Анатомия армии

Гуманитарное разминирование
в бывшей Югославии
(Humanitarian mine clearing in former Yugoslavia)
Часть 2

© О.В.Валецкий
    (O.V.Valecky)

В этом плане один наш деминер, мой старый знакомый Антенна был подходящим человеком для подобных шуток, так как весил он килограмм 50 и не каждую противопехотную мину с таким весом можно привести в действие, ибо тут играла роль и толщина слоя грунта над ней, уплотнившегося со временем.

Так что иные мины, особенно вблизи рек вручную найти было вообще невозможно и я не разделял оптимизма многих беженцев. возвращавшихся в свои родные места относительно надежности проведенного разминирования. Один человек под Добоем, где мин было с избытком, понадеялся на бумагу, которую ему вручили и в которой свидетельствовалось, что его нива очищена. Он решил вспахать поле на тракторе и погиб от взрыва мины ПРОМ. razminir-ova-2-991.jpg (19688 bytes)

На фото: группа ПАЛЭ-Б Гражданской обороны Республики Сербской.

Впрочем, самое опасное для беженцев было не это, а то, что возвращаясь в свои очищенные даже от несуществующих мин села, в восстановленные на международные дотации дома, они не понимали, что в силу площадного разминирования фирмы очищали только заранее обозначенные, и, естественно, оплаченные дворы и дороги, а поля и леса никто чистить и не собирался.

Поэтому, с началом весенних полевых работ начинался сезон подрывов. Дабы обеспечить место полиции и вытащить мертвых (раненых, как правило местные жители вытаскивали своими силами) вызывались группы разминирования Гражданской обороны, так как другие фирмы с этим связываться не хотели из-за большой возни и отсутствия выгоды.

Так как я в 1999 году перешел в Гражданскую оборону, то мне пришлось с десяток раз выезжать на такие случаи, в которых помимо беженцев-возвращенцев погибали охотники, рыбаки и чабаны. Последние свои отары вообще пасли часто на минных полях.

В районе Сараево под селом Хреша я и мой земляк Борис, также как и я работавший в Гражданской обороне, узнавали о минах в разговорах с местными чабанами и различными ветеранами этих бывших боевых позиций больше, чем от инспекторов MAC и многочисленных проверяющих из нашей фирмы. В результате мы, обойдя все местные позиции вдоль на пару километров, а в глубину несколько сот метров, смогли собрать около сотни мин и найти несколько сотен неразорвавшихся боеприпасов.
А на участке, заданном нам для работы ничего кроме одного "тромблона" (винтовочной гранаты) наша группа не нашла, порубив совершенно напрасно елки. В принципе сам наш участок площадью в 10-12 тыс. кв.метров моглиrazminir-ova-2-1.jpg (9333 bytes) бы очистить за неделю.Треть участка, на котором находилась линия электропередач, находилась в тылу сербских траншей и мин там быть не могло, а на другой трети постоянно паслись овцы (т.е. и там если бы мины и были, то давно бы взорвались от овец.

На снимке: Напарник автора Веселин с найденным тромблоном (винтовочной гранатой) сараевского производства времен войны (фото автора).

Вообще, большую часть снятых мной мин я находил все как-то вне пределов участков, которые чистила наша группа, хотя найденные мной мины шли, в общем-то, в дело повышения показателей нашей группы.
Больше всего мин в одном месте я нашел у ограды сербской военной базы в Пале (в селении Яхоринский поток). Эта база находилась в глубоком тылу и никто во время войны на нее нападать не собирался. Однако местный офицер подполковник, будущий инспектор MAC установил  здесь сотни противопехотных нажимных мин ПМА-2, а предупреждающие таблички повесил на ограду.Так как сами мины были установлены перед оградой, то чтобы разобрать надпись на такой красной табличке,  требовалось сначала прогуляться по "паштетам" (нажимным минам).
Это и сделал наш тогдашний старший группы (из Гражданской обороны) Марко, взяв с собой Бориса, который однако не стал проявлять излишнего любопытства к надписям. Правда подрыва не произошло, так как химический взрыватель ПМА-2, а часто и сам заряд приходили в негодность от сырости и времени.

Это мы с Борисом и еще одним нашим деминером установили, занявшись откапыванием этих мин. Наше задание к тому времени было уже закончено и опять мы ничего, кроме десятка детонаторов и взрывателей из разбомбленного авиацией NATO склада не нашли, но деревьев порубили немало. Вне ограды же никто ничего разминировать не собирался, в том числе и тот офицер, что устанавливал эти мины в три ряда с промежутком в длину щупа. Но одно дело ставить мины, и совсем другое снимать. Было несколько неприятно в первый момент и мне и Борису, который привел меня сюда к табличке, обнаружить, что стоим мы в минном поле, хотя шли по протоптанной тропинке.
На этой тропинке, протоптанной местными лесорубами, мы нашли потом немало "паштетов" со сломанными нажимными звездочками и проткнутыми капсюлями-воспламенителями.

Впрочем, во всем есть хорошие стороны и нам удалось сплавить около сотни выкопанных нами мин менеджеру российской группы Альфа-Б по три марки за штуку (для обучения собак поиску мин).

В общем-то, без миноискателя или хотя бы ножа в такие экспедиции я предпочитал не отправляться, но куда большую роль играло знание языка. Местные, пусть и редкие жители неплохо ориентировались в минной обстановке и вне зависимости от нации и религии показывали места, где стоят мины, а то и отдавали такие мины, если они ими были сняты до нас.

Но опять так, и чересчур доверяться таким импровизациям было нельзя, и мой бывший командир группы из RONCO Драган, работая в MAC, остался без пальцев на ноге и получил тяжелое повреждение глаза от взрыва мины ПРОМ, а его напарник при попытке ее снять был убит.
Они тогда пошли за местным жителем, который вызвался показать ряд ПРОМов. Он тоже получил тяжелое ранение.

Мина ПРОМ вообще отличалась большой смертоносностью, а к тому же и долговечностью в силу того, что и взрыватель, и вышибной заряд находились в центре корпуса мины и были хорошо герметизированы. Сама мина могла срабатывать и как натяжная и как нажимная.
Стоит заметить, что нажатие на "звездочку" в верхней части взрывателя мины ПРОМ приводило в действие капсюль-воспламенитель, от которого начинал гореть пиротехнический замедлитель (1.5 секунды).Это давало жертве время сойти с глубоко закопанной мины, дабы последняя, вылетев под воздействием вышибного заряда, натянула проволоку и насадила детонатор на ударник.

В общем-то, все это, было весьма простой вещью, но как и прочие столь же простые вещи трудом доходило до многих руководителей разминирования. В этом я убедился тогда, когда в составе добойской группы Гражданской обороны был послан под Рогатицу на очередное спасение жертв "минного инцидента", а точнее, эвакуацию трупов.

В данном случае пострадали наши коллеги из сараевской группы (точнее группы Палэ-Б) во время эвакуации тел двух рыбаков. Эти рыбаки, когда пошел дождь, спрятались в туннеле на шедшей рядом с рекой Прачей полузаброшенной автодороге с покрытием из щебня (когда-то бывшей австро-венгерской железной дорогой).

Эта дорога, как и река, пресекала линию фронта под городом Горажде и естественно, была минирована обеими сторонами конфликта.Пара туннелей тоже были заминированы.

С мусульманской стороны многие мины установил серб, бывший майор ЮНА, оставшийся в мусульманской армии Боснии и Герцеговины, и при этом  случайно убитый мусульманином же  в конце войны, тогда как на его минах,тогда же в конце войны случайно погибло пару мусульманских беженцев из Жепы.

Потом по слухам в этих же туннелях погиб какой то мотоциклист чье тело так и не нашли. Сапер в силу особенности своей профессии имеет   способность убивать и после своей собственной смерти.

В тот раз эта способность опять показала себя,   причем когда рыбаки зашли в один туннель, и, как мы потом поняли, один из них сел недалеко от входа, на камень прямо среди "паштетов" (ПМА-2), закопанных в щебне.
Второй пошел дальше, и возможно, повернув назад, наступил на ПРОМ. Естественно, он погиб на месте, а первый, получивший свою порцию осколков,   прополз к выходу немного и тоже умер.
Тот, от которого сработала мина, упал на еще одну мину, точнее, закрыл ее своим телом.

Когда вызвали сараевскую группу, в которой тогда был Борис, то никто не позаботился не то что бы довести их до места происшествия, но даже не связался с мусульманской группой из Гражданской обороны из Горажде, которые знали местонахождение туннеля и даже дошли до него, но были приказом сверху возвращены назад.

Сараевская группа, проплутав по мелководной реке Праче, наконец, нашла туннель и Борис, при помощи будущего командира группы Марко, светившего фонарем, проделал по центру туннеля проход, шириной в метр до тел рыбаков.
Слева они увидели одну мину ПРОМ, но находившийся при каждой группе,"супервизор" (здесь это был Бырко) и командир группы Божо Влашки были против снятия этой мины, а два снятых слева из неочищенного пространства "паштета" были записаны, как якобы "найденные в линии".

Это было не так, ибо мусульмане во время войны должны были себе оставить проход, да и рыбаки как-то прошли в туннель.
Поэтому с самого начала положение двух найденных РМА 2 у Драгана, моего добойского командира группы, вызвало недоумение.

Первого рыбака ребята из сараевской группы вытащили на руках. Божо, бывший до этого деминером, Бырко с полицейским, заведовавшим работой с минно-взывными устройствами Небойшой Фуртулой (второй полицейский остался недалеко от входа в туннель) и находившийся тут же представитель германской компании HELP (контролировавшей Гражданскую оборону от лица Евросообщества) швед Бенгдт Олфсон (офицер инженерных войск шведской армии) согласились, что негуманно вытаскивать мертвого человека веревкой за ногу.
Когда стали поднимать труп рыбака, то ПРОМ, которой был, вероятно между рукой и телом погибшего рыбака, взорвался, убив Божу и Небойшу, перекладывавших тело на плащ-палатку, а заодно и Бенгдта, присевшего рядом со своим фотоаппаратом. Водитель Войо, стоявший чуть дальше, отделался тяжелым ранением, после которого остался инвалидом.
Он хотя и получил страховку Лойда, но от своей державы, в которой он был государственным служащим, пенсии добиться не смог.

Бырко же повезло, он в этот момент пошел к Борису и Марко, отдыхавшим у входа в туннель, дабы привлечь их к выносу тел, от чего Борис, в несколько грубой форме отказался.

После взрыва началась суматоха и члены группы Борис, Марко, Бырко, Сержан, Давор, Дадо (Малац) и Мики вместе с медсестрой Миляной пронесли пару сотен метров раненого Войо по реке и затем джипом довезли до больницы.
Начался тут большой шум и посыпались заявления в прессу о "паучьих сетях" ПРОМов в туннеле, о минах-сюрпризах.

Однако когда к середине дня мы прибыли в Рогатицу, то оказалось, что в туннель никто еще даже не заходил. Многочисленные начальники и их приближенные ругались между собой в местном ресторане, выдвигая всевозможные планы, вплоть до вызова вертолетов, хотя смысла куда-то спешить, не было, ибо в туннеле оставались лишь четверо мертвецов (первого рыбака ребята унесли из туннеля еще до взрыва).
В это время прибыла еще одна группа из Баня-Луки, и только тогда уже вспомнили о нас.

К туннелю мы двинулись джипами колонной за машиной с директором согласно его приказу с дистанцией между нами в 50 метров (видимо директор фильмов о войне насмотрелся) по шоссейной проезжей дороге.

Когда мы прибыли к заданной точке, откуда надо было двигаться уже по воде и где должны были остаться наши машины, то оказалось, что дальнейший путь нам предстоит проделать без начальства и даже без резиновых сапог. Мы-то не знали, что идти придется по руслу реки, а начальство об этом подумать, как-то не успело.

В конце концов, взвалив на плечи мешки (на рюкзаки у нашей компании денег не хватало, не то, что на обеды в ресторанах), по колено, и по пояс в холодной воде мы отправились за Бырко, единственным человеком из сараевской группы, ожидавшим нас.

Группа из Бани-Луки осталась в резерве, но доктора своего они нам выделили, так как нашу медсестру Даниэлу по речке гнать мы не хотели. Сначала мы вообще хотели вытащить мертвых веревкой но, в конце концов нам было приказано чистить весь туннель подряд.
Первоначально работали я и мой напарник Обрен, и пока один работал, другой держал фонарь. Прожектор, который мы просили, так никто и не прислал, хотя и давали многочисленные обещания. Впрочем, для Боснии и Герцеговины это норма поведения. Потом в работу включились с правой стороны Чалэ, Йово, а потом и Бобо.

Мы с Обреном порядочно продвинулись вперед, сняв с десяток "паштетов" и один ПРОМ. Работать приходилось руками, так как в крупном щебне щуп, да и нож тоже были бесполезны, а миноискатели на железных дорогах, даже бывших, использовать невозможно (хотя это нередко можно видеть на фотографиях).
Рукавицы наши были не слишком высокого качества, а лучше наши снабженцы на базе найти не могли. Пальцы мы сильно исцарапали, но самое неприятное было то, что по всей щебенке было много крови, кусков мяса и мозгов.

Наконец мы дошли до тел, обошли их, и с помощью каната, протянутого далеко за выход из туннеля, протянули каждое тело на уже полностью очищенный нами участок туннеля.

Потом погрузили их на носилки, а дальше Митар, Белий и Далибор сплавили их по реке на надувной лодке. Никто из наших "шефов" не обременял нас своим присутствием, в отличие от обычных дней, когда они любили повисеть над душой, особенно из сараевской группы, куда меня дернуло податься потом, и работали мы без шлемов и бронежилетов.

Единственные, кто появились здесь, были главный менеджер HELP в Боснии и Герцеговине англичанин Питер Сатсклиф и хозяин HELP немец Франц Ниерветберг. Они не побрезговали без резиновых сапог (к этому моменту сапог так никто и не доставил) прийти по воде и посмотреть нашу работу.
Правда, переводчик Питера Миро что-то занервничал и потребовал, чтобы мы не ходили по уже очищенной местности, пока он переводил Питеру и Францу наши умозаключения. Но последние вели себя спокойно.

Все остальное было уже мелочью, разве что я, пройдя до входа во второй туннель, в паре десятков метров от туннеля, где мы работали, нашел там мину ПМА-2. Захватив ее с собой, я увеличил число найденных нами мин до где-то 20 штук, так как Чалэ, Йово и Бобо тоже нашли у правой стенки туннеля мины, которые, как мы поняли, были установлены зигзагом в один ряд у каждой стенки.

Шум тогда поднялся в газетах большой, а отец погибшего Небойши подал в суд на HELP, хотя по договору между HELP и Гражданской обороной, ответственной за проведение работ, несло руководство Гражданской обороны и отвечало тем самым за все несчастные случаи.
В конечном итоге виноватым сделали Бырко. Прибывшая инспекция MAC, на которую я был приглашен единственным деминером, ничего не решила.

Я вместе с нашим командиром группы Драганом, сопроводив ее, вместе с международными специалистами, еще немного очистил пространство до воронки, оставшейся на месте взрыва ПРОМа.
Дабы людям служба медом не казалась, тем более что из-за них пришлось таскать на голове шлем я вытащил из еще не очищенного пространства мину ПМА-2, показал ее проверяющим, отважно ждавшим у входа в туннель. Определенный психологический эффект был достигнут. Правда, мы с Драганом хоть и надели бронежилеты и шлемы, но работали рядом, так как кто-то должен был светить мне фонарем.

Один из наших шефов сказал, что "нет таких денег, которыми можно было бы вас вознаградить", и действительно, ни денег, ни наград мы так и не получили.

Когда же через два года в добойской группе, которую я уже тогда покинул, вспыхнуло возмущение в связи с тем, что нам, возвратившимся из отпусков, выплатили из положенных 500 марок отпускных всего 196 (вы же, мол, не работали во время отпуска), то наиболее активных зачинщиков Белого, Йово, Далибора и Бобо по услужливому предложению наших "спецов" третий по счету директор (предыдущих сменили в связи с обвинениями в растратах и непрофессиональном руководстве) без громких слов просто выгнал с работы.

Так что разминирование опасно не только из-за мин, но и из-за коллег, особенно из канцелярий и люди тут держатся за работу из жизненной необходимости, а не "по долгу службы миру" или "заботы о благе общества". Впрочем, страховка, кто бы что ни говорил, играла большую роль и двести двадцать тысяч марок, выплачиваемых по смерти деминера в Гражданской обороне (до двухсот восьмидесяти тысяч по полной инвалидности, причем была шкала расценок) сильно влияли на настроения людей.

Однако и это Гражданская оборона нам сократила с отходом от дела HELP, чтобы сэкономить деньги Евросообщества для собственных нужд, уменьшением страховки более чем в два раза.
Но и это было еще терпимо по сравнению с коммерческими фирмами, где страховка едва достигала 60 тысяч, а деминеры, что снимали мины на основе личных договоров с какими-то частными предприятиями и вовсе оказывались без страховки.

Так, около той же Рогатицы я, уже в составе сараевской группы, оказался на месте еще одного инцидента, обеспечивая место для работы полиции. Тут подорвался на ПРОМе один местный серб, работавший в интересах какого-то лесхоза. Он остался без ноги и руки, причем всего в десятке метров от места, где во время войны в этом же ряде ПРОМов подорвался ветеран Афганистана подполковник Сливный, сапер из украинского миротворческого контингента.

В деле ручного разминирования даже высокий   профессионализм не является гарантией успеха, ибо слишком много факторов, влияющих на человека и его психику, не могут быть проконтролированы.
На курсах, конечно, говорится, что, мол, если деминер себя плохо чувствует, то ему лучше не работать. На деле же деминер вынужден работать в условиях постоянного психологического давления со всех сторон, не имея никакой уверенности, что завтра его фирму не закроют или что его самого не уволят.

То, что международные средства являлись гуманитарной помощью, местную власть не волновало. Она наоборот, волновалась, как бы побольше этих денег себе в карман положить, и поэтому разминированию в Боснии и Герцеговине не видно конца и края.

Все это, конечно, политика, но бесконечные склоки, интриги и крючкотворство в работе непосредственно влияли на деминера. Если еще его начальство устраивает психоз, высматривая в его работе мелкие незначительные нарушения всех этих идиотских СОПов, а само не понимает ни сути работы, ни элементарных технических вещей, то никакого улучшения разминирования быть, не может.

В Боснии и Герцеговине погибло не так много людей на разминировании, вероятно около 70-80, в том числе несколько иностранцев, но и самих людей, работавших на разминировании, не так было и много, может тысяча. А результативность их работы была низка и если оно продолжится ручным допотопным методом, а, похоже, и продолжается, то финансовая помощь прекратится.
Ждать этого недолго и тогда все это здание со всеми бюрократами развалится, а люди разойдутся кто куда, в том числе и в иностранные агентства, в зависимости, конечно, от интеллекта и профессионализма, не столь уж повсеместно распространенных в этой среде.

Таким образом, большие деньги оказались пущенными на ветер, а там, глядишь, новая война начнется и опять мины пойдут в ход (в духе природного круговорота), ибо оружие это высокоэффективное даже в самых старых образцах. Сапер должен уметь работать со всеми видами боеприпасов и вопрос мин нельзя выделять тут,как одну отдельную пробпему.

Мины это такие же боеприпасы, как и артиллерийские снаряды, ручные и винтовочные гранаты, авиабомбы, неуправляемые и управляемые ракеты, минометные мины и гранаты противотанковых гранатометов.

В той же Боснии и Герцеговине в некоторых “минных полях” куда больше находилось подобных невзорвавшихся боеприпасов чем мин, а то мин и вообще там не оказывалось.
Такие поля можно было встретить не только в местах ожесточенных боев или там где линии фронта долго не менялись, но и там где склады боеприпасов (как правило, сербские) подвергались авиаударам (как правило, сил НАТО).

Так,  мне пришлось встречать боеприпасы, разбросанные по земле (а нередко и уже занесенные землей) в районах разбомбленных НАТО сербских складов казармы “Яхоринский поток”(Пале) и полевых складов сербской артиллерии под селом Хреша.

razminir-ova-2-3.jpg (6675 bytes)Следует так же представить ситуацию на войне, когда после налета неприятельской авиации позиции войск окажутся засыпанными боеприпасами - касетными минами и невзорвавшимися суббоеприпасами (боевыми поражающими   элементами).

На рисунке: американская кассетная авиабомба CBU-87/B (CBU-87/B Combined Effects Munitions CEM) снаряжаемая боевыми поражающими элементами BLU-97/B(A/B,B/B) .razminir-ova-2-4.gif (5499 bytes) (http://www.fas.org).

На рисунке справа суббоеприпасы  BLU-97/B(A/B,B/B) , которыми снаряжается бомба CBU-87/B.

Вряд ли удовлетворит командующего войсками ответ саперов что они подобные боеприпасы не изучали.
Это тем более недопустимо в горно-лесистой местности если  какая нибудь разведгруппа нарвется  на подобное препятствие или окажется накрытой кассетными минами.

Вряд ли окажется возможным в такой ситуации способ уничтожения мин на месте обнаружения, если где-то рядом противник, разыскивающий эту разведгруппу.

Думаю поэтому, что было бы полезно сделать короткий обзор современных кассетных боеприпасов, дабы в подготовке различных спецназов стали  побольше учитывать развитие подобных боеприпасов,  для борьбы с которыми знание приемов рукопашного боя вряд ли пригодится.

Кассетные боеприпасы понятие достаточно условное.

Советские противотанковые кумулятивные авиабомбы ПТАБ-1, разработанные еще в годы Второй Мировой войны, использовались и поодиночно и в гроздьях,  и лишь позднее ими стали наполнятся авиационные контейнеры (серии РБК).

Французская бетонобойная авиабомба “Durandal”( весом 210 кг.) используется поодиночно и в гроздьях, а позднее в США,  где она производилась под обозначением BLU 107 (Bomb Live Unit),   ею стали наполнять кассетные контейнеры DAACM.

Так же и авиабомбы объемного взрыва (FUEL) BLU 73 и BLU 76 razminir-ova-2-5.jpg (8743 bytes)использовались и поодиночно и в кассетных отбрасываемых контейнерах CBU 55/B (для дозвуковых самолетов) CBU 72/B (для сверхзвуковых самолетов) (Cluster Bomb Unit).

На снимке: деминеры компании STOP Mines на задании по чистке от касетных боеприпасов (BLU/97, Mk1(BL 755))и авиобомб аэродрома под городм Ниш(Сербия).Слева автор снимка Далибор Маркович (Малац) бывший деминер группы”Палэ-Б” Гражданской обороны РС.

Кассетные боеприпасы можно весьма условно классифицировать согласно применению на суббоеприпасы и мины,  и согласно наведению на неуправляемые и самонаводящиеся.

Эта классификация весьма условна, т.е.   схожие по устройству и форме(они ,как и еще ряд таких боеприпасов, имея форму бейсбольного мяча, нередко так и зовутся “baseball-munitions”) кассетные боеприпасы BLU 63/B и BLU 42/B имеют различное примениние.
Первый боеприпас суббоеприпас мгновенного действия, второй- натяжная выпрыгивающая осколочная мина.

Суббоеприпасы M43 и M36 при ударе о землю не взрываются,  а подобно выпрыгивающей осколочной мине выбрасывают “baseball” боевой убойный элемент в воздух где он взрывается на высоте 2-3 метра.

Схожий “baseball” боевой убойный элемент содержится как в кассетной razminir-ova-2-6.jpg (6120 bytes)натяжной выпрыгивающей осколочной мине ADAM (M67 и M72),так и в натяжно/нажимной выпрыгивающей осколочной мине M26 ручной установки.

Следует заметить, что в американской армии также используется мина PDB М86 (Pursuit-Deternet Munition (PDB) M86), созданная на базе мины М67 системы ADAM, но устанавливается вручную (простой бросок как ручной гранаты на планируемое для установки место с извлечением предохранителя).

На снимке:разрез мины PDB М86 (foto of Colin Cing)

Приняты на вооружение универсальные малогабаритные мины SLAM (M2, M4razminir-ova-2-7.jpg (4774 bytes) Selectable Lightweight Attack Munition (SLAM)), которые можно использовать как мины: противотранспортные (противоднищевые или противобортовые),  объектные  мины с замедлением или просто в качестве подрывного заряда.

На снимке справа:  боеприпас SLAM (foto of Colin Cing)

Она имеет два датчика цели магнитный (когда используется как противотранспортная противоднищевая) и инфракрасный (когда используется как противобортовая). Причем инфракрасный датчик пассивный, регистрирующий тепловое излучение цели. Поражение цели основано на принципе кумулятивного эффекта, когда она работает как противоднищевая, или ударного ядра (Miznay-Shardin effekt), когда используется во всех остальных вариантах. Ударное ядро развивается из металлической облкадки кумулятивной выемки на уделении более 1-2 метров от центра взрыва.

Ударное ядро само по себе уже  не является кумулятивным эффектом, хотя и возникает из него

. Этот вопрос терминов довольно важен, ибо его незнание может породить трагические ошибки, вызывваемые лихачеством иных общевойсковых командиров.

Ударное ядро представляет большую опасность для бронесредств даже на значительном удалении так как действует не кумулятивной струей а неким   поражающим элементом, условно и названным "ударное ядро", физика которого к настоящему времени до конца не извесмтна.

Для создания кумулятивного эффекта металлическое покрытие (толщиной в 1-2 мм.) кумулятивной полости не играет ключевой роли и такая полость создаст кумулятивную струю и без нее, например при ее ручном изготовлении из пластита. Дальность действия (то есть место наибольшей концентрации) кумулятивной струи приблизительно равно диаметру кумулятивной полости. Лишь на таком расстоянии постигается прожигание брони (согласно формуле Покровского толщина пробиваемой брони в миллиметрах равна тройному корню веса ВВ (эквивалент тротила в граммах) помноженного на 20. Это расстояние исчисляется от нескольких сантиметров (у бронебойных кумулятивных снарядов) до нескольких  десятков сантиметров у ракетных снарядов  и противотанковых управляемых ракет.

Создание же ударного ядра невозможно без металлической (медной) обкладки кумулятивной выемки  (толщиной до 4-5 мм) который и служит для пробивания брони на расстояниях от метра до нескольких десятков метров.

Ударное ядро применяется в противотанковых противоднищевых минах со штыревыми, магнитными или сейсмо-магнитными взрывателями: у более легких с весом ВВ 1,5-4 кг эффективная дальность полета ударного ядра  может достигать 1-2 метра (SB-MV/T, SB-MV/1, VS-HCT, VS-HCT 2, VS-HCT 4(Италия), HPD 1, HPD 2, HPD 2А, HPD 3(Франция), FFV 028/DM 31(Швеция/Германия), PM 87, Pz Mi 83, Pz Mi 85, Pz Mi 88(данная мина имеет специфичесский акустико-магнитный взрыватель) (Австрия)) от 5 до 50 метров  у более тяжелых с весом ВВ 5-8 кг (ТМРП 6 и ТМРП 7 (Югославия),ТМ 89 (СССР), М 21(США), PT Mi-U (Чехословакия)).

Понятие "ударное ядро" или как его принято обозначать на Западе "Mizany-Shardin effekt" (в служебной документации армии США  как "Explosive-formed penetrating (EFP") введено сравнительно недавно и в восьмидесятые годы часто смешивалось с понятием "кумулятивный эффект", т.к. ударное ядро является частью, продолжением кумулятивного эффекта. Действие же    ударного ядра и  кумулятивного эффекта по цели (бронеобъету)  глубоко различаются и поэтому необходимо разделить эти два термина, дабы не возникало ошибок, иногда трагических, в расчетах эффективности инженерных боеприпасов с ударным ядром.
Если поражающее действие кумулятивного эффекта в первую очередь основано на прожигании брони взрывными газами, то поражающее действие ударного ядра основано на пробивании брони металлическим стержнем, образовашимся из металлического диска в момент взрыва боеприпаса.

Данный эффект, официально введен в американском уставе FM 20-32 где он еще обозначается сокращенно M-S plate (plate disk) или M-S warhead (боеголовка). Так, например, согласно  FM 20-32 (глава 3, рис. 3-3) в противоднищевых кассетных минах BLU 91/B  с магнитным взрывателем имеется два диска (M-S plate) между которыми находится заряд ВВ (вес заряда 1.3 фунта или 584гр., тип ВВ - гексолит (Composition B).
M-S эффект, согласно главе 1 (стр.8) рассматривается как K-Kill (Catastrophic) действие в отличие от M-Kill (Mobility) действия фугасных противотанковых мин. Пример - противотанковая мина М 21 ( Приложение А стр. А 18 (заряд 4.9 кг. Composition H6 (45% гексогена, 30% аллюминия, 21% пластификатора)) со штыревым взрывателем  М-607 (разработан и нажимной пневматический М 612) обладает более мощным действием по днищу танка нежели мина М 19 фугасного действия с зарядом 9.53 кг.  гексолита (Composition B), т.е. смеси гексогена и тротила, которая может применяться со штыревым взрывателем.

Согласно наиболее авторитетному на Западе изданию Jane Guide Mines (информационного концерна Jane) M-S эффект используется в таких противотанковых противоднищевых минах, как PT-Mi-U (Чехословакия) со стержневым взрывателем, противотанковая противоднищевая мина ТМРП-6 (б.Югославия) со штыревым взрывателем и противотанковая противоднищевая мина ТМРП-7 (б.Югославия) с магнитным взрывателем, противотанковая противоднищевая мина AT-2(Германия ) со штыревым взрывателем взрывателем.

В испытаниях, проведенных Lowrence Livermore National Laboratory (http://www.llnl.gov/) (статья Владо Радича в журнале "Войнотехнички Гласник" №6-2001г. Белград)  с помощью компьютерной программы DYNA3D, дающей трехмерное изображение и используя как образец,  как раз кассетную противоднищевую мину (тип не указан), получили на расстоянии от 300 до 500 мм. от брони изображение сформировавшегося ударного ядра (действие ударного ядра проявляется и  при его незаконченном формировании).

           razminir-ova-2-993.gif (8815 bytes)

На схеме справа показано сформировавшееся ударное ядро, слева преобразование диска по периодам в наносекундах.

Наибольшей дальности ( до сотни метров ) ударное ядро достигает у противотанковых противобортовых и у противовертолетных мин с весом заряда от 5 до 25 кг с обрывными, акустическими или ИК датчиками либо дистанционно управляемых(ТМ 83(СССР), AVM 100, AVM 195, ATM 6,  ATMrazminir-ova-2-8.jpg (5248 bytes) 7, SMI 21/11C, SMI 21/3C, SMI 22/7C(Австрия), PT Mi-K(Чехословакия) ,MIACAH F1(Франция,в Британии она имеет обозначение L14 а в Голландии NR29), Mi AP ED1(Франция), FFV 016, FFV 018(Швеция), IHM(ЮАР), ATM-L-84, KVKM 73, KVKM 81(Финляндия)) .

На снимке:противотанковая противобортовая мина с обрывными или натяжными датчиками либо дистанционно управляемая   PT Mi-K (Чехословакия) Вес 10.1 кг.(заряд ВВ 8,5 кг гексолита).Дальность действия 30 метров. (фото Colin King).

Однако куда большую опасность представляют кассетные противотанковые противоднищевые мины со сейсмо-магнитными или магнитными взрывателями,с зарядами 0,5-1 кг ВВ (BLU 91/B(GATOR/Volcano , M70/73(RAAM/RADAM), M 75(GEMSS/Flipper)M 76(MOPMS)(США), SATM, PT Mi-D 1, PT Mi-D(Чехословакия), Mi AS DISP(Франция), AT 2(Германия).

Они, в силу  того, что на сравнительно небольшом участке местности их оказывается много,  требуют использования при разминировании средств дистанционного разминирования либо машин с ножевыми отвалами. Наипоказательный пример действия ударного ядра представляют самонаводящиеся суббоеприпасы SKEET, SADARM(США), SMART(Германия), BONUS (Швеция), поражающие бронецели в верхнюю часть с высоты в несколько десятков метров, на которой и происходит образование ударного ядра, после команды ИК сенсоров.

razminir-ova-2-9.jpg (11021 bytes)

На схеме:принцип действия самонаводящегося суббоеприпаса SKEET (http://www.fas.org).

Что же касается использования кумулятивного эффекта,  то он применяется в суббоеприпасах,   требующих контакта взрывателя с целью (неуправляемые суббоеприпасы кумулятивно-осколочного действия Mk 118, BLUrazminir-ova-2-91.gif (8230 bytes) 77,BLU 97, M42,   M46, М 77(США), Mk 1(Великобритания)Rh2, Kb 44(Германия) , ПТАБ(СССР), PM 1(Чили), “BANTAM”(Израиль), КБ 2(Югославия) и в самонаводящихся (акустический сенсор) суббоеприпасах BAT(США)).

На рисунке: суббоеприпас кумулятивно-осколочного действия М 77 DPICM (http://globalsecurity.org).

Нет возможности в этой статье охватить, даже вкратце, все данные вопросы, и этим я бы вышел за рамки данной статьи, и потому я изложу ее в следующих:
"Кассетные боеприпасы и средства их установки, и их влияние на организацию и тактику танковых и механизированных сил",
" Применение инженерных боеприпасов действующих ударным ядром (Miznay-Shardin effekt) и вопросы улучшения защиты бронетехники",
"Вопросы преодоления минновзрывных заграждений и борьба с минновзрывными засадами на основе опыта югославской войны".

Очевидно что большое количество неразорвавшихся кассетных боеприпасов усеет землю в будущих войнах, впрочем ставших настоящим в Югославии 1999, Афганистане 2002-2003 и в Ираке 2003 и рекламируемая в американском уставе FM 20-32 вероятность того, что из кассетных мин окажется несработавших 0.5%,  на практике оказалась куда большей.К тому же из кассетных боевых элементов процент несработки достигал 10-20%.

Саперу, в идеале необходимо знание всех без исключения боеприпасов. Ведь встречавшиеся в бывшей Югославии неразорвавшиеся суббоеприпасы британского производства Mk1(бывшие на вооружение и ВВС ЮНА) и американского производства BLU 97(A/B и B/B) были подчас опаснее мин, ибо их пьезоэлектрический взрыватель  годами   способен вырабатывать ток для приведения в действие детонатора.

Схожую опасность представляют  и артиллерийские боеприпасы с пьезоэлементами во взрывателях, как например гранаты (ракетные снаряды) югославского гранатомета М 79 "Оса"(90 мм,вес 3,5 кг) и М80"Золя"(64мм,вес 3,1кг.с контейнером), управляемые ракеты (ракетные снаряды) ПТРК "Малютка",кумулятивные снаряды калибров 125 мм (КОП М 88со взрывателем УТ-Пе М87) ,100 мм. (М 69) и 122 мм. (М 88 со взрывателем М 87).

Очевидно, что как в мирных, так и в боевых условиях саперам придется иметь дело с разнообразными боеприпасами производств разных стран мира. Поэтому профессии сапера надо уделять больше внимания, нежели это делается ныне, а в той же армии саперные подразделения необходимо вывести из состава инженерно-строительных формирований. 

В той же Боснии и Герцеговине,  где были дислоцированы войсковые контингенты нескольких десятков стран, мира приходилось убеждаться в больших недостатках в постановке  саперного дела в войсках.

Цифры обезвреженных контингентами IFOR/SFOR боеприпасов не дают реальной картины, хотя нельзя отрицать труда саперов этих контингентов, не раз рисковавших и порою несших потери.  Все же знания местных условий и местных боеприпасов им не хватало, кроме того,  отрицательную роль играли частые смены личного состава, незнание   ими местного языка (одно из основных условий успешной работы в инонациональной среде), перемены мест дислокаций различных контингентов, отсутствие свободы инициативы, да и просто отсутствие у многих из них морального стимула в такой работе.

Потому одни (те что побогаче) контингенты IFOR/SFOR просто нанимали местных саперов, и то в случаях крайней необходимости, а другие предпочитали вообще не братся за работу с боеприпасами.

Правда в силу “долга службы” всем контингентам приходилось участвовать в проводимых командованием IFOR/SFOR раз или пару раз в год операциях “Hurvest”(“Жатва”)по сбору и по изъятию оружия и боеприпасов в местной среде.          

 Но и в данном вопросе “сфоровцы” больше полагались на помощь, в особености информацией, местного населения. Благодаря этой,отнюдь небескорыстной помощи они и могли по сербским селам найти, к примеру танк (Босанская Краина) или несколько тонн оружия, в том числе ПЗРК “Стрела- 2” (на Озрене) или “случайно” обнаружить недалеко от мусульманской Тузлы сотню ручных и винтовочных гранат кем-то “забытых” в придорожной канаве.

Иногда это могло привести и к несчастным случаем, как например под Зворником,  где ребенок лет 11-12 из числа мусульманских возвращенцев, собирая боеприпасы для американцев, подорвался в своем складе.

Впрочем,  российский контингент IFOR/SFOR не слишком утруждал себя участием в операциях “Hurvest” и долго делил последние места, прежде всего со своими турецкими колегами.

В принципе операции “Hurvest”не были столь уж благодетельны для Боснии и Герцеговины как это представлялось “международным сообществом”,   ибо пока Босния и Герцеговина “разоружалась”,  соседние Косово и Метохия,   и Санжак весьма активно “вооружались” усилиями тамошних экстремистских мусульманских и албанских организаций при активной помощи исламских фундаменталистов.

Но служба есть служба и когда командующему американского сектора (штаб в Тузле),в состав которого входил российский контингент (штаб в Углевике),  надоело отлынивание от работы своих российских подчиненных,  то последним не помогло испытаное средство, совместное с “америкосами” застолье.
Пришлось тогда российским “особистам” и саперам под общим командованим замкомбрига Андрея Р.(российский контингент несмотря на многочисленные сокращения,  доведших его численость до 350 человек оставался ло штату бригадой) по всем возможным каналам “вытаскивать” из местных властей и населения нужное количество оружия и боеприпасов.
Мы местные “руси”оказали им посильную помощь и, как бы то ни было,  наш скромный вклад помог российскому контингенту неожиданно для всех занять первое место во всем IFOR/SFOR, вызвав зависть всех своих коллег.

Не касаясь деталей этой операции, в которой приходилось рисковать не только при сборе боеприпасов (иные из которых не имели при сдаче и предохранителей), но и при употреблении местых алкогольных напитков (“устаканивая” дело), стоит заметить что был очевидны в “саперном деле” все те недостатки,   что были характерны для других контингентов и оснований для через чур большого оптимизма в отношении состояния дел в российской армии нет, и не только в отношении саперного дела.

Можно лишь заметить что одного саперного взвода и группы военных наблюдателей явно не хватало, как и знаний личного состава в отношении местных боеприпасов и порядка их применения.

Всвязи с этим следует признать необходимость зания  всем личным составом основных принципов работы боеприпасов, как например знания того,  что современные артилерийские снаряды взводится при вылете из ствола под воздействием силы инерции,  и следы прохода через ствол остаются на снаряде, а схожим образом взводятся  и надкалиберные гранаты (ракетные снаряды) (вес2,4 кг) югославского гранатомета М 57(44 мм).

Незнание подобного принципа порождало иногда ненужные страхи, но куда более тяжелые последствия могло принести (и приносило) незнание принципа устройства и действия боеприпасов с сердечником из обедненого урана,  применявшихся авиацией НАТО для ударов по сербам в Республике Сербской (В 1995г. прежде всего по районам Хаджычи-Сербское Сараево(“Ремонтный завод”), Хан-Пиеска (“Главный штаб” и казарма Войска Республики Сербской), Добоя) и в Югославии(в 1999г. прежде всего по районам Вранье, Буяновца и Прешево, а так же по razminir-ova-2-93.jpg (2280 bytes)югославским войскам действовашим в Косово и Метохии (прежде всего по районам Джаковицы) ).

В Боснии и Герцеговине изучению последствий применения данных боеприпасов внимания долгое время не уделялось,что, исходя из вышеизложенного, понятно, но в Югославии были зафиксированны случаи заболеваний лиц,   переживших удары с воздуха, причем командования НАТО и американских ВВС, естественно не нашли времени сообщить югославской стороне когда их авиация применяла боеприпасы с обедненым ураном.

Международные органы власти на Косово и Метохии,  действовавшие от имени ООН, вообще отвергли “существенную опасность” последствий применения данных боеприпасов.

На снимке:30 мм снаряд с сердечником из обедненного урана PGU 14/B(США) (http://globalsecurity.org).

Впрочем что писать об обедненом уране,  когда малоизученными оставались даже ручные и винтовочные гранаты местного производства, тем более,  что и во время войны тяжело было найти в войсках Наставление по боеприпасам,  изданное еще бывшей ЮНА,  и многие солдаты и офицеры не знали особеностей их конструкции.

Как следствие тромблоны (надкалиберные винтовочные гранаты) могли выстреливатся не только без снятия предохранителя и откручивания защитной крышки,что еще было терпимо, но и с использованием боевого патрона, что приводило нередко к разрыву осколочного тромблона прямо на стволе.
Между тем ничего сложного в конструкции тромблонов не было. Взводились они силою инерции в воздухе и взрыватель был головной у осколочного тромблона(вес 500 гр.вес ВВ 60 гр.флегматизированого гексогена), причем М 60 не имел предохранителя, а только защитную крышку, а М 70П1 имел и предохранитель и защитную крышку, а донный у кумулятивного М 60(вес 600 гр.вес ВВ 240 гр.флегматизированого гексогена), дымового М 62(вес 480 гр.вес дымовой смеси 200 гр.) и осветительного М 62(вес 450 гр.вес осветительной смеси 100 гр.).
Учебный М 68(с корпусом из белой плстики) в предохранителе, естественно не нуждался.

Не сложно было разобратся и в отношении ручных гранат. В бывшей Югославии имелось два варианта металического корпуса (изнутри нарезанный,толщиной 6 мм) оборонительной гранаты зеленого цвета весом от 490 до 580 грам с зарядом тротила(100 гр.).

Первая модификация М 50 имела корпус сваренный из двух половинок,а вторая М 52 цельный корпус. Эти модификации имели взрыватели времен Первой Мировой войны с ударным капсюлем, который надлежало ударить о твердый предмет и немедлено бросить гранату.

Такой же взрыватель (но с улучшенной воспламенительной смесью и с транспортным подковообразным предохранителем) был у модификаций М 50 Р и М 52 Р и у М 50 П1 и М 52 П1(с пиротехническими элементами обьединенными в одной гильзе и вероятно она и использовалась главным образом в войне из всех этих модификаций),   и довольно неприятно было во время войны бросать такую гранату, тем более в ходе боя.

Первые две гранаты, надо признатся,  у меня не взорвались, но остальные пошли как “по маслу”. Больше мне понравились модификации(естественно во время войны я их еще не знал по обозначениям) М 50 П2 и М 52 П2 с вытяжным клипом, клинившим подпружиненный ударник, хотя шипела она (из за выхода газов наружу) еще похлеще первой,  и иногда называлась в справочниках как М-69.

Модификации М 50 П3 и М 52 П3 имели уже привычный взрыватель с предохранительным кольцом и рычагом.

В данном случае взрыватель(типа “Бушон”) имел наружный подпружиненный ударник,  оттянутый в сторону и удержеваемый рычагом,  и этот же взрыватель имели наступательная ручная граната М 75(пластиковый корпус черного цвета,  в который были залито 3000 razminir-ova-2-94.gif (6928 bytes)металических шариков. Масса 350 грам, вес заряда 35 гр.(пластит), химические(со слезоточивым газом CS) гранаты М 79 АФ1(сферической формы) и М 79 АГ1(цилиндрической формы).

Что касается противотанковых гранат,  то это были либо прямые копии гранат советской разработки (РПГ-6, РПГ-43)либо их модификации (М 79 модификация РКГ-3).

На схеме: образец югославской ручной гранаты М-69 (Раденко Димитриевич.“ Ручные гранаты” ).

Имевшиеся в производстве новые разработки  освоенны не были, но местное население и так запаслось в большом ручными гранатами для применения их, чтобы  отмечать праздники, глушить рыбу или выяснить отношения.

Таким образом,  не оставались без работы ни соответствующие отделы местных СУП (местных управлений полиции), ни местные больницы и морги. Полиции  нередко приходилось разбираться с хозяевами, использовавшими гранаты и мины    для охраны  дач или квартир (это часто происходило во время войны, дабы предотвратить грабеж своего имущества), либо, как например,  в районе Озрена для охраны “растяжками” кукурузного поля от диких свиней.

Нередко применялись мины для подрывов конкурентов, но в первую очередь домов “возвращенцев” иной национальности. В последнем случае чаще в качестве  мин использовались ручные гранаты.

Под Братунцем мы раз получили однодневное задание по очистке места подрыва  одного мусульманского “возвращенца” со смертельным исходом.
В развалины его дома кто то закопал в песок и битые кирпичи какое то взрывное устройство, скорее всего ручную гранату М 75 без чеки, так как воронка была малоприметна,  а я сколько не переворачивал своим мачете землю, ни крупных осколков,  ни каких бы то ни было остатков мины или взрывателя не обнаружил. К тому же,  в соседних селах уже было найденно несколько ручных гранат, поставленных в качестве мин-ловушек, и произошло  пара схожих подрывов,   хотя местные сербы уверяли нас,  а заодно и себя,  что “возвращенцы” сами себя подрывают.

Каждый раз на место подобных “закладок” приежали “сфоровцы” и представители международных организаций,  долженствующих обеспечивать возвращение беженцев всех национальностей.

Наш “земляк” из Питера (в бывшей Югославии “земляками” оказывались едва ли не все говорившие по русски) Иван российский член местного представительства IPTF из России (международная полицейская миссия) потом нам рассказал об одном таком случае. Прибывшие “американские”сфоровцы покрутились со своими зондами вокруг одной такой закладки, заключавшейся в ручной гранате без чеки,   заложенной за кирпичи, а затем, заявив,  что они тут ничего не могут сделать, уехали.

Одна англичанка, местный представитель UNHCR, попыталось правда нас привлечь, но сделала ошибочный ход,  обратившись в канцелярию Гражданской обороны, где ее сразу спросили - кто за все это будет платить.
Англичанка пошумела и уехала, а местные “возвращенцы” в дальнейшем сами разминировали свои дома, используя полученные в ходе боевых операций прошлой войны знания, тем более,  что как они,  так и их сербские соседи уже изучили методы действий друг друга.
razminir-ova-2-95.gif (4482 bytes)В дальнейшем правда произошло потом всего несколько подобных случаев, видимо местное представительство IPTF все же повлияло на местную полицию.

Впрочем Борису пришлось раз поработать в самом Братунце, где у одного его знакомого родственик прятал свои ручные гранаты в печке пустующей подсобки. Но как то раз его бабе и деду оказалось холодно,  и они решили разогреть печку. На удивление отделались они легкими ранениями.
Борис втайне от  руководства нашей канцелярии быстро потом собрал несколько обгоревших,  но невзорвавшихся, несмотря на наличие взрывателей, гранат.

На схеме:способы установки югославского   взрывателя,УМНОП-1(“ Миновзрывные средства и их употребление”).

Интересно,  что всякие хитроумные диверсантские средства не часто использовались и во время войны, а не то что после нее,  хотя их было разработанно в бывшей Югоспавии предостаточно.

Прежде всего это были: серии -первая: старого типа диверсантских взрывателей (УДУ-1 - нажим, натяжение и разгрузка, УДЗ-штыревой, УДОП-1 -натяжение и разгрузка, УДОд-1 - на откручивание, УДП-1 -натяжной) и новая серия специальных механических взрывателей (УМП-1-натяжной, УМП-2 - натяжной, УМНП-1 нажим и натяжение, УМОП-1 - разгрузка и натяжение, УМНОП-1 - разгрузка, нажим, натяжение).

Существовали химические взрыватели: УСХП -натяжной, УСХОП-1 - разгрузка и натяжение, и УСХН-1 -нажимной, как и химические взрыватели замедленного действия серии УДВК и УСТХ, часовые взрыватели СУ-24, СУ-10 и СУс-80, электровзрыватели ЕМУ-1 -нажим, разгрузка, натяжение; иrazminir-ova-2-96.gif (9679 bytes) УДБ-1 -натяжение, изменение положения или силы инерции.

Наиболее современными же взрывателями были специальные электронные взрыватели серии УС (УСИ-Т - сила инерции 1-3 м/сек или нагиб до 30 градусов ; УСС-Т на свет больший чем 7 люкс; УСТ-Т на тепло больше 70 град; УСЕ-Т на замедление от 5 до 9999 минут; УСВ-Т - на вибрацию; УЕПж - на натяжение; УСА-Т -акустический), а также радиовзрыватели и лазерные взрыватели.

На рисунке: югославский взрыватель серии УС (Jane's Mines and Mine Clearance 1999-00).

Подводило здесь местных отсутствие должной подготовки,  и должного количества специалистов в необходимых масштабах, да и отсутствие привычки в местной среде читать книги (мол “я и так все знаю”) не могло не отразится

Нельзя быть впрочем излишне строгим к местным специалистам, многие из которых до войны, были людьми мирных професий, а на войне,  не имея должных заботы и подготовки со стороны власти,   были брошенны выполнять тяжелые боевые задачи.

В конце концов и регулярные армии самых передовых в военном отношении государств в ходе выполнения миротворческих миссий в бывшей Югославии, особенно в Боснии и Герцеговине,   несли  серьезные потери от миновзрывных устройств и во время войны и после нее, и весьма полагались на помощь местных специалистов.

Падение уровня проффесионализма в военном деле, видимо типичное ныне в мире явление,  и потому можно было встретить здесь иных иностранных специалистов, знающих “все и вся,  но не умевших выкрутить взрыватель из ручной гранаты,   а то и не знавших как он называется (очевидно не “эта штука” а именно взрыватель).

Может стоит поэтому в той же армии в каждой роте, а то и взводе иметь несколько внештатных професиональных специалистов по боеприпасам, прежде всего из числа проффесиональных военнослужащих.
Следовало бы создать и проффесиональный союз всех подобных специалистов с учреждениями учебной подготовки и социальной защиты, а главное,  следовало именно государству играть главную роль в том же разминировании с тем,   что и частную инициативу следовало бы использовать, но согласно ясным и четким правилам.

Следует правда учитывать одно очень важное обстоятельство - то,  что при нынешней чрезмерной бюрократизации военного дела в тех же бывших соцстранах, да и не только в них, как раз частная инициатива дает возможность проявить себя, а заодно и заработать, людям с боевым опытом и хорошего проффесионализма, чьи опыт и знания остается часто невостребованными.

Впрочем,  международная “миротворческая” система давала не лучшие,  а худшие примеры, и Босния и Герцеговина тут была весьма показательна, в том числе в отношении проффесионализма.

Несмотря на огромное количество денег вложенных в то же разминирование и годы работы,   проффесиональный уровень многих деминеров оставался низким.
Как результат, иные деминеры не знали принципов работы местных мин, таких хотя бы, как, например, ПРОМ-1, которая, как они считали, может взорваться от снятия нагрузки (это неверно); ПМА-2, которую иные могли оставлять в неочищенном минном поле вдоль самой границы, сломав "звездочку", хотя и оставшейся части втулки при большом давлении было достаточно,  чтобы сдавить капсюль-воспламенитель, приведя мину к взрыву.

Иные командиры групп вообще могли разбивать кувалдой корпус мины ПМР-2А,  дабы не тратить взрывчатку на ее уничтожение, хотя даже испорченная взрывчатка не застрахована от взрыва в результате подобного грубого обюращения (наименее чувствительный из всех существующих взрывчаток тротил может сдетонировать под падающим груза весом 2кг. с высоты 90см).

Многим местным деминерам повезло в силу специфики работ, когда "вычищались" тысячи квадратных метров "минных полей",  в которых мин не только уже, но и вообще никогда не было.
Немалую роль в спасении жизней местных деминеров сыграли и особенности конструкций взрывателей противопехотных нажимных мин югославского производства ПМА 1А, ПМА 2А, ПМА 3А (УПМАХ 1,УПМАХ 2 и УПМАХ 3 соответственно)и противотанковых нажимных мин ТМА 3 и ТМА 4 (УТМАХ 3 и УТМАХ 4 соответственно) имевших  химическую воспламенительную смесь капсуля-воспламенителя, срабатывавшую при давлении на нее либо пластикового ударника (ПМА 2А,ТМА 3,ТМА 4), либо внутреннего ребра корпуса (ПМА 1А, ПМА 3А). Подобная конструкция затрудняла обнаружение этих мин, но не благоприятствовало ее долгой работоспособности в силу перепадов температуры и влажности.

Между тем механические взрыватели были гораздо опаснее. Так,  мой болгарский коллега Найден Илиев, с которым я сотрудничаю на сайте "Сапер", рассказал о своем эксперименте с учебной противопехотной нажимной миной советской разработки ПМН, которую он оставил на полгода в земле. В результате наноса на крышку ветромrazminir-ova-2-97.jpg (9162 bytes) земли, выпадения осадков, листвы и пыли крышка постепенно опустилась, воздейстуя на шток, и ударник оказался удерживаемым лишь самым   краем боевого выступа. Когда после этого Найден пытался поднять мину,  она "сработала" практически мгновенно.

На рисунке: Разрез советской ПП фугасной мины ПМН ( Jane's Mines and Mine Clearance 1999-00(Lyn Haywood)) .

В том же Ливане были широко распространенны противопехотные нажимные мины Mi AP DV 59 и их израильские копии "№ 10" имевшие не только химические взрыватели,но и пластиковые детонаторы.
Тем самым обнаружение этих мин миноискателем оказывалось невозможным, а прилагающийся к мине обруч из метала, предназначенный как раз для того, чтобы мину было возможно обнаружить,  мог и не устанавливаться в том хаосе гражданской войны что шла в Ливане.

Парадоксально но подобные "мелочи" мало интересовали иных местных деминеров даже когда их отправляли в Ливан, Ирак и Афганистан. С одной стороны понятно, что дело разминирование отнюдь не высшая математика и требует не столько интеллекта сколько работоспособности и чутья. Но с razminir-ova-2-98.gif (4695 bytes)другой стороны должна ведь существовать профессиональная этика и просто здравый смысл.

Все же надо отдать должное упорству и выдержке местных деминеров,в тяжелых условиях годами вытаскиавшими на себе работу по разминированию, не получая ни от кого благодарости.

На схеме: разрез французской ПП фугасной мины Mi AP DV 59 ( Jane's Mines and Mine Clearance 1999-00).

В любом деле главный источник и успеха и неудач - руководство, в том числе в отношении дела разминирования в Боснии и Герцеговине и в низком общем профессиональном уровне местных деминером виновно их руководство, не заботившееся о том, чтобы хотя бы раз в полгода организовывать курсы повышения квалификации, столь распространенные и привычные в социалистической системе, но, видимо, не нужные в "демократическом" обществе.

Следует также учитывать еще один очень важный фактор - страх абсолютного большинства людей перед минновзрывными устройствами. И не то что гражданские, а и большинство военных, плохо зная мины даже в теории, не имея опыта обращения с ними, на практике испытывают к ним иррациональный страх.
В этом мне не раз приходилось убеждаться, хотя к автомобилям, убившим и в мирное время гораздо больше человек, нежели мины, люди страха не испытывают.

В идеале надо было сделать так, чтобы все без исключения люди, работающие в области разминирования, проходили бы курсы деминеров, для того, чтобы иметь представление, с чем и как работает их компания.
Мины должны изучаться до уровня знания их составных частей и принципов работы и тогда число ненужных и вредных страхов значительно сократится.

Люди встречаются непредсказуемые и если какой-нибудь "селяк" притащит на командный пункт мину с поврежденным взрывателем или даст в руки, вытащив из своего гаража, ее тут же уничтожать не будешь. Глупость и самонадеянность людей неистребима и если случайно взрываются космические корабли, то что  говорить о минах, предназначенных именно для взрыва.

На подобные вопросы,у иных спецов всегда был готовый ответ, что, мол, у меня есть командир группы, и только он может разоружать, а желательно уничтожать мины, но такая точка зрения ничего общего с профессионализмом не имеет. Тем более что командир группы такой же деминер, в лучшем случае, имеющий на один курс подготовки больше, а часто и вообще не имевший этих курсов. К тому же часто проповедовались подобные мудрости людьми, не знающими даже названий мин.

Профессионализм тут заключался в умении давать "квадраты", фанатично точно соблюдать рабочее время и избегать замечаний MAC, едва ли не создавая диссертации на тему огораживания деревянными кольями и сигнальными лентами очищенных территорий, которые нередко уничтожались несознательным сельским населением в периоды выходных дней, отпусков и праздников деминеров.

С другой стороны дисциплина в работе нужна, в особенности в отношении новичков, и лишь опытные специалисты (но отнюдь не только командиры групп )имеют право на свободу инициативы в работе. Именно такие специалисты и являются главным капиталом, чего к сожалению так и не поняли номенклатурные верхи бывшей Югославии, успешно разогнав созданные в боях весьма опытные кадры, дабы получать эти кадры от международного сообщества.

Престиж дорого стоит. Поэтому лишь благодаря HELP Гражданская оборона получала дополнительные средства из иных источников финансирования, включая договор о получении четырех машин (две роботизированные) из Японии.

           razminir-ova-2-99.jpg (17281 bytes)
     Карта приграничных минных полей Болгарии (архив Атанаса Гоневского)/

Весьма показателен пример  соседней Болгарии, нигде после 1945 года не воевавшей. Когда правительству Болгарии потребовалось срочно убрать минные поля со своей греческой границы (условия поставленные Евросообществом государствам-кандидатам требовали решения всех пограничных споров с соседними государствами и, соответственно, снятия минных полей с границы), то без всякой международной помощи, без создания центра MAC, без писания различных SOP и без помощи иностранных компаний работа была законченна досрочно с минимальными расходами.
Группа (15 человек вместе с медиками) саперов МВД Болгарии под руководством начальника инженерной службы полковника Атанаса Гоневского за три года (1997,1998,1999)  очистила  68 минных полей,общей площадью 53 456 000 razminir-ova-2-990.jpg (10206 bytes)квадратных метров обезвредив 13 926 мин. Все эти мины были болгарскими осколочными выпрыгивающими   минами ПСМ 1 с нажимными и натяжными взрывателями.

Тем не менее данный опыт не был использованн для создания компании по разминированию, могшей бы благодаря нахождению болгарских миротворческих войск в бывшей Югославии конкурировать на тамошних тендерах.

На снимке:Болгарские саперы с обезвреженными ими минами ПСМ-1(фото Атанаса Гоневского)/

Несомненно смогла бы такая компания “выбить” тендеры и в Ираке,после посылки туда болгарского батальонна,являвшегося серьезным капиталом. Но военным верхам все это было ненужным, ибо куда легче, раскачиваясь в креслах, продать десяток единиц техники,чем разрешить любую инициативу низам.

Впрочем положение дел и в России к лучшему не отличалось. А ведь имела Россия весьма подготовленные кадры чей опыт действий Советской армии в Афганистане был значительно дополнен в Чечне.
Боевой опыт имеет большую ценность для создания кадров на любых курсов.
В Югославии кадры для разминирования подготовлены не на курсах, а на войне.

Главная ценность - кадры,их тяжело создать, но легко потерять.
К сожалению, в России власть оказалась более успешной в последнем, а не в первом.
Между тем тех кадров, что были созданы в Афганистане, Чечне, Приднестровье, Таджикистане и в прочих горячих точках хватило бы для создания целой армии саперов. Боевой опыт-лучшая школа. Дабы знать как снимать мины - надо знать как их устанавливать, то есть знать тактику боевых действий.  Разминирование в боевых условиях ответственнее и тяжелее, нежели в мирных. Если в ходе прорыва траншеи саперы допустят ошибки и оставят одну мину, вся операция идет насмарку.

В общем-то, ничего сложного в работе с минами нет. Лучший метод, применявшийся на практике как в том же “гумманитарном” разминирования,  так и в боевом разминировании заключался в проверке более легких участков миноискателями и собаками, при полном перекапывании ножами и мачете более тяжелых.

Необходимо знать устройство мин и особенности их взрывателей, как и принцип их работы, и без спешки, соблюдать правила работы с ними.

Правила Советской армии наиполно освещают эту работу (американский Полевой устав FM 20-32 очень ограниченно), но они отчасти засекречены, хотя стоит мины начать употреблять, они станут известны всем.

Знать же мины надо ибо когда придет время встретиться с ними, то никто обучать не будет. Ничего сверхъестественного в разминировании нет, надо лишь постоянно учиться в теории и практике и избегать излишних эмоций, да иногда Богу молиться.

Литература

1. Трайко Стеванович, Светислав Петрович. Миновзрывные средства и их употребление.   ”Завод за уджбена и наставна средства”. Белград 1987. 2.Справочник Jane's Mines and Mine Clearance 1999-00 (Editor of Jane's Mines and Mine Clearance at Jane's Information Group.Editor Colin King)
3.Сайт Ю. Г. Веремеева "Сапер"( www.etel.ru/~saper )
4. Раденко Димитриевич. Ручные гранаты. Гносос. Белград 2002.
5. Справочник“ ORDATA 2“(International deminer’s guide to UXO identification,recovery and disposal)
6.1.US Army Field Manual FM 20-32. "Mine/Countermine Operations".   Headquarters Department of the Army, Washington, DC, 30 June 1999.
7.US Army Field Manual FM 5-102. "Countermobility". Chapter 5  "Mine Warfare". Headquarters Department of the Army, Washington, DC, 14 March 1985.
8. Момчило Лазович, Властимир Стоянович, Мичо Цырнкович. Военополицейская тактика. Полицыйска Академия.Белград 1996.
9. Широкорад А.Б..“История авиационного вооружения. Харвест. Минск 1999. 10. Слободан Петкович,Милан Зарич,Зоран Дэвич. Применение боеприпасов с обедненным ураном в ходе агрессии НАТО на Югославию..Научная работа.Союзное министерство обороны.Белград.
11.Владо Н. Радич. Минная война. Войноиздавачки завод.2002. Белград.
12. Душан Станижан. Мины-оружие без прицела. Военное обозрение ”Нови Гласник”1996-2.Белград.
13. Дистанционное минирование. Военное обозрение ”Нови Гласник”1995-1. Белград.
14. Слободан Милянович. Боеприпасы объемного взрыва. Военное обозрение "Нови Гласник". 1994-1. Белград.
15. Любинка Раякович, Драшко Милосавлевич. "Возможности применения пьезоэлектрических сенсоров. Военно-техническое обозрение "Войнотехнички Гласник". 1996-5. Белград.
16.Милан Пайович. Возможности установки дополнительного оборудования на танк Т 55 ради прохода в миновзрывных заграждениях Военно- техническое обозрение "Войнотехнички Гласник". 1994-1. Белград.
17. Сайт FAS-Military Analisis Network(Originally created by John Pike)
18.Сайт http://www.fas.org
19.Сайт www.humanitarian-demining.com
20. Сайт Christian Koll. The Russian ammunition  page. (http://www.geocities.com/Pentagon/Base/1852/index2.html) 


Инженерные войска.


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
Нанесение лазерной гравировки www.lazer-gravirovka.ru

Rambler's Top100 TopList