Анатомия армии

 

© Ю.Г.Веремеев и Ю.И.Мартыненко

Германская морская донная мина RMH
(Regulaere-Mine H  (RMH))

(Информация к тайне гибели линкора "Новороссийск")

 

Предисловие.

29 октября 1955 года в 1 час 30 минут на рейде Севастополя произошел взрыв, в результате которого   флагман Черноморского флота линейный корабль "Новороссийск" (бывший итальянский "Giulio Cezare") получил пробоину в носовой части. В 4 часа 15 минут линкор вследствие неостановимого поступления воды в корпус перевернулся и затонул.

Правительственная комиссия, расследовавшая причины гибели линкора, наиболее вероятной причиной назвала взрыв под носовой частью корабля связки из двух немецких  морских донных неконтактных мин   типа  LMB или RMH с магнитным взрывным устройством М1. У большинства исследователей, которые занимались этой проблемой,  такая  версия причины события вызывает серьезные сомнения.   Они полагают, что мина типа LMB или RMH, или даже две, которая возможно могла лежать на дне бухты, не имела достаточной мощности, и ее взрывное устройство к 1955 году не могло быть работоспособным.

Авторы в этой статье не пытаются проанализировать возможность причинения линкору столь серьезных   повреждений от взрыва одной или двух мин типа RMH, поскольку не располагают достаточными сведениями о конструкции и размерах носовой части "Новороссийска", толщине металла днища и в каждой из палуб, размерах и форме разрушений. Мы лишь попытаемся  настолько полно, насколько это сегодня возможно, описать   конструкцию мины RMH, ее характеристики и способы приведения в действие. Надеемся, что эта статья   внесет хоть немного  ясности в выяснение причин этой трагедии.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. Авторы не являтся специалистами в области морских мин и поэтому к нижеизложенному материалу стоит относиться критически, хотя он и изложен на основании служебных источников.  Но что делать,  коли специалисты в морском минном оружии не спешат познакомить людей  с немецкими морскими минами. Пришлось взяться за это дело сугубым сухопутчикам. Если кто либо из морских специалистов сочтет нужным и возможным поправить нас, то мы  будем искренне рады внести исправления и уточнения в эту статью. Одна просьба - не ссылаться на вторичные источники (художественные произведения, мемуары ветеранов, чьи то байки). Только служебная литература (Инструкции, Технические описания, Руководства, Служебные справочники, фотографии, схемы, чертежи, расчеты).

 

От Веремеева Ю.Г. В истинности выводов комиссии и достаточной весомости ее версии сомневаться стоит уже по причине того, что все правительственные и государственные комиссии составляются из представителей  ведомств, так или иначе имеющих отношение к rmh-1.jpg (38000 bytes)событию, пострадавшему объекту. В общем то, иначе и невозможно, т.к. специалисты той или иной области деятельности трудятся в соответствующих ведомствах. Но одновременно  этом то и кроется основание сомневаться в объективности действий и заключений  членов комиссии.
Ведь отправляя человека в эту комиссию, его начальник явно или неявно, но всегда  ставит ему основной задачей доказать, что  именно их ведомство неповинно в происшедшем.
Отсюда трудно   рассчитывать на  то, что составленная подобным образом комиссия в целом будет стремиться выявить истинные причины катастрофы и отыскать действительных виновников. Скорее всего, каждый член комиссии будет истолковывать факты и данные в пользу своего ведомства и стремиться  переложить вину на  другое ведомство. В конечном счете им все же придется прийти к  согласованному толкованию события, которое устроит всех. Чаще всего виноватым оказывается тот, кто не может высказаться. А это обычно либо  погибшие члены экипажа, либо природа, либо мелкие должностные лица (их обычно в  прессе именуют "стрелочниками"), которые не имеют голоса в комиссии.

В лучшем случае, вернувшись в родные стены, член комиссии кулуарно расскажет правду своему начальнику, чтобы в будущем избегать подобных катастроф. Да и то, прежде  подумает, как лучше преподнести горькую истину, чтобы потом не пострадать самому. Например, если оказалось, что в действительности прямым или косвенным виновником был этот самый начальник, который, естественно, примет все меры к тому, чтобы слишком много узнавший и понявший  подчиненный замолчал надолго.

И еще. К моему величайшему сожалению, но чем дальше от войны, тем  с меньшим доверием стоит относиться к воспоминаниям сегодняшних ветеранов. Их осталось очень мало, и если раньше было достаточно много их живых сотоварищей, которые могли вовремя одернуть завравшегося героя (я пишу это слово без каких либо кавычек, ибо расказывать сказки сегодня стали и подлинные герои), которому вдруг остро стало недоставать славы и известности, то теперь это сделать некому. Все чаще  автору приходится наталкиваться не на настоящие воспоминания, а на пересказ небылиц, сочиненных досужими журналистами или писателями, но исходящих из уст увешанного наградами (вполне заслуженными) старика.

Мина RMH.

Мина RMH являлась самой мощной из мин серии RM (Regulare-Mine).  Кроме RMH в этой серии имелись мины RMA, RMB, RMC, RMD и RME. Мины RMC и RMD хотя и были закончены разработкой, но серийно не изготавливались и во флот не поступали.

Мины серии RM были разработаны по заказу Германского Военно-Морского Флота (Kriegsmarine), в интересах флота и  устанавливались только флотом с его плавсредств.

Мина RMH была разработана в 1935 году и первоначально предназначалась для использования в прибрежных водах как замена мин   LMB  в случае возникновения дефицита металла для изготовления  последних.

В ходе Второй Мировой войны мина RMH стала одной из основных немецких мин, которыми минировались непосредственные подступы к  портам и гаваням, занимаемым кораблями немецкого военного флота. Этими же минами часто минировались оставляемые противнику гавани, бухты и порты.

Конструкция мины позволяет использовать ее в следующих вариантах:

1.Неуправляемая  донная мина неконтактного   действия со взрывным устройством М1 (оно же E-Bik и SE-Bik), имеющим магнитный датчик цели.

От автора. Иные взрывные устройства в этой мине не устанавливались, кто бы и чего бы не утверждал! Я исхожу в этом своем утверждении из немецких и американских служебных документов.

2.Управляемая донная мина неконтактного   действия со взрывным устройством М1 (оно же E-Bik и SE-Bik), имеющим магнитный датчик цели и приводимая в безопасное или боевое положение   оператором с берегового пульта управления.

3. Управляемая  донная мина, взрываемая оператором с берегового пульта управления.

4. Устройство обнаружения и  передачи на береговой пост наблюдения информации о проходящих   кораблях. При этом взрывное устройство М1 (оно же E-Bik и SE-Bik) используется лишь как устройство обнаружения. Однако оператор может также переключить ее в вариант 2.

Варианты 2-4  делали мину RMH особенно подходящей для защиты входов в порты и гавани.

Основные характеристики мины RMH:

Корпус
Размеры габаритные
Общий вес мины
Вес заряд взрывчатого вещества
Тип взрывчатого вещества
Взрывное устройство  
- деревянный дощатый.
- длина 104-105 см, ширина, 96-97 см, высота 116-117см.
-1050-1150 кг.
- 907.184кг.
- литой гексонит
- М1 (оно же E-Bik и SE-Bik)
Используемые дополнительные устройства  -часовой механизм приведения мины в боевое положение типов UES II, UES IIa
-счетчик прибора кратности  типов ZK I, ZK II,  ZK IIa
-контактор задержек типа VK
-гидростатический самолкивидатор типа LiS
-таймерный самоликвидатор типа VW.(может не устанавливаться)
-часы, периодически прерывающие работу мины типа PU (взамен ZK)
Способы установки
Глубины применения мины
Дистанции обнаружения корабля-цели
Датчик цели
- сбросом с движущегося плавсредства (баржа, судно).
- от 7 до 35 метров.
-от 5 до 35 метров (взрывным устройством М1).
- магнитный.
Варианты использования мины - неуправляемая  донная мина с магнитным датчиком цели,
- управляемая донная мина с   приведением  взрывного устройства в боевое и
   безопасное положение  цели с берегового пульта управления,
- управляемая донная мина со взрыванием с берегового пульта управления,
- регистратор проходящих кораблей с передачей информации на береговой пост
   наблюдения.
Время приведения в боевое полож. (UES) -от 30 мин. до 6 часов через 15 мин. интервалы или
-от 12 час. до 6 суток через 6-часовые интервалы.
Самоликвидация                                  (LiS) - при подъеме мины на глубину менее 5.18м.
                                                           (VW) - по времени от 6 часов до 6 суток с 6-часовыми интервалами
-без самоликвидации
Прибор кратности регулируемый (ZK) - от 0 до 6 кораблей или
- от 0 до 12 кораблей
Прерывистый режим работы (PU) -до 15 суток (если  прибор установлен)
Защита от вскрытия мины  -отсутствует.
Время боевой работы -определяется исправностью батареи питания.

Гексонит это смесь гексогена (50%) с нитроглицерином (50%).  Мощнее  тротила на 38-45%. Отсюда масса заряда в тротиловом эквиваленте составляет  1252-1316 кг.

Устройство мины RMH.

rmh-2.jpg (19140 bytes)Мина внешне это деревянный дощатый ящик, закрепленный на металлической  тележке из марганцевой немагнитной стали. Внутри этот ящик заполнен плавленным гексонитом.

В одной из торцевых стенок прорезано окно, в которое вставлен металлический (из немагнитной стали) стакан (1), закрываемый снаружи герметичной металлической крышкой диаметром 48см. Этот стакан предназначен для размещения взрывного устройства М1 со счетчиком  прибора кратности  (ZK), самоликвидатором (VW), часами периодического прерывания работы мины.
В этой крышке в свою очередь прорезано окно, закрываемое завинчивающейся крышкой.  За этим меньшим окном  размещается часовой механизм приведения мины в боевое положение (UES) со своим гидростатом. Через основную крышку в корпус мины вставляется взрывное устройство М1, а через дополнительное окно осуществляется   установка режима работы UES. Через это же дополнительное окно на гидростат UES  поступает давление воды, необходимое для включения   часового механизма UES.

В том случае, если мина используется  в варианте 3, т.е. взрываемая оператором с берегового пульта управления, то этот стакан пуст, а через дополнительную крышку внутрь введены провода взрывной цепи, которые соединяются с двумя электродетонаторами, закрепленными в дне стакана. Также, в этом случае в центр основной крышки ввинчивается рым-болт, к которому с помощью коушей крепится трос. Внутри торса  пропущен кабель электровзрывной цепи. Этот кабель вводится внутрь мины через отверстие в центре дополнительной крышки. Трос же обеспечивает целостность кабеля. Также внешне мина выглядит и в вариантах 2 и 4, но в этих вариантах внутри стакана находится взрывное устройство.

rmh-3.jpg (11552 bytes) Мина в вариантах 2,3,4  показана на рисунке в начале статьи, а на разрезе  мина показана в варианте 3. Мина  со взрывным устройством М1 в варианте 1  выглядит, как показано на рисунке слева.

В стенке, противоположной той, на которой размещен стакан для взрывного устройства, также прорезано окно, в которое вделан стакан для размещения  предохранительного устройства в виде гидростата с промежуточным детонатором (2).

Пока мина находится на суше промежуточный детонатор (5) удерживается механизмом гидростата (3) вдали от электродетонатора (4). В этом положении при случайном срабатывании взрывного механизма М1 (если мина оснащена им), или при случайной подаче напряжения на электродетонатор произойдет взрыв только электродетонатора. Детонация не  будет передана  на промежуточный детонатор, а следовательно мина взорваться не сможет.

Гидростат с промежуточным детонатором является системой предохранения мины от случайного срабатывания.

На трубку промежуточного детонатора надет кольцеобразный второй промежуточный детонатор (6). Его задача передать детонацию от первого промежуточного детонатора на основной заряд мины.

rmh-4.jpg (18630 bytes)При сбрасывании мины в воду и достижении ею глубины 4.57м. гидростат предохранительного устройства под давлением воды расцепляет замок удерживающей пружины, которая  и посылает промежуточный детонатор к электродетонатору.

Теперь после приведения мины в боевое положение и выдачи команды на взрыв срабатывание электродетонатора приведет к взрыву промежуточного детонатора. От него взорвется второй промежуточный детонатор, а от него основной заряд мины.

Следует помнить, что при извлечении мины из воды обратного процесса не происходит, т.е. промежуточный детонатор остается соединенным с электродетонатором.

Если мина используется в варианте 3, то она приводится в боевое положение сразу по достижении глубины 4.57м. Обезвреживание такой мины (частичное!)  не представляет труда. Достаточно перерезать кабель, по которому на электродетонатор подается напряжение. Однако необходимо помнить, что в мине остается электродетонатор в соединении с промежуточным детонатором.

Во всех остальных вариантах мина, кроме самого взрывного устройства М1 снабжается дополнительными устройствами.  Эти дополнительные устройства предназначены для приведения мины в боевое положение через определенное заданное время, затруднения противнику обезвреживания или уничтожения мины, самоликвидации или самонейтрализации мины через определенное заданное время.

Прежде всего, это часовой механизм приведения мины в боевое положение (UES).

UES (Uhrwerkseinschalter).

В мине RMH использовались часовые механизмы приведения мины в боевое положение типов UES II или UES IIa. У нас такие устройства называют прибором срочности.

UES II - это гидростатический часовой механизм,   который  начинает  отсчет времени только если мина  окажется на глубине равной 5.18 м. или более.  Включается он срабатыванием гидростата, который высвобождает анкерный механизм часов. Следует знать, что часовой механизм продолжит свою работу даже если в это время мину извлечь из воды.

Размещается UES II под дополнительной завинчивающейся крышкой, врезанной в основную крышку.
Часовой механизм можно предварительно установить на требуемое время приведения мины в боевое положение в пределах от 30 минут до 6 часов через 15-минутные интервалы. Т.е. мина   приведется  в боевое положение  после сброса через 30 минут, 45 мин, 60 мин., 75 мин.,......6 часов.

Второй вариант работы UES II- часовой механизм можно предварительно установить на время приведения мины в боевое положение в пределах от   12 часов  до 6  суток  через 6-часовые интервалы. Т.е. мина   приведется  в боевое положение  после сброса через  12 часов, 18 час, 24 час,......6 суток.

Проще говоря, при попадании мины в воду на глубину 5.18м. или глубже сначала  отработает свое время задержки UES и лишь затем начнется процесс настройки взрывного устройства М1.

Собственно, UES это  предохранительное устройство, позволяющее своим кораблям безопасно  перемещаться вблизи мины определенное, известное им время. Например, при продолжающихся работах по минированию акватории.

M1 (оно же E-Bik   и SE-Bik)

rmh-5.jpg (9199 bytes): Это магнитное неконтактное взрывное устройство, которое  реагирует  на   изменения вертикального компонента магнитного поля Земли.  В зависимости от заводских настроек  оно может реагировать на изменения северного направления (магнитные силовые линии идут от северного полюса к южному), на изменения южного направления или же на изменения той и другой направленности.

От Ю.Мартыненко.  В зависимости от места постройки корабля, точнее, от того, как по странам света был ориентирован стапель, корабль приобретает определеную направленность своего магнитного поля. Может статься, что один корабль может безопасно проходить над миной множество раз, другой же подорвется.

Разработано фирмой Hartmann & Braun SVK в 1923-25 гг.

Питается М1 от батареи типа EKT рабочим напряжением 14.5 вольт.
Чувствительность прибора ранних серий составляло 20-30 mOe. Позднее она была увеличена до 10 mOe, а последнии серии имели чувствительность 5 mOe.

Проще говоря, М1 обнаруживает корабль на расстояниях от 5 до 35 метров.

После того, как UES отработало заданное время, оно подает питание на М1, в котором начинается процесс настройки на то магнитное поле, которое имеется в данном месте на момент начала работы A.L.A ( прибора, встроенного в М1 и предназначенного для определения характеристик магнитного поля и принятия их за нулевое значение).

Принцип  работы A.L.A. весьма прост.  В   момент подачи питания на M1 его магнитно-чувствительный рычаг (магнитометр) отклоняется и замыкает контакт взрывной сети. Однако, взрыва не происходит, поскольку далее взрывная цепь с помощью реле замкнута на  электромагнит, который отклоняет рычаг в обратном направлении, после чего реле отключается. Процесс повторяется несколько раз.   В конце концов магнитометр останавливается в нейтральном положении, а реле  отключает A.L.A. Этот процесс занимает около 20 минут.

.От автора.   Прошу обратить особое внимание читателей на этот момент. Авторы некоторых работ, посвященных взрыву линкора Новороссийск,   грешат на эти самые часы (UES). Мол, они не отработали как положено в 1944 году  во время установки мины и не привели мину в боевое положение. А вечером 28 октября при постановке линкора на бочки он задел якорной цепью мину, и часы пошли,  приведя   мину в боевое положение через какое то время.
В принципе такое возможно. Привод у этих часов пружинный механический. Толчок мог заставить их пойти.
Но на выходе они дают лишь замыкание электрической цепи взрывного устройства М1, давая ему возможность включиться в работу и начать процесс самонастройки.
При этом  само то взрывное устройство  М1 в момент приведения себя в боевое положение настроится на окружающее магнитное поле, т.е. примет магнитное поле Земли в данной точке плюс магнитное поле линкора за нулевое значение. А сработает лишь от ИЗМЕНЕНИЯ МАГНИТНОГО ПОЛЯ вблизи мины, т.е. линкор должен приближаться к мине или уходить от нее.  Линкор же  был неподвижен и стоял над миной (если она там действительно была).

Если бы дело обстояло так, что действительно задетые якорной цепью часы пошли, то взрыв произошел бы в момент, когда  линкор  начал уходить со стоянки. Или же  рядом с ним стал проходить другой корабль. А  движения кораблей после полуночи на рейде не отмечалось.

Б.А.Каржавин в своей работе "Тайна гибели линкора "Новороссийск"." пишет, что возможно, после того как якорная цепь задела мину и ее прибор срочности (UES) от толчка вновь начал работу, то после самонастройки взрывного устройства М1 его прибор кратности начнет отсчитывать шаги непрерывно до тех пор, пока не отсчитает все 12 шагов и взорвет мину.
Это не так. В момент, когда A.LA.  работает, т.е. идет процесс самонастройки, окружающее магнитное поле (включая поле линкора) учитывается как нулевое.

UES IIa  аналогичен  UES II, но прекращает свою работу если мину извлечь из воды.

Оба типа UES могли снабжаться гидростатическим устройством неизвлекаемости LiS (Lihtsicherung), которое замыкало батарею питания на электродетонатор и взрывало мину, если она оказывалась на глубине меньше, чем 5.18м. При этом LiS могло   подсоединяться непосредственно в цепь UES и активизировалось после того, как UES отработает свое время, или же через форконтакт (Vorkontakt), который активизировал LiS через  15-20 минут, после начала работы UES.
Посредством LiS обеспечивалась невозможность подъема мины на поверхность после ее сброса с плавсредства.

Взрывное устройство М1 в своей схеме имело   вибрационный датчик (Pendelkontakt), который блокировал работу электросхемы  при воздействии на мину возмущающих влияний немагнитного характера (удары, толчки, перекатывания, ударные  волны подводных взрывов, сильные вибрации от слишком близко  работающих механизмов и   корабельных винтов). Этим обеспечивалась устойчивость мины ко многим тральным мероприятиям противника, в частности к тралению с помощью бомбометания, протягивания по дну якорей и тросов.

От автора. Дело в том, что якорь магнтометра начинал качаться и мог провернуться до положения замыкания контактов не только под воздействием изменения магнитного поля, но и вследствие любых механических воздействий (перекатывание мины по дну, удары гидроволн подводных взрывов и т.п.). Вибрационный же датчик на такие воздействия реагировал раньше, чем магнитометр,  и всякий раз  момент размыкал  схему, не позволяя прибору кратности сработать. А вот на магнитын возмущения вибрационный датчик не реагировал вовсе.
Хотелось бы заметить, что таким образом батарея находилась в работе и  всякий  раз при механических влияниях  электросхема взрывного устройства  расходовала энергию батареи. А таких воздействий за прошедшие годы в районе бочек №3 было множество.  Те, кто утверждают, что батарея мины могла через 11 лет сохранить свою работоспособность, отчего то полагают, что все эти годы она  не работала, а находилась в идеальных условиях, обеспечивающих ее максимальную сохранность

VK (Verzoegerungs Kontakt).  Взрывное устройство М1 оснащалось часовым пружинным механизмом VK, который при сборке мины на заводе мог устанавливаться на отработку интервалов времени от 5 до 38 секунд.   Он предназначался для воспрепятствования сработке взрывного устройства , если магнитное воздействие проходящего над миной корабля  прекращалось ранее заданного отрезка времени.  Когда взрывное устройство М1 мины реагирует на цель, оно заставляет соленоид часов сработать, таким образом запуская секундомер.  Если магнитное воздействие  присутствует в конце заданного времени  секундомер замкнет электросхему и приведет мину в действие (не обязательно к взрыву, но обязательно к очередному срабатыванию прибора кратности). Если мина не будет взорвана приблизительно после 80  срабатываний VK (например, если магнитные влияния были короткими), то он выключается из  схемы.
С помощью VK  достигалась нечувствительность мины  к малоразмерным быстроходным кораблям ( торпедные катера и т.п.), магнитным тралам, установленным на самолетах.

ZK (Zahl Kontakt).

Следующим дополнительным устройством мины RMH   являлся прибор кратности (Zahl Kontakt (ZK)),   который обеспечивал взрыв мины не под первым, проходящим над миной кораблем, а под определенным по счету. Строго говоря, ZK являлся не  дополнительным устройством мины, а элементом взрывного устройства М1 и размещался внутри его корпуса.

Во взрывном устройстве  М1 использовались приборы кратности типов ZK I, ZK II, ZK IIa и ZK IIf.

Все они приводятся в действие пружинным приводом часового типа, анкеры которых управляются электромагнитами. Однако, мина должна быть приведена в боевое положение прежде, чем электромагнит, управляющий анкером, может начать действовать.  Т.е. должна быть закончена программа приведения в боевое положение взрывного устройства М1. Взрыв мины мог произойти под кораблем только после того, как прибор кратности отсчитал заданное количество проходов кораблей.

ZK I  являлся шестишаговым механическим счетчиком. Учитывал импульсы срабатывания длительностью 40 секунд и более.
Проще говоря, его можно было настроить на проход от 0 до 6 кораблей. При этом изменение магнитного поля должно было продолжаться 40 секунд или более. Этим самым исключался отсчет быстроходных целей типа торпедных катеров или самолетов с магнитными тралами.

ZK II - являлся двенадцатишаговым механическим счетчиком. Он учитывал  импульсы срабатывания длительностью 2 минуты и более.

ZK IIa был аналогичен ZK II, за исключением того, учитывал импульсы срабатывания длительностью не 2, а 4 минуты и более.

ZK IIf  был аналогичен ZK II, за исключением того, что временной интервал был уменьшен с двух минут до пяти секунд.

От автора.   В книге "Гибель линейного корабля "Новороссийск": Документы и факты" утверждается, что  на бочки №3  в период с 17 мая 1945 г. по 26 июня 1955 г. 130 раз становился линкор "Севастополь", а линкор "Новороссийск" с ноября 1954 г. по 28 октября 1955 г. - 10 раз.
Плюс бухта многократно тралилась различными способами. Плюс над этим местом прошло за эти годы великое множество кораблей. Между тем, мне неизвестно ни одного немецкого взрывного устройства имеющего прибор кратности, рассчитанный  более, чем на 18 проходов. Да и какой смысл иметь приборы кратности с большим числом проходов? Ведь мина предназначена для уничтожения вражеских кораблей во время войны, а не спустя десятилетия после нее, когда  так или иначе, но война наверняка уже будет окончена, и во взрывах не будет никакого смысла.
Немцы и в 44 году еще верили в свою победу, и ставить в севастопольской бухте мины, которые после  войны будут мешать им самим, не было никакого расчета. Приборы же кратности предназначены для того, чтобы затруднить противнику траление мин и исключить использование им бухты какое то время именно в период войны.

VW (Verzoegerung Werke)

В мину RMH мог устанавливаться механизм самоликвидации (Verzogerung Werke (VW)) . Это были пружинные часы со сроком заводки до 6 суток и могли устанавливаться на время самоликвидации от 6 часов до 6 суток с интервалом 6 часов. т.е. мина могла самоликвидироваться через 6 час., 12ч., 18ч.,...... 6 суток.  В конце заданного времени устройство самоликвидации  подавало, минуя все остальные устройства, электроимпульс непосредственно на электродетонатор. 

От автора.   В принципе возможно, чтобы  самоликвидатор застопорился в момент установки мины в   1944 в районе бочек №3   или через какое то время после установки, а потревоженный якорной цепью линкора в октябре 1955   вновь пошел и через какое то время  сработал. Часовые механизмы на такое способны - остановиться, а потом пойти вновь.
Версия правдоподобная, если бы не два но - и этот механизм не имел механического привода ударника по капсюлю. Он тоже лишь замыкал электроцепь. А вот вероятность того, что батарея взрывного устройства М1  могла быть  работоспособна спустя 11 лет после установки мины равна нулю.
И опять таки, немцы могли начать минировать бухту минами RMH только перед оставлением Севастополя, когда бухта стала им уже не нужна. В чем тогда смысл включения в работу
VW?  Чтобы мины стали самоуничтожаться через 6 часов -  6 суток, тем самым облегчая советским  тральщикам работу? Применять VW было бы целесообразно, скажем, перед последним штурмом города в 42 году, чтобы запереть в бухте советские корабли. А по истечении 6 дней после самоликвидации мин спокойненько войти в бухту и пользоваться ею. Но в 44-м.....?

PU (Pauzernuhr)

Для затруднения траления мин типа RMH они могли снабжаться  прерывающими часами (Pauzernuhr). Прерывающие часы - 15-дневные электрически управляемые включающе- выключающие часы,   предназначенные для приведения  мины в боевое и безопасное положение в 24-часовых циклах.   Они могли устанавливаться так, чтобы взрывное устройство мины  включалось бы и выключалось следующим образом:
3 часа включено, 21 час. выключено;
6 час. включено, 18 час. выключено;
9 час. включено, 15 час. выключено;
12 час. включено, 12 часов выключено;
15 час. включено, 9 час. выключено;
18 час.включено, 6 час. выключено;
21 час, включено, 3 час. выключено.

И так на протяжении 15 суток, после чего   выполняется постоянное включение мины и прерывающие часы выходят из работы. Следует заметить, что прерывающие часы начинают свою работу только после первоначального приведения мины в боевое положение.

Эти часы могли использоваться только взамен прибора кратности.

Проще говоря, если противник и знает, что в немецких минах RMH приборы кратности  имеют предел 12 проходов, то  если над подозрительным местом 12 раз протащить магнитный трал без взрыва мины, это еще не значит, что мины здесь нет. Часть этих проходов может прийтись на период, когда мина выключена. Тралить подозрительное место   сотни раз или ждать 15 дней, а потом начинать тралить просто нереально. Да и получается, что мина и без взрыва выполнила свою основную задачу - прервала движение вражеских кораблей на определенное время. А во многих случаях это куда важнее, чем уничтожение одного, даже крупного корабля.

Однако и прибор кратности, и прерывающие часы можно   применять только при использовании мины в варианте 1, т.е. нормальной донной мины с магнитным датчиком цели. В вариантах 2 и 4 это совершенно исключалось.

От автора.   Я не даю здесь иллюстраций всех этих дополнительных устройств поскольку их внешний вид ничего не объясняет и не прибавляет к сказанному. Да и качество имеющихся у автора иллюстраций весьма низкое.

Пара слов о немецких батареях питания взрывных устройств, использовашихся в минах RMH.
В книге "Гибель линейного корабля "Новороссийск": Документы и факты"   сказано:

Проведенные в ВМФ СССР наблюдения за партией немецких трофейных батарей в количестве 244 комплектов, состоящих из элементов типа ЕКТ изготовления 1943-1944 гг., позволяют достаточно точно оценить вероятность безотказной работы неконтактных взрывателей М-2 в донных минах типа RMH. Наблюдение за саморазрядом батарей велось в лабораторных условиях с 1948 г., т.е. по прошествии четырех лет с момента их изготовления. За отказ батарей принимался факт снижения напряжения ниже 7 В.
Из 244 батарей через 4 года со дня изготовления небоеспособными оказались 110 (45%),
через 5 лет - 159 (65%),
через 6 лет - 195 (80%),
через 7 лет - 226 (92,5%),
через 8 лет - 241 (98,8%),
через 9 лет - 244 (100%).

Эти данные подтверждает контр-адмирал Н.Никольский в своей книге "Гибель линкора "Новороссийск"", бывший в тот момент начальником штаба эскадры.

Заметим, что речь идет о батареях, находившихся на складском хранении, не подключенных ни в какие устройства, т.е. в условиях максимально обеспечивающих минимум саморазряда батарей, чего невозможно иметь для батареи, установленной во взрывном устройстве.

Советские батареи подобного типа  СБС-У-6 (6,15-ПМЦ-У-48) имеют гарантийный срок хранения 12 месяцев. По опыту автор знает, что они работоспособны вдвое дольше, т.е. 2 года. Увеличим этот срок вдвое, полагая, что немецкие изделия вдвое лучше советских. Получается 4 года.
Вот эти 4 года и стоит полагать предельным сроком работоспособности немецких батарей типа EKT.

Хотелось бы уточнить, что мины RMH комплектовались исключительно взрывными устройствами М1. Взрывное устройство М2 использовалось в минах EMF и TMA. Впрочем, существенной роли  это уточнение не играет, поскольку М1 и М2 были близки по устройству и использовали одни и те же батареи.

Но вот что существенно. Американский служебный документ OP1673A издания 1946 года указывает, что  во взрывном устройстве М1 имелся маятниковый контакт (у нас подобные изделия называются вибрационными замыкателями), призванный исключать случайное срабатывание  магнитометра  вследствие колебаний очень чувствительного контактного рычага  под воздействием  внешних механических воздействий (толчки, наклоны, перемещения мины вследствие волнения моря, близкие подводные взрывы, воздействия подводных течений, воздействие немагнитных тралов, и т.п.). Я писал в начальной части статьи о нем.
Так вот, в ходе  испытаний М1 и первых боевых применений было выяснено, что этот маятниковый контакт (Pendelkontakt) чрезмерно чувствителен и срабатывает слишком часто, расходуя  очень много электроэнергии батареи.   В этом документе не указано,  как значительно это влияет на срок боевой работы мины, но нет сомнений, что о сохранении работоспособности М1 в течение 11 лет не может быть и речи, т.к. там же указано, что немцы в срочном порядке пытались устранить этот недостаток. Явно срок боевой работы не удовлетворял немецев даже на период войны. Для более новых типов донных мин были разработаны более совершенные взрывные устройства.  И совсем не случайно в немецких изданиях взрывное устройство  М 1 именуется "Einfache Zuendgerate der Marine M 1", т.е. "Примитивное морское взрывное устройство  М1".

Кроме того,  в книге "Гибель линейного корабля "Новороссийск": Документы и факты" указывается, что в период с 5 июля по 3 ноября 1944 г. Севастопольская бухта была протралена контактными и неконтактными тралами. По окончании траления в центральной части бухты и районах якорных стоянок кораблей было дважды произведено бомбометание глубинными противолодочными бомбами. Первый раз глубинные бомбы ББ-1 сбрасывались с интервалом 70 м, второй раз с интервалом 50 м. Всего было израсходовано 1006 бомб. После окончания бомбометания для большей надежности центральная часть бухты была протралена базовым тральщиком  "Мина" с мощным электромагнитным тралом типа Л.
Контр-адмирал Никольский также подтверждает эти мероприятия. Как мы видим, в период с 1944 по 1955 годы мины типа RMH, лежавшие на дне бухты, достаточно много раз подвергались внешним воздействиям, которые вследствие  вынужденных срабатываний маятниковых контактов взрывных устройств М1, весьма значительно разряжали батареи питания.

Никольский указывает, что в 1951-53 годах при обследовании дна бухты водолазами было обнаружено 5 мин типа LMB и 19 мин типа RMH. Все они были неработоспособны вследствие полной разрядки батарей или неисправностей.

По всей видимости при рассмотрении  мин этого типа    речь может идти о месяцах или даже неделях боевой работы, но никак не о годах.

Все  вышесказанное однозначно свидетельствует, что  мина RMH со взрывным устройством М1 взорваться вследствие его срабатывания   не могла.

От автора. Из всех устройств так или иначе влияющих на боевую работу германских морских донных мин автору удалось отыскать лишь одно устройство, которое в своей работе не использовало электропитание, а давало на выходе взрыв механическим способом. Это устройство защиты от вскрытия (Geheimhaltereinrichtung (GE)) мин  типов LMA и LMB. В минах RMH это устройство не устанавливалось. Так и то, это устройство срабатывало лишь при попытке вскрытия взрывного устройства, взрывало не основной заряд мины, а   килограммовый заряд, который уничтожал только само взрывное устройство. При этом сама мина оставалась целой.


 И все же на 100% исключить мину RMH мы не можем. Отсылаю читателей к началу статьи:

" Конструкция мины позволяет использовать ее в следующих вариантах:
1. ...
2.....
3. Управляемая  донная мина, взрываемая оператором с берегового пульта управления..
4...."

Т.е. мина RMH, оказавшаяся в районе бочек №3, могла быть установлена в управляемом варианте, т.е. электроимпульс на электродетонаторы мог быть подан по  кабелю с берега. В таком варианте мина это просто заряд взрывчатки со вставленным в нее электродетонатором. Она может лежать на дне неопределенно долго. Смысл в подобной установке имелся.

В приводимой в ряде книг копии докладной водолаза старшины 1-й статьи  В.В. Яковлева, обследовавшего воронку на дне бухты в месте взрыва линкора 31 октября, он  среди других обнаруженных в воронке предметов    упоминает и  о торчащих из ила    концах тросов, кабелей. Это же подтверждают и водолазы с катеров ВРД-53 и ВРД-73, которые обследовали дно на следующий день. Они обнаружили в одной из воронок кабель, выступающий из дна на 1-2 метра. К сожалению, этим докладам тогда не придали значения, и никто не пытался выяснить, что это за провода и куда они ведут.

Напомним, что корма линкора на стоянке находилась всего лишь в 280 метрах от Госпитальной пристани.   До противоположного берега немногим больше. По саперным меркам эти расстояния сущие пустяки. Нормальная длина   магистральной линии электровзывной цепи может составлять 2-5 километров и даже больше. Тут главное мощность источника питания.
Следовательно, от мины по дну  вполне мог быть проложен  на берег трос, с проходящим внутри электрокабелем.
Некто, знающий, куда выведен конец кабеля, вполне мог, используя подрывную машинку, автомобильный аккумулятор, а то и обычную  сеть освещения, взорвать мину в любой момент.

Могли ли оказаться в Севастополе люди, способные на это по чьему-либо заданию или по собственной инициативе? Вполне.
И Бар-Бирюков, и Никольский, пишут, что хотя Севастополь в 1955 году и был закрытым городом, но посты охраны стояли только по дорогам. И не составляло никакого труда проникнуть в город, обходя эти посты вне дорог. Севастополь в то время был еще сильно разрушен и найти место, где можно лихому человеку   укрыться на нужное время не составляло труда.

Вместе с тем, автор, находя достаточно частые упоминания о минах,  обнаруженных в бухте в разное время, ни разу не встречал упоминаний о подобном варианте установки мины.

От автора. Где располагался заряд взрывчатки и какую он имел мощность, расчетным путем  установить почти невозможно, поскольку имеющиеся методики  расчетов взрывов такого сочетания  многих факторов не предусматривают. Складывается слишком противоречивая картина.   Как ни располагай заряд, какую ему не причисляй мощность, но если исходить одновременно из размеров воронок на дне и из разрушений, причиненных линкору, то одно исключает другое. Не мог заряд, лежавший на дне, причинить страшные разрушения корпусу корабля, но  при этом сделать столь мелкую воронку. То же самое не мог сделать  и заряд, находившийся непосредственно у днища корабля. Во всех случаях   воронка и повреждения корабля должны быть   пропорциональны, т.е. одинаково относительно невелики, либо наоборот, одинаково значительны. Пытаясь решить  эту загадку, некоторые исследователи называют этот взрыв направленным или даже кумулятивным.

Но общеизвестно, что кумулятивный заряд дает пробоину диаметром  в несколько раз  меньше, чем диаметр самого заряда. Глядя на фотографии пробоины в днище, становится ясно, что кумулятивный заряд должен был бы иметь диаметр в несколько метров. А таких зарядов просто не бывает. Кроме того, кумулятивный заряд не загибает края пробоины. Он как бы прожигает, проплавляет металл. Края пробоины всегда оплавлены, чего не наблюдается в данном случае. Да и вода, заполняющая кумулятивную выемку заряда, не позволит сформироваться кумулятивной струе.

Направленный взрыв. В принципе, такое возможно. В  этом  случае одним из способов   направления силы взрыва в нужном направлении   под заряд ВВ помещается т.н. забивочный заряд, который меньше по мощности. Он взрывается на доли секунды раньше верхнего заряда и его ударная волна не позволяет ударной волне верхнего заряда пойти вниз.
Но  тогда приходится еще раз прийти к выводу, что имел место диверсионный акт. Некто разместил под днищем линкора сдвоенный заряд. Один непосредственно у днища, а второй несколько ниже.   Нижний имел обычный электродетонатор, второй короткозамедленный электродетонатор. Импульс тока на оба подавался одновременно.
Две мины RMH случайно так разместиться не могли. Да и взрыв одной, скорее всего,  просто разрушил бы вторую.

Прояснить картину могут ряд экспериментальных взрывов. Но это нереально. Нет у нас нескольких десятков линкоров типа Новороссийск. Либо остается ждать, когда кто либо создаст компьютерную программу, которая позволит просчитать все варианты.

P.S.  Хотя авторы полагают, что батареи EKT (DIN 40.850) производства фирмы Pertrix (ныне она называется Varta) , которые использовались во взрывных устройствах М1, имели срок работы 1 год, и в это подтвердил ответ фирмы, все же было бы нечестным не упомянуть о двух  сообщениях.

Первое из них приводится в книге Б.А.Каржавина:

"… в) батарея 9-вольтовая ликвидатора мины „С", разоруженной 3 октября 1955 года, изготовленная на 47 неделе 1941 года, на момент разоружения просуществовала 14 лет. Имела напряжение: V=8,5 вольт, V при 100 Ом= 8,2 вольт и V при 60 Ом==6 вольт, что было вполне достаточно для взрыва запала (проверена фактически с лампочкой)..." .

Второе пришло от отставного  специалиста в области морских мин из Вильгельмсхафена (имя просил не называть):

"...через 20 лет после окончания войны они при помощи магнитного трала подорвали немецкую магнитную мину. ".

Не будем поднимать вопрос о правдивости авторов этих заявлений,  и не будем притягивать за волосы какие либо доказательства, что это невозможно. Отметим лишь, что совершенно отодвинуть в сторону утверждение, что батарея   могла сохранить работоспособность все же было бы неверным, хотя авторы и остаются при своем убеждении - батареи не могли быть работоспособны к октябрю 1955 года.

 

Огромная благодарность  В.Фляйшеру, В.Тамму и В.Йордану из  Германии, отыскавшим и любезно предоставившим   для статьи документальные материалы по германским морским минам периода Второй Мировой войны. Отдельная благодарность Е.Окуневу из Санкт-Петербурга за подборку информационных материалов по обстоятельствам гибели линкора.

 

Источники и литература

1.OP1673A. German Underwater Ordnance Mines. Military Arms Research Service. Departament of the Navy Departament of Military Ballistics. Sant Jose. California 14 June 1946.
2.Wolfgang Thamm. Die Zuendgerate von See- und Bombenminen. Einsatzfahige deutsche Femzundgerate. Marine und Luftwaffe 1935- 1945 Pro Literatur Verlag . Mammendorf 2005
3.Mine Disposal  Handbook. Part IV. German Underwater Ordnance. Chapter 1. German Influence Mines. 1 March 1945.
4.Mine Disposal  Handbook. Part IV. German Underwater Ordnance. Chapter 5. German Controlled Mines. 1 March 1945.
5.Uebersicht ueber deutsche und fremde Ankertayminen und Sperrschutzmittel. Herausgegeben 1946 der Deutschen Minenraeumdiensleiting. D.M.R.V. Nr 13.
6.Н.Никольский и В.Никольский. Гибель линкора "Новороссийск". ЭКСМО.ЯУЗА. Москва. 2005г.
7.О.П.Бар-Бирюков. Час Х для линкора "Новороссийск. Центрполиграф. Москва. 2006г.
8.Army Technical Manual TM 9-1985-2/Air Force Technical Order TO 39B-1A-9. GERMAN EXPLOSIVE ORDNANCE (Bombs, Fuzes, Rockets, Land Mines, Grenades & Igniters). 0 1325 005 0002. Departaments of the Army and Air Force. March 1953.
9.Руководство по подрывным работам. Военное издательство МО СССР. Москва. 1969г.
10.Б.А.Каржавин. Тайна гибели линкора "Новороссийск".Политехника. Санкт-Петербург. 1991г.


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки