Анатомия армии

Полевые фортсооружения Германии
к началу Первой Мировой войны.

Часть 3.
Наблюдательные пункты

Управление своими взводами и ротами, а также руководство боем германские офицеры осуществляли с наблюдательных пунктов (Beobachtungsstaende), которые могли размещаться в стрелковых окопах или на некотором удалении от них. Определяющим фактором здесь была возможность наблюдать   поле боя (дальние и ближние подступы к окопам и сами окопы). Обычно такую возможность давали возвышенные места. Если с наблюдательного пункта часть местности не наблюдалась, то могли устраиваться дополнительные наблюдательные пункты.

Как правило, взвод имел 1-2 наблюдательных пункта, командир роты кроме взводных НП имел обычно 1-2  ротных НП. Любой НП должен был иметь голосовую или телефонную связь с отделениями и соответственно со взводами и вышестоящим командиром. Если НП оборудовался не в стрелковом окопе, а отдельно, то обязательно к окопу или к общему ходу сообщения прокладывался свой ход сообщения.

Предпочтение отдавалось НП с перекрытием, поскольку оно обеспечивало большую безопасность офицера, нежели открытый НП.

Перекрытый наблюдательный пункт в стрелковом окопе  (Gedeckter Beobachtugsstand im eine Schuetzengraben) nem-okop-1912-b-1.jpg (14792 bytes)Представляет собой по сути дела ячейку отрытую вперед из окопа и перекрытую толстыми досками с грунтовой обсыпкой.

От автора (не по теме). Вообще, немцы всегда уделяли особое внимание тому, чтобы офицер на поле боя подвергался возможно меньшей опасности. И вовсе не потому, что офицер это господин и его жизнь по мнению генералов драгоценна, а солдаты это   пушечное мясо и серая скотинка.
Немцы исходили здесь из меркантильных соображений. Прежде всего, гибель офицера это потеря управления подразделением, что чревато поражением и гибелью если не всего подразделения, то его большей части. Заместитель, он и есть заместитель.
Что то   все  предпочитают натуральные продукты, а не "идентичные натуральным".
Офицер имеет больше опыта и знаний, лучше подготовлен к управлению боем. Проще говоря, смерть одного младшего офицера влечет за собой смерти двух-трех десятков солдат.   За гибель одного старшего офицера армия расплачивается уже  сотнями солдатских жизней.

Еще проще - если хочешь сберегать жизни солдат, начни это делать со сбережения офицеров. И чем дольше офицер выживает на войне (т.е. набирается практического опыта), тем больше сберегается солдатских жизней.

Простая, но страшная статистика - к 1918 году в рядах Русской Армии оставалось 3-5% офицеров с довоенным, т.е. полноценным и качественным образованием плюс боевым опытом, тогда как Германская армия таковых имела от 32 до 40%. В немецкой армии по окончании войны сохранилась на будущее преемственность кадров, и было кому передавать молодому поколению командиров и солдат знания и опыт. Есть в военном деле такие знания и навыки, которые невозможно забить в учебники, и которые возможно передавать лишь изустно и личным показом.

Мы же в России , растратив и последние кадры офицеров в Гражданской войне (в этом не вина одних лишь большевиков), потеряли на многие годы возможность полноценного обучения  личного состава, взращивания новых качественных командных кадров. Стоит ли удивляться трагедии лета 41-го года. Страшными потерями в солдатах страна оплатила учебу новых офицеров. Слава Богу смогли и успели. Но  этих потерь могло не быть, если бы и в царские и в советские времена на офицера nem-okop-1912-b-2.jpg (21120 bytes)смотрели бы как на гаранта солдатских жизней и залог будущих побед, а не как на "мучителя солдат".

Вот интересно. К операции на сердце не допустят   в качестве хирурга - вчерашнего студента агрономического факультета, хотя максимальный ущерб от него одна человеческая жизнь. За штурвал пасажирского лайнера не посадят  выпускника   автошколы, которого  в оной попутно познакомили с кабиной самолета, хотя цена его неумения и ошибок - сотня-полторы жизней. А налепить офицерские   погоны и послать командовать ротой или батальоном на войне человека, который не имеет ни военных знаний, ни опыта, у нас отчего то можно. Хотя цена неумения командовать в бою сотни и тысячи солдатских жизней.

Сегодня президент и министр обороны радостно сообщают, что сократят в ближайший год-два офицерский корпус вдвое, зато, мол остальным несколько увеличат жалованье (кстати, далеко не вдвое). Страшно подумать, во сколько солдатских жизней России обойдется это "мудрое" решение, которому сегодня радостно рукоплещет весь либеральный бомонд.
Ведь, оставшиеся на всю армию 150 тыс. офицеров истают в серьезной войне буквально в течение месяца-двух, а заменить их будет просто-напросто некем. Резерва то офицерского состава нет!

Военные училища сократят выпуск офицеров более чем вдвое. Военные кафедры в ВУЗах  позакрывали, и через  десяток-другой  лет офицеров запаса в стране просто не останется. Да, "пидажки", как иронично называли кадровые офицеры выпускников институтов, получивших звания лейтенантов запаса, не отличались высоким качеством. Но все же что то они уже знали и умели. Теперь не будет и таких.
Что, потом на войне опять будем растить офицерские кадры под огнем, оплачивая учебу десятками тысяч солдатских жизней?
Или просто выкинем белый флаг и навеки забудем. что существовала такая страна Россия и что была такая нация - русские. К тому дело и идет. И не стоит обольщаться иллюзиями, что Европа когда либо оставит в стороне  свою вековую мечту - уничтожить русских, как нацию, а Россию как страну, или что США откажутся от своих планов мирового господства, которым Россия мешает одним своим существованием.

Однако, если рассматривать НП подробнее, то, прежде всего следует заметить, что это участок окопа между двумя траверсами имеющий глубину всего 0.7 метра и с понижением до 0.8 метра к средней части рва. Расстояние между траверасми здесь уменьшено с обычных 8-10 метров до 4 метров.

В середине расстояния между траверсами вперед прорыт короткий ход (1.2м.), который перекрыт толстыми досками на подкладках и грунтовой обсыпкой. Это, собственно, сама ячейка для наблюдения.

Если  снять часть бруствера и часть досок, то становится видно устройство ячейки для наблюдения. Мы видим опорные балки, на которые уложены доски перекрытия. Толщина досок перекрытия 5-8 см. Над ними грунтовая обсыпка толщиной около 15 см., как часть бруствера . Общая высота бруствера 70 см.
В передней части ячейки оборудуется из брусьев и досок амбразура (сужается отnem-okop-1912-b-3.jpg (15977 bytes) наблюдателя вперед) для наблюдения. Для нее в передней части бруствера расчищается расходящийся сектор наблюдения. Обычно размеры амбразуры невелики - в свету ширина от 12 до 20 см., высота около 8 см.

Таким образом, офицер имеет спереди (если стоит на дне рва перед ячейкой для наблюдения) закрытие 1.5 метра (80см. от поверхности вниз, плюс 70 см. бруствер), что позволяет ему вести наблюдение поверх бруствера. Фактически это  высота от дна до уровня глаз наблюдателя (люди в те времена в среднем были ниже ростом нынешних).
Если же огонь противника слишком плотен и есть угроза поражения винтовочным огнем, то офицер входит внутрь ячеки, опускается на колено и теперь он может вести наблюдение через амбразуру. Одновременно он укрывается от разрывов шрапнельных снарядов.

От автора. Однако и здесь просматривается пренебрежение угрозой обстрела позиции осколочными снарядами. Сзади нет бруствера и наблюдатель открыт осколкам при разрывах снарядов сзади от ягодиц и выше. Только если он опустится на колено, то будет укрыт до головы.

А ведь уже состоялась русско-японская война 1904-05 гг., в ходе которой стало ясно, что полевая артиллерия должна вести огонь по окопавшемуся противнику осколочно-фугасными снарядами, оставив шрапнельные  для атакующей пехоты. За этот просчет (русская полевая артилерия имела на   снабжении в ту войну исключительно шрапнели, а японская в основном осколочные снаряды) русских  генералов как только не корили и не обзывали. И поныне эту трагичную ошибку преподносят как яркое доказательство всегдашней  "исключительной тупости и бездарности российского генералитета" .

Однако, уже в ходе той войны Россия стала исправлять этот просчет, и к началу Первой Мировой учла его и в артиллерии и в фортификации. Но что мы видим в германской фортификации? Канун войны, а окопы и укрытия по прежнему   предназначены лишь для  защиты от пуль и шрапнели.

Это как?

Как будем называть германских генералов? По прежнему светлыми головами и гениями военного искусства? Или все же умерим обличительный пыл в адрес русских полководцев?

Хотя, Наставление предписывает тщательно маскировать наблюдательные пункты с тем, чтобы исключить поражение офицеров и потерю управления, сделать это с данным НП довольно затруднительно. Маскировка НП достигается, прежде всего, тем, что он ничем не должен внешне отличаться от остального окопа. Однако, практически ни один вид германских стрелковых окопов не имеет ни глубины 80 см.,  ни бруствера высотой 70 см. И то и другое всегда либо больше, либо меньше. Вдобавок, расстояние между   траверсами уменьшено вдвое против обычного. Для опытного и наблюдательного разведчика не составит особого труда уловить разницу.

И всегда амбразуры очень заметны противнику, особенно, если солнце светит от противника к НП. Она очень четко выделяется черной полоской на фоне бруствера. Если же ее чем то покрывать, то и наблюдать через нее становится невозможно. Есть, конечно выход - выставлять в амбразуру перископ или стереотрубу. Пуля поразит не голову офицера, а прибор. Но ведь главная цель достигнута не будет - НП не будет скрыт от наблюдения.

Перекрытые  наблюдательные пункты, которые располагались не в стрелковом окопе, чаще оборудовались для командира роты, поскольку ему требовалось наблюдать за действиями всех подчиненных взводов, а это возможно только если отнести НП от стрелкового окопа  так, чтобы возможно было обозревать весь фронт роты.
В остальных случаях подобный НП  создавался, если  часть поля боя  с НП в  стрелковом окопе не наблюдается. При этом вынесенный НП мог располагаться не только позади стрелкового окопа, но и несколько спереди. Например, если на подступах к окопу  имеются мертвые зоны (ненаблюдаемые и непростреливаемые из окопа).

Перекрытый наблюдательный пункт вне стрелкового окопа  (Gedeckter Beobachtugsstand ausserhalb des Schuetzengraben)
nem-okop-1912-b-4.jpg (8601 bytes)Представляет собой котлован размерами по дну 1.00 на 1.30м. и глубиной 1.2 метра, перекрытый досками и грунтом, и оборудованный наблюдательной амбразурой. От НП к общему ходу сообщения или к стрелковому окопу прокладывается свой ход сообщения глубиной также 1.2м. с передним бруствером высотой 0.6.
Наблюдение из этого НП ведется только через амбразуру. Наблюдение поверх бруствера, в том числе и из хода сообщения не предусмотрено.

Внутри  НП имеет стульчики для наблюдателя и для ординарца, вделанный в переднюю крутость столик-доску.

От автора. Невозможность вести огонь, кроме как в секторе наблюдения через амбразуру и невозможность вести круговое наблюдение, хотя бы из хода сообщения, является крупнейшим и критичным недостатком этого сооружения. Ведь этот НП сооружается на некотором удалении от окопа, особенно, если это НП командира роты.   Для разведчиков противника  наблюдатель, а тем более офицер всегда болеее чем желанная добыча. Если с НП невозможно обозревать местность на   все 360 градусов, значит к нему можно подобраться без проблем. И даже, когда подкрадывающийся  враг обнаружен, с этого  НП невозможно вести даже кратковременный оборонительный бой. А  если  врагу удалось блокировать ход сообщения (а сделать это довольно просто), то вероятнее всего наблюдающий будет либо взят в плен, либо убит.

nem-okop-1912-b-6.jpg (18283 bytes)Сверху над котлованом сооружения настилаются доски толщиной 5см, уложенные на подкладки толщиной 20 см. Сверху насыпается грунт слоем 15 см. Nаким образом, при общей высоте насыпи 40 см. защитная толща над котлованом всего 20 см. Она в состоянии защитить лишь от шрапнельных пуль, падающих сверху комьев земли от разрывов снарядов.

Поскольку эти НП раполагаются, как правило  в зоне разрывов  перелетных (недолетных) снарядов и вероятность прямого попадания осколочно-фугасного снаряда в перекрытие достаточно велика и следует признать такую защитную тольщу недостаточной.

При этом, конструкция сооружения не позволяет использовать стереотрубу или перископ (слишком мало расстояние  от глаз наблюдателя до перекрытия).

Наилучшей маскировкой  амбразуры обеих типов НП является постоянная тень над ней от местного предмета (дерево, густой куст, руина, брошенная повозка и т.п.). При этом следует учитывать перемещение тени в течение дня. Если какую то часть дня тень не прикрывает амбразуру, то в это время следует закрыть щель и не вести наблюдение.  Также нельзя использовать амбразуру, если солнце светит со стороны противника. В это время амбразура отчетливо выделяется на фоне бруствера темной щелью. А если наблюдатель использует оптические приборы, то НП выдают периодические яркие блики на черном фоне амбразуры.

При невозможности оборудовать перекрытый наблюдательный пункт в стрелковом окопе оборудуется открытый наблюдательный пункт. Следует отметить, что открытый НП впоследствии в перекрытый не переоборудуется. Он продолжает использоваться если ко времени создания перекрытого НП  он не будет обнаружен противником. Если же открытый НП раскрыт, то он используется в качестве ложного для отвлечения внимания врага от настоящего.

Открытый наблюдательный пункт  (Offener Beobachtugsstand)
nem-okop-1912-b-7.jpg (11760 bytes)Представляет собой как и перекрытый НП, ячейку размерами 1.00 на 1.2м.по дну врезанную в переднюю крутость стрелкового окопа.Наблюдение ведется только поверх бруствера. Поскольку глубина ячейки для наблюдения 1.2 метра в отличие от глубины стрелкового окопа 1.1 метра, то высота закрытия для наблюдателя 1.5 метра, тогда как высота закрытия стрелков в окопе 1.4м.
Таким образом верхний край бруствера оказывается на уровне глаз наблюдателя. Это исключает ведение  винтовочного огня из ячейки, но обеспечивает возможность наблюдения.
Кроме того, в передней стенке ячейки сделана земляная ступенька-сиденье, покрываемая досками, а над ней делается козырек из жердей диаметром 5 см.или досок толщиной 5 см, с грунтовой обсыпкой до уровня общего бруствера. Это дает возможность наблюдателю в случае обстрела окопа шрапнельными снарядами сесть на ступеньку и оказаться укрытым сверху от шрапнельных пуль.

От автора. Представляется, что этот тип наблюдательного пункта наиболее верный с точки зрения маскировки и быстроты оборудования. Дно ячейки всего лишь на 10 см. глубже основного окопа, высота бруствера совпадает с бруствером окопа. Нет темной щели амбразуры. выдающей НП, а голова наблюдателя над бруствером воспринимается противником как голова солдата. Тем более, что отказавушись от слишком заметного германского шлема, и одев фуражку, довольно легко можноnem-okop-1912-b-8.jpg (14601 bytes) замаскироваться пучками травы. ветками и т.п.
Единственный недостаток этого НП состоит в том, что  его невозможно впоследствии переоборудовать в перекрытый НП, рпасполагаемый в стрелковом окопе , соотвествующий Наставлению (см. начало статьи). Хотя, простая логика подсказывает, что достаточно продлить козырек и обсыпку до самого окопа, чтобы получить вполне приемлемый перекрытй НП.

Справка.

Шрапнель. Артиллерийский снаряд, наполненный круглыми пулями. Предназначен   главным образом для поражения неукрытой пехоты и кавалерии.  Шрапнельный снаряд,    не долетая до цели небольшое расстояние,  разрывается в воздухе на нисходящей части своей траектории и посылает вперед вниз пучок шрапнельных пуль (шарики из сплава свинца и сурьмы).
Шрапнельный снаряд калибра 76 мм. содержал 260 пуль, снаряд калибра 107мм. - 600 пуль. Обладал высокой эффективностью действия по цели, но требовал высокой квалификации артиллеристов.
Широко применялся  в полевой артиллерии с появлением нарезных nem-okop-1912-b-9.jpg (21450 bytes)пушек с продолговатыми снарядами со второй половины XIX века и до окончания Первой Мировой войны.   Затем был вытеснен более универсальным осколочно-фугасным снарядом.
В конце шестидесятых годов XX века  появились артиллерийские снаряды  шрапнельного типа, снаряженные вместо круглых пуль стреловидным оперенными поражающими элементами.  Например, в американском 105-мм снаряде находится до 8 тыс. таких стрелок (длина 24 мм, масса 0,5 г). 
Советская Армия располагала двумя типами   снарядов со стреловидными поражающими элементами - 122-мм. гаубичный снаряд Ш-1 и 152-мм гаубичный снаряд Ш-2.

Устройство шрапнельного снаряда и его действие по цели показано на рисунке.

Источники и литература:

1. F.Pi.D. Feld-Pionierdienst aller Waffen. Entwurf 1912. Muenhen. 1912
2.Руководство по войсковым фортификационным сооружениям.  Военное издательство МО СССР. Москва 1962г.
3. Калибернов Е.С. Справочник офицера инженерных войск. Москва. Военное издательство. 1989г.
3. Калибернов Е.С, Корнев В.И., Сосков А.А. Инженерное обеспечение боя. Москва. Военное издательство. 1984г.
4.Боевой Устав Сухопутных Войск. Часть III (взвод-отделение-танк). Военное издательство. Москва. 1983г.
5.Gr. Die (neue) Gruppe.Verlag "Offene Worte". Berlin.1922.
6.Das kleine Buch vom Deutsche Heere. Verlag von Lipsins & Tischer. Kiel und Leipzig 1901.
7. Артиллерия. Государственное военное издательство Наркомата Обороны Союза ССР. Москва.1938г.
8. 122-мм. гаубица 2А31. Техническое описание и инструкция по экплуатации. Часть III. Боеприпасы.   Военное издательство. Москва. 1983г.



Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
Дно, стихи и поздравления в день рождения.

Rambler's Top100 TopList