Анатомия армии

Противотанковая собака
(подвижные мины)

sobaka-mina-2.jpg (12162 bytes)При всех своих достоинствах любая обычная противотанковая мина, будь то простая противогусеничная нажимная, противоднищевая наклонного действия или даже противобортовая с сейсмо-инфракрасным датчиком цели,  имеет весьма существенный недостаток - малую вероятность встречи с танком из-а своей пассивности.

Так, противогусеничная мина, имея диаметр 30-35 см (а диаметр датчика цели и того меньше) должна оказаться под гусеницей танка, которая имеет ширину меньше 50см. Даже если учесть, что танк имеет две гусеницы, то все равно получается, что для встречи с  танком мина должна оказаться в полосе шириной меньше одного метра.

Единственным способом добиться встречи  танка с миной является установка такого количества мин перепендикулярно вероятному направлению движения танка, чтобы эта встреча стала неизбежной.  Т.е. между соседними минами должен быть интервал менее 1 метра. Но взрыв одной мины на таком удалении от соседней приведет к взрыву соседки,  и так всех подряд. Поэтому мины устанавливают реже ( 4-6 метров), но в несколько рядов.

При этом расход мин на километр стандартного советского (российского) трехрядного минного поля составляет 750 мин, а вероятность попадания танка на мину всего лишь 0.65. Проще говоря, из десяти танков, попавших на минное поле, 3-4 танка пройдут сквозь него невредимыми. Чтобы добиться 100-процентного поражения танков на километр минного поля требуется 1500-2000 мин.

Если учесть, что в каждой мине содержится 5-10 кг. взрывчатки, то получается, что в землю на каждый километр минного поля закапывается от 4 до 20 тонн взрывчатки. И это делается ради выведения из строя на непродолжительное время (2-6 часов) всего лишь десяти танков, поскольку  стандартным считается интервал между соседними наступающими танками 100 метров, а значит на фронте в 1 километр наступает 10 танков. Причем ведь реально из строя выйдут не более чем 2-4 танка (только временно выйдут из строя. но не уничтожатся!). Как только первые танки подорвутся, остальные прекратят свое движение и будут ждать своих саперов, которые проделают для них проходы. Ну или откажутся от атаки в этом месте.

Хотя, собственно именно  в этом и состоит основная задача мин - остановить танки или замедлить их движение, но такой непропроционально  большой расход взрывчатки никого и никогда не устраивал.

Тем более, что в отличие от других средств противотанковой борьбы минные поля создают ряд проблем и для своих войск. Прежде всего, это невозможность контратаковать или просто совершить маневр через заминированную местность. Вдобавок эта проблема сохраняется и тогда, когда надобность в минном поле миновала. Приходится отвлекать большое количество специалистов саперов для  очистки местности от собственных же мин.

Конечно, в последней четверти XX века проблему последействия мин в общем то научились решать за счет создания самоликвидирующихся мин, но в годы Второй Мировой войны и первые годы после нее оставшиеся минные поля создавали массу неудобств.

Проблема же огромного непропорционального расхода мин  на каждый выведенный из строя танк, сравнимая с огромным расходом зенитных снарядов на каждый сбитый самолет (а скорее всего и превосходящая)   сохранялась как в те времена, так и сегодня.

Эту проблему пытались решать несколькими способами. Первый, это увеличение размера каждой мины в одном из трех измерений. Т.е. удлиненные мины. Так родились советские мины ТМ-39, ТМД-40, немецкие R.Mi.43 и R.Mi.44. Имея длину 60-80см., они позволяли сократить расход мин в 2-3 раза. Однако, это привело к снижению поражающих способностей мин, поскольку в результате распределения взрывчатки на большую длину, большаяя часть ее взрывалась не под гусеницей танка, т.е. впустую. Таким образом  снизился  расход мин, а расход взрывчатки нет.

Вторым способом стало создание противоднищевых мин, т.е. мин взрывающихся не только под гусеницей, но и под днищем танка. Такие мины тоже можно ставить реже и расход мин на километр снизился более, чем в 2-3 раза. Плюс возросла поражающая способность таких мин, особенно, когда их стали делать кумулятивными. Такие мины уже не выводили танк из строя, а уничтожали его.

Но эти мины демаскировались на местности выступающими вверх почти метровой высоты штырями-датчиками цели. Саперам противника стало легко обнаруживать и обезвреживать такие мины. Плюс оказалось очень легко приспособить на танки легкие выступающие вперед металлические рамки (тралы), которые заставляли такие мины взрываться преждевременно. Оказалось также, что мины со штыревыми взрывателями имеют явно недостаточную боевую стойкость. Они взрывались от воздействия на штырь шальных пуль,  осколков разрывающихся снарядов, комьями летящей при этом земли, наносимых на штыри ветром различных предметов, от воздействия птиц и животных.

Да и снижение расхода мин оказалось недостаточным, а с учетом необходимости постоянного восстановления вышедших из строя противоднищевых  мин реального  снижения расхода мин не произошло.

В попытках приблизиться к идеалу почти достигнутому артиллеристами "один снаряд- один танк", теоретики и практики минного оружия пришли к идее подвижной мины.

Суть этой идеи состоит в том, что мина не должна дожидаться танка. Она сама должна искать его и уничтожать.

Первыми попытками сделать мину подвижной стоит считать способ изредка применявшийся как немецкими, так и советскими солдатами. Суть его состоит в том, что на некотором удалении от траншеи, где находятся обороняющиеся, отрывается одиночный окоп, в который садится сапер. От его окопа паралельно траншее протянута веревка длиной 50-70 метров,  к которой привязана противотанковая мина или 3-5 мин цепочкой через каждые полметра. При приближении танка противника сапер тянет на себя веревку, стараясь угадать так, чтобы одна из мин   оказалась точно против гусеницы. При удачном стечении обстоятельств это давало результат. Однако, нетрудно представить себе все минусы и сложности этого способа повышения эфективности мин. Постоянно находиться в одиночном окопе далеко впереди от своей траншеи (100-200 м.) сапер не может ( да и слишком ного их надо).Пробираться в окоп, когда атака уже началась, далеко не всегда возможно. Да и такой одиночный сапер легко становится добычей пехотинцев противника.
Такие подвижные мины находили себе применение обычно в засадах, когда мина (цепочка мин) находится за дорогой и выдвигается только тогда, когда на дороге появляется достойная внимания цель. Для прикрытия минами линий обороны такой способ едва ли применим.

Японцы применяли экзотический способ доставки мин к танку - солдат-смертник бежал к танку, имея при себе заряд взрывчатки, забрасывал его на крышу танка или вешал его на борт и выдергивал чеку из взрывателя. Через 8-10 секунд взрыватель срабатывал, мина взрывалась и уничтожала танк.

Этот же примерно способ рекомендовался немецким солдатам в учебном фильме "Panzer-nah Bekamfung. Maenner gegen Panzer". Для этой цели  солдаты снабжались специальными боеприпасами. Немецкая Памятка по ближней противотанковой борьбе издания 1944 года (Des Merkblatt 77/3 "DER PANZERKNACKER") рекомендовала использовать в качестве ближних противотанковых средств канистру с бензином и привязанной к ней   ручной гранатой, прилипающий кумулятивный заряд (Hafthohlladung),ослепляющую банку (Blendkorper), противотанковую мину типа T.Mi.42 с ввернутой в боковое гнездо короткой зажигательной трубкой.
Эта же памятка утверждала, что этими средствами отважные немецкие гренадеры к 1944 году уничтожили 10 тыс. советских танков ( 200 танковых бригад), однако в действительности дело обстояло совсем иначе и вступать в единоборство с танком методом доставки мины к танку вручную рисковали единицы.

Напрашивалось иное решение - мина должна находиться в своей траншее и выдвигаться вперед лишь тогда и туда, когда и где появился танк противника. Отсюда и требование к мине - она должна быть самодвижущейся и управляемой, причем, она должна быть способной передвигаться по пересеченной местности.

Немцы в апреле 1942 года обзаводятся такой подвижной миной на гусеничном ходу - leichte Ladungstraeger B-III "Goliath". Онаsobaka-mina-1.jpg (15273 bytes) имела габариты 1.5х0.85х0.56м., вес 370 кг. Заряд взрывчатки составлял 60 кг. тротила или пентрита. Она имела два электромотора по 2.5 квт мощностью каждый. Питание моторы получали от 12-вольтовых аккумуляторов. Управление и инициирование взрыва осуществлялось посредством кабеля связи длиной 1.5 км. Катушка с кабелем помещалась в мине и провод разматывался по мере движения мины. Скорость могла достигать 10 км. в час. До января 1944 года фирмы Боргвард и Цюндап выпустили в общей сложности 2650 мин Голиаф.

Такое явно недостаточное количество самоходных мин не могло решить вопрос успешной борьбы с советскими тяжелыми танками, а развернуть массовое производство большего количества столь сложных механизмов, которые к тому же использовали в большом количестве остро дефицитные материалы (медь, свинец) и остродефицитные электромоторы,  немецкая промышленность не могла.

К тому же быстро выяснилось, что Голиафы весьма уязвимы на поле боя. Они легко выводились из строя ружейно-пулеметным огнем, поскольку были довольно заметны.  Разрывы артснарядов и минометных мин перебивали кабель управления. Попытки заменить электромоторы на бензиновые мотоциклетные двигатели  и оснастить мину броней толщиной до 10мм. ( leichte Ladungstraeger B-V "Goliath") привели лишь к увеличению общего веса до 430 кг., снижению надежности. Хотя их изготовили 4604 экземпляра, однако в войсках попытки использовать  Голиафы всех модификаций против советских танков оказались безуспешны. Достоверных сведений о том, что Голиафом удалось уничтожить хоть один танк не имеется.

Против неподвижных объектов типа фортификационных сооружений (ДОТы, ДЗОТы, бронеколпаки) Голиафы действовали достаточно успешно, но основное применение они нашли как средство доставки на минные поля противника удлиненных зарядов разминирования "Бангалорская торпеда". Дело в том, что оператору крайне сложно, если вообще  возможно с расстояния 200-1200 метров определить взаимное положения мины и танка и точно навести ее на цель. Ничего здесь не решали и попытки замены уязвимого проводного управления радиоуправлением. Оператор не в состоянии удовлетворительно отслеживать одновременно перемещение танка, плохо заметной мины и   определять расстояние от мины до цели и курсовой угол.

В общем-то именно это последнее обстоятельство привело к тому, что и сегодня, когда технически возможно создание подвижных управляемых мин, их нет на вооружении ни одной страны мира.

В СССР во время войны создать что либо подобное даже не пытались. Для этого не было ни достаточно развитой электротехнической промышленности, ни материалов. Достаточно вспомнить, что даже автомобили у нас снабжались в целях экономии одной, а не двумя фарами, на них не ставили ни подфарники, ни стоп-сигналы, ни подсветку щитка приборов. Да и бензиновых моторов не хватало даже для мотоциклов.

Решение вопроса подвижных противотанковых мин попытались решить с помощью собак. В Красной Армии  уже в ходе советско-финской войны собак довольно активно и успешно использовали  для решения целого ряда задач. Прежде всего, в качестве средства охраны объектов, тягловой силы для доставки на передний край боеприпасов, питания; вывоза из под огня противника раненых, для поиска в снегу раненных, поиска мин, мест укрытий финских  диверсантов и разведчиков. Были также попытки (редко успешные) использовать собак для доставки донесений и передачи распоряжений.

От автора. Владельцам собак нередко изменяет чувство меры. Своих любимцев они наделяют столь развитым интеллектом, что собаководы не воспринимают юмора анекдота:
"Есть собаки умнее людей.
-Не может быть!
-Может!  У меня самого была такая собака".

Тесно общаясь со своей собакой, которая усвоила регулярно и очень часто повторяющиеся ситуации в доме, и научилась соответствующим образом реагировать (причем этой реакции ее фактически обучил сам хозяин) на них, они полагают, что собака реагирует на них вполне сознательно, используя свой разум. Например, на возглас хозяина "А не пора ли нам гулять!" собака приносит свой ошейник, хозяину туфли и вертится у двери. Ему и неводмек, что у собаки это просто условный рефлекс на определенную интонацию голоса и соответствующее время, выработанный несколькими месяцами повторения одного и того же события.

Такие мнения об интеллекте собак среди всех остальных людей кроме рассказов энтузиастов собаководства подогревают иsobaka-mina-3.jpg (13077 bytes) многочисленные фильмы. Достаточно назвать "Белый Бим черное ухо", "Четыре танкиста и собака", "Комиссар Рекс".
Вот если бы люди, далекие от биологии и кинологии воспринимали все эти похождения "интеллектуальных собак" так, как оно есть на самом деле, т.е. как художественные преувеличения, как сказки для взрослых, то безумная идея собак-минеров так и осталась бы в области фантазий. К сожалению, эта мистификация удалась, и были затрачены немалые средства, время, загублены десятки собачьих и человеческих жизней, прежде чем военное руководство страны пришло к однозначному и неизбежному выводу - собаки в качестве носителей противотанковых мин абсолютно непригодны.

Итак, было предложено использовать собак для доставки противотанковых мин к атакующим вражеским танкам.Энтузиасты заявляли, что возможно также посылать собак для уничтожения вражеских танков еще до начала атаки, т.е. на исходные позиции танковых подразделений.

Сама мина проедставляла собой брезентовый вьюк, надеваемый на собаку. В этом вьюке в боковых сумках размещались два тротиловых заряда массой по 6 килограмм каждый.  На спине на деревянном седле размещались взрывное и расцепное устройства.  Взрывное устройство в зависимости от задачи могло варьироваться. Либо это было взрывное устройство с наклонным датчиком цели, либо взрыватель замедленного действия.

Предполагалось, что прибыв  к нужному месту (которое собака определяет сама или с помощью сигналов свистком хозяина), sobaka-mina-4.jpg (10877 bytes)собака оценит наиболее выгодные с точки зрения уничтожения объекта место и время, потянет зубами рычаг, находящийся   слева от морды.  Въюк разъемный. Он оснащен замком аналогичным замку парашютнго ранца ( на одном клапане вьюка конуса с отверстиями, на другом люверсы. Люверсы удерживаются на конусах с помощью шпилек, соединенных тросиком, который протянут к рычагу). Когда собака потянет рычаг, замок раскроется и вьюк упадет  на землю перед танком. Собака возвращается к хозяину, а танк, наехав на дачик цели, подрывается. Полагали, что такую собаку можно будет использовать многократно и не только для уничтожения танков, но и для уничтожения неподвижных объектов, совершения диверсионных актов на вражеских складах боеприпасов, горючего.

Отдельные собаки, натасканные в полигонных условиях на знакомой местности на одни и те же объекты, усваивали после длительной дрессировки то, что от них требовалось. Однако, даже самая выдающаяся собака по кличке Инга как только задача несколько усложнялась ( посылали на иной объект в пределах того же хорошо ей знакомого учебного поля, меняли сам объект, или он начинал двигаться) терялась, действовала невпопад, а чаще всего просто возвращалась к хозяину вместе с опасным грузом.

Обучение первой группы собак затянулось более чем на полгода, но положительных результатов достигнуто не было.

Тогда был предложен иной, упрощенный вариант использования собак. Собака  теперь должна использоваться одноразово, т.е. погибала в момент взрыва мины. Вьюк делался неразъемным. На спине размещалось взрывное устройство с наклонным датчиком цели (деревянным штырем). При отклонениия штыря назад, срабатывал взрыватель и мина взрывалась (Подробно устройство мины описано в статье "Противотанковая подвижная мина" на сайте "Сапер").

Обучение сводилось к использованию простейшего рефлекса собаки - поиска пищи. В учебном центре миски с питаниемsobaka-mina-5.jpg (26593 bytes) размещали под стоящими макетами танков. Голодных собак выпускали из клеток и,   привлеченные запахом горячей еды, собаки бросались к танкам и залезали под них. Достаточно быстро собаки усваивали, что еду можно найти только под танком. Через некоторое время их   учили выполнять эти действия, не обращая внимания на работающие двигатели танков, имитацию стрельбы и взрывов взрывпакетов.

Т.е. по замыслу создателей  мины собака выпускалась из траншеи навстречу приближающимся танкам противника. Голодная собака, зная, что под танком находится пища, бежала ему навстречу и ныряла под него. Штырь упирался в броню машины, отклонялся назад и мина взрывалась. 12.4 кг. тротила вполне достаточно, чтобы проломить днище тяжелого танка. Это приводит к его уничтожению.

Однако, когда перешли к обучению собак лезть под движущийся танк, оказалось, что собаки это делать отказываются.  Препятствовал инстинкт самосохранения. Самые смелые собаки начинали просто преследовать танк в ожидании его остановки. Пушечные выстрелы танков отпугивали   всех собак.

Отсутствие в тылу достаточного количества танков, которые можно использовать в качестве целей, нехватка топлива  и отстутствие холостых артвыстрелов для полигонных танков не позволяли продолжить обучение первой группы собак до получения удовлетворительных результатов (если это вообще возможно). Тем более, что руководство Главного Военно-инженерного Управления РККА стало высказывать резонные и обоснованные сомнения в том, что использование собак в качестве носителей мин может дать результаты.

Первая группа собак-минеров ( 30 собак, 40 инструкторов, 4 повара, 6 водителей, 10 солдат минеров) была отправлена на фронт  в конце лета   1941 года.

Уже на фронте попытались потренировать собак на реальной местности против настоящих   танков. В результате из двадцати выпущенных собак ни одна задачу не выполнила. Собаки разбежались по полю и попрятались. Четырех из них отыскать так и не удалось. Двух задавили танки.

Сохранился отчетный доклад командира группы собак-минеров капитана Випорасского (Виноградского (?)) в ГВИУ, написанный от руки и датированный 16  октября 1941 года:

"...1. Большинство собак отказываются   работать сразу и норовят спрыгнуть в траншею, подвергая опасности пехоту ( шесть несчастных случаев).
2. Девять собак после непродолжительного бега в нужном направлении начинали метаться из стороны в сторону, пугались разрывов артснарядов и миномет.мин, пытались спрятаться в воронках, ямках, залезали под укрытия. Из них взорвались - три, не выявлено-две. Остальных, из-за того, что они стали возвращаться назад, пришлось уничтожить ружейно-пулеметным огнем.
3. Трех собак фашисты уничтожили ружейным огнем и забрали с собой. Попытки отбить и вернуть убитых собак не делались.
4. Предположительно четыре собаки взорвались   вблизи от немецко-фашистских танков, но подтверждения о том, что ими выведены из строя танки не имею..."

В выводах  этого доклада в качестве причин провала действий группы указывалось, что причинами являются недостаточная обученность собак и неверная методика обучения, и предлагались методы обучения с учетом полученного опыта.  Однако и последующие попытки использования собак в качестве противотанкового средства осязаемых результатов не дали, и в принимающих решения инстанциях решили, что дальнейшая разработка этого способа минной войны нецелесообразна.

Тем более, что накопленный к этому времени опыт использования собак на фронте в качестве санитарных, собак подносчиков боеприпасов, тягловой силы, собак-курьеров, собак - искателей мин однозначно показывал, что собака нуждается в постоянном и тесном контакте с собаководом, что она может эффективно раболтать только под непосредственным руководством собаковода. При этом решающую роль играет привязанность животного к конкретному человеку, обладающему даром влияния на собаку. Это невозможно выполнить в плане использования собак как носителей мин.

Любопытно, что в этом же докладе командир упоминает о тяжелой морально-политической обстановке в подразделении и резко отрицательном отношении пехоты к "саперным душегубам".

Встречаются в политдонесениях политорганов и донесениях Особых Отделов НКВД сведения об отрицательном отношении солдат и командиров к идее собак-минеров. Так в донесении оперуполномоченного ОО  при 120 сд указано "... красноармеец 345 сп Колющенко в разговоре сказал, что мол мало народу погубили, так теперь и за собак взялись. Взят в разработку."

Интересен в этом плане протокол допроса военнопленного гефрайтера танкиста   О.Рихтмайстера. В частности он показал, что о применении  Советами мин-собак ему известно. Труп одной из них  им показывали. При этом лейтенант пояснил, что дела Советов плохи, красноармейцы отказываются сражаться за еврейско-большевистский режим и комиссары пытаются добиться побед, посылая в бой собак.

Поиск автора в архивах сведений относительно результативности использования собак-мин никаких результатов не дал. Нет ничего подобного и в немецких источниках. Приводимые на сайтах "Зверики" (www.peter-club.spb.ru/anima),  "Сержант" (sergeant.genstab.ru) сведения о том, что собаки-истребители танков за войну уничтожили свыше 300 немецких танков, к сожалению основываются не на документальных источниках, а являются пересказом чьей-то выдумки. Эта же выдумка включена и в статью о фронтовых собаках сайта "Город-fm" (www.gorod.ru).

Или вот перл:
"Из донесения командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 г.: "В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится."".

Мои попытки отыскать эти строки в донесениях   командующего 30-й армии Калининского фронта за  январь-апрель 1942 оказались безрезультатными. Донесение от 14.03.42 имеется, но там о собаках ни слова. Да и Лелюшенко Д.Д. тогда был генерал-майором.

В действительности, к  осени 1942 года все   попытки использования собак для борьбы с танками, равно как и использования их для совершения диверсионных актов ( в том числе и под непосредственным руководством проводников) были прекращены.

Союзники, вообще весьма прохладно относившиеся в минному оружию, ничего подобного советским или немецким разработкам не осуществляли.

В послевоенное время от идеи подвижных противотанковых мин отказались.Неизвестно ни одной разработки в этом направлении ни в СССР,   ни на рубежом. Это естественно,  потому что уже в ходе войны идею подвижной мины  успешно решили артиллеристы.  Автор  имеет в виду немецкие противотанковые гранатометы   Офенрор (Pz.B.54),  Панцершрек (PZ.B.54/I),   Панцерфауст, американскую Базуку. Доставка к танку заряда взрывчатки, успешно его поражавшего, осуществлялась по воздуху и со скоростью недостижимой ни для собаки, ни для Голиафа.

В общем и целом идея подвижной противотанковой мины оказалась тупиковой.

 

Источники и литература

1.Шмелев И.П. Бронетанковая техника Третьего Рейха. Арсенал-Пресс. Москва. 1996г.
2. С.Ангелов. Танки и самоходные установки. Изд. АСТ. Москва. 2000г.
3.Инженерные боеприпасы. Руководство по материальной части и применению. Книга первая. Военное издательство МО СССР. Москва. 1976г.
4.Waffen- Revue. Heft 22, Waffen Lexikon Nr. 1803-225-1
5. Книга  по советским минно-взрывным средствам без отправных данных (без обложки и титульного листа). Предположительно издания 1943-44 годов.
6.Коллекция Д.Горбовского.
7.Сайт "Зверики" (www.peter-club.spb.ru/anima).
8.Сайт "Сержант" (sergeant.genstab.ru).
9. Сайт "Город-fm" (www.gorod.ru)
10. Журнал  "Техника и оружие" №1-97г.
11.Великая Отечественная. Действующая армия 1941-1945. Anini Fortitudo.Кучково поле. Москва. 2005г.
12. Военный энциклопедический словарь. Том I. РИПОЛ КЛАССИК. Москва. 2001г.
13.Журнал "Сержант" №8  1997г.
14.И.Старинов. Записки диверсанта. Альманах "Вымпел". Москва. 1997г.
15.И.Г.Старинов.Мины замедленного действия. Альманах "Вымпел". Москва. 1999г.
16.И.Г.Старинов, В.А.Эпов. Взрывное дело. Воениздат. Москва.1959г.
17.Полковник И.Г.Старинов. Партизанское движение в Великой Отечественной войне. Курс лекций. Военная академия им. М.В.Фрунзе. Москва. 1949г.
18.И.Старинов. Супердиверсант Сталина.Мины ждут свого часа. Яуза.ЭКСМО. Москва. 2004г.
19.И. Старинов. Заместитель по диверсиям.Яуза.ЭКСМО. Москва. 2005г.
20.П. Судоплатов. Разные дни тайной войн и дипломатии. 1941 год. ОЛМА-Пресс. Москва. 2005г.
21. Аскью Генри Р. Проблемы поведения собак и кошек. Руководство для ветеринарного врача. Пер. с нем. М.Степкин. Москва: "Аквариум ЛТД", 1999. - 624 с.
22. Бергман Ё. Поведение собак. Пер. с финского. Москва: Восхождение, 1992.
23. Бехтерев В.М. Объективная психология. Москва.Наука, 1991.
24. Гриценко В.В. Коррекция поведения или перевоспитание собак. - Москва. 1995
25.Святковский А.В., Криволапчук Ю.В. Некоторые аспекты диагностики и коррекции неврозов у собак// Материалы VIII Международного конгресса по проблемам ветеринарной медицины мелких домашних животных. Москва 2000.
26.Чуваев И.В. Возможности фармакотерапии при неадекватном поведении и оптимизации обучения собак// Журнал "Ветеринарная Практика", 1999, №1(7)
27.Чуваев И.В. К вопросу о зоопсихиатрии собак// Новые фармакологические средства в ветеринарии: Материалы 11-ой Международной межвузовской научно-практической конференции. Санкт-Петербург. 1999
28.Ю.В.Криволапчук. Этологические основы профилактики эмоционального стресса у собак. Академия Ветеринарной Медицины. Санкт-Петербург
29.Merkblatt ueber russische Spreng- und Zuend- mittel, Minen und Zuender. Ihr Einsatz beim Feind und ihre Beseitigung. Oberkommando des Heeres. (Chef H Rust und B d E). Az.34 d16/4f AHA Pi.Abt. (Zn 5) Ia2. Nr 1/42. Berlin. 1942
30. Учебный кинофильм Вермахта "Panzer-nah Bekamfung. Maenner gegen Panzer". 1943
31. Des Merkblatt 77/3 "Der Panzerknacker". Anleitung fuer Den Panzernahkaempfer. H.Qu. OKH den 13.Mai 1944


Инженерные войска.


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
Питомник породы лабрадор ретривер на enslumens.ru

Rambler's Top100 TopList