления, ведь она же непосредственно входит в круг его обязанностей. Оба были удивлены: - Разве такой у нас есть?…"

Ноябрь 1941 года. Приказ ставки Верховного Главнокомандования от 28.11.1941 "О недооценке инженерной службы и неправильном использовании инженерных войск и средств".

Октябрь 1943 года. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1943 года "О введении званий маршала инженерных войск и главного маршала инженерных войск".

После окончания войны инженерные войска в значительно меньшей мере подверглись сокращению, чем другие рода войск. Части и подразделения широко привлекались к разминированию местности, обезвреживанию громадного количества неразорвавшихся снарядов и бомб, восстановлению мостов, дорог, железнодорожного транспорта, расчистке русел судоходных рек, обеспечению населенных пунктов и промпредприятий электроэнергией и водой войсковыми средствами. Много инженерных частей было передано в систему военно-строительных отрядов. Это и породило ошибочное мнение, что инженерные войска и строители, это одно и то же.

Опыт же войны показал, что в современных условиях становится невозможным выполнение задач инженерного обеспечения боя и операции за счет использования ручного труда. При использовании ручного труда требуется огромное количество личного состава, скорости работ несопоставимы со скоростью маневра войск и сильно тормозят выполнение боевых задач. А нередко и просто срывают их.

Результатом осмысления опыта применения инженерных войск в ходе войны явилось бурное техническое развитие их в послевоенные годы.

Прежде всего саперы получили индукционные миноискатели ВИМ-625 и УМИВ, бомбоискатель ИФТ, комплекты технических средств дистанционного обезвреживания боеприпасов. В 1948 году на вооружение поступает танковый мостоукладчик МТУ, который мог двигаться в боевых порядках танковых подразделений и под огнем противника перекрывал своим мостом преграды шириной до 10 метров. Позднее его сменили двадцатиметровые мостоукладчики МТУ-20 и МТ-55 и комплект тяжелого механизированного сорокаметрового моста ТММ (на 4 автомобилях КРАЗ). Поступили новые противоминные катковые танковые тралы ПТ-54, ПТ-55, позднее КМТ-5. Значительное развитие получили переправочные средства - надувные и сборные лодки, более совершенный понтонный парк ТПП, железнодорожный понтонный парк ППС. В начале шестидесятых годов войска получили самый совершенный в мире понтонный парк ПМП, равного которому нет ни в одной армии мира и к 2000 году. В семидесятых годах американцы просто скопировали этот парк и приспособили под него свой автомобиль.

Для обеспечения форсирования с ходу широких водных преград на вооружение поступили сначала легкие автомобили - амфибии МАВ (на базе ГАЗ-69) и БАВ (на базе грузовика), затем гусеничные транспортеры К-61 и ПТС, причем последний имел мореходность до четырех баллов.

Было разработано и поставлено на вооружение большое количество мин различного назначения и типов от простейших противопехотных до ядерных мин мощностью 500 тонн тротилового эквивалента.

Для обеспечения войск электроэнергией была разработана целая шкала передвижных электростанций мощностью от 500 ватт до 1 мегаватта.

Поступило на вооружение большое количество образцов землеройной, дорожной, лесопильной, лесообрабатывающей техники.

Стремительное техническое оснащение инженерных войск вывело их на качественно новую ступень, когда они оказались в состоянии выполнять задачи инженерного обеспечения в соответствии с подвижностью и огневой мощью основных родов войск.

В шестидесятые годы сложилась стройная структура инженерных войск. Каждый мотострелковый (танковый) полк получил в свой штат инженерно-саперную роту, дивизия и корпус инженерно-саперный батальон. Армия, округ в зависимости от предполагаемого театра военных действий имели от одного до нескольких инженерно-саперных полков и ряд специализированных инженерных батальонов или полков. Это понтонно-мостовые батальоны и полки, переправочно-десантные части, маскировочные батальоны, батальоны, роты и отряды полевого водоснабжения, дорожные, мостостроительные батальоны, батальоны оборудования пунктов управления, батальоны и бригады штурма и разграждения, бригады и батальоны разминирования, взвода разведки и уничтожения ядерных мин, пиротехнические роты и батальоны. Такие же части инженерных войск имелись в центральном подчинении (резерв РГК). Крупнее полков (бригад) инженерных формирований в Советской Армии не было.

Офицерский состав готовился в трех военно-инженерных училищах (Калининградское, Тюменское, Каменец-Подольское) и военно-инженерной академии им.Куйбышева. Это позволило уже к середине шестидесятых годов укомплектовать полностью инженерные войска офицерами, имеющими специальное образование. С 1967 года была прекращена подготовка офицеров со средним образованием и с 1970 года в войска стали поступать командиры взводов с высшим образованием.

Однако к середине  семидесятых годов в связи с удорожанием строительства военных кораблей, с приданием все большего значения ракетным войскам стратегического назначения и увеличением расходов на них, необходимостью переоснащения танковых войск расходы на инженерные войска начинают урезаться. Многие инженерные части переводятся на сокращенный состав (кадрированные части), для которых предусматривается на военное время народно-хозяйственная техника. Штаты остальных частей пересматриваются в сторону уменьшения. Результат не замедлил сказаться с началом афганской войны.

Особая страница истории инженерных войск Советской Армии - афганская война. Противник очень быстро оценил, что в условиях подавляющего превосходства русских в авиации, артиллерии, бронетехники едва ли не единственным средством лишить советские войска возможности использовать свои преимущества является минная война. Следует отметить, что минную войну душманы развернули весьма широко. Советские войска стали нести потери в людях и технике. Ряд районов Афганистана из за массового минирования дорог, подрыва мостов и сложных горных участков дорог стали просто напросто недоступны.

Особенно успешно в инженерном отношении действовали отряды Ахмад-Шах Масуда, большинство командиров которого в свое время закончили советские военные академии. За почти десять лет войны он так и не пустил советские войска в Пянджшерскую долину. Им была создана превосходно оборудованная в инженерном отношении оборона на входе и в глубине ущелья (фугасы, минные поля, невзрывные заграждения, долговременные огневые сооружения, скрытая сеть дорог и путей, источники водоснабжения и маскировка по всем правилам военного искусства).

Советская же армия как и в 1904, 1914, 1941 годах оказалась не готова к решению задач инженерного обеспечения боя. Роль инженерных войск снова недооценивалась, количество инженерных подразделений и их численность, оснащение не соответствовали возникшим уже в момент вторжения задачам. Достаточно сказать, что командир 108 мсд перед вторжением в Афганистан вообще оставил инженерно-саперный батальон дивизии в пункте постоянной дислокации на территории СССР "охранять военный городок от разворовывания".

В первый период войны скорость движения колонн войск из-за минной опасности падала до 1-2 км/час. Средства поиска и обнаружения мин оказались непригодны для афганских условий. Пришлось срочно вспоминать и возрождать службу минно-розыскных собак. Дорожная и землеройная техника оказалась слишком тяжелой, громоздкой и незащищенной от огня противника. Остро не хватало взрывчатых веществ, на заводах технология производства колючей проволоки оказалась утраченной и начальник инж.войск Советской Армии лично ездил по полкам, отыскивая на войсковых складах мотки колючей проволоки, лопаты, кирки, черенки для лопат. (Автор этих строк в то время получил строгий выговор в приказе нач.инж.войск Уральского военного округа "…за невыполнение приказа об отправке в Афганистан 10 мотков колючей проволоки и 120 черенков к лопатам".)

В ходе войны в 40-й армии численность инженерных подразделений и частей выросла в восемь раз. Задачи инженерного обеспечения стали решаться более успешно. Разрешение войскам на применение мин для защиты блок-постов, для перекрытия путей душманских караванов, установка минных полей дистанционным способом на путях движения бандформирований быстро привело к значительному снижению их активности.

В ходе войны инженерные войска кроме минной и противоминной войны решали задачи восстановления дорог и мостов, добычи и очистки воды, оперативной и тактической маскировки. Однако нерешительность тогдашнего руководства страны, половинчатость принимаемых мер, попытки сэкономить средства и деньги за счет перенапряжения сил войск не позволяли в полной мере решать в том числе и задачи инженерного обеспечения боя, операции. Ряд улучшений, изобретений, разработок в инженерной области так и остались в единичных образцах, чертежах.

Последней задачей инженерного обеспечения, которую пришлось решать саперам в Афганистане было обеспечение отвода войск с занимаемых позиций и обеспечение марша через перевал Саланг на територию СССР. Несмотря на обещания душманов "устроить русским кровавую баню" они так и не решились приблизиться к советским колоннам, настолько плотно были закрыты минными заграждениями все подступы к основным трассам отхода советских войск.

С 1985 года для инженерных войск начинается период упадка. Резко сокращаются расходы на оборону вообще, и на инженерные войска в частности. Большой удар по численности инженерной техники нанесла Чернобыльская катастрофа. Хотя все заслуги по ликвидации последствий взрыва атомного реактора 26 апреля 1986 года приписываются войскам химической защиты, однако все работы по расчистке зоны вокруг реактора, удалению и захоронению радиоактивно-зараженных предметов, возведению саркофага выполнялись инженерной техникой. Она же использовалась для захоронения деревень, ферм, асфальтирования дорог, как в зоне заражения, так и для строительства новых подъездных путей. Инженерные войска обеспечивали переправу людей и техники через Днепр, Припять. Они же обеспечивали население и ликвидаторов чистой питьевой водой, электроэнергией во временных военных городках. Саперы установили несколько сот километров проволочных заборов вокруг тридцатикилометровой зоны. Расход техники был огромный, а пополнения не поступало.

С распадом и гибелью СССР в декабре 1991 года распадается и гибнет Советская Армия, а с нею и инженерные войска. История новой Российской армии только начинается. Начинается и история ее инженерных войск, которая, впрочем, является продолжением истории российского войска, уходящей в глубину веков.


Инженерные войска


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
монтажеэлектронную аппаратуру

Rambler's Top100 TopList