sheet_top.gif (1326 bytes)

7-я Уральская дивизия горных стрелков.

© Ладыгин И.В.

Веремеев Ю.Г. Вместо предисловия.
Для российской исторической науки очень характерна страшная тенденция - переписывать историю страны всякий раз заново, как только происходят крупные или мелкие изменения в общественно - политическом строе страны. Причем переписывать начисто, старательно уничтожая все, что связано с прежним режимом. Начинается переписывание со сноса памятников, переименования городов и улиц. Затем начинается переиздание школьных учебников истории, изьятие из библиотек и тихушное сожжение книг деятелей прежнего режима и неугодных писателей, подшивок газет, журналов. Заканчивается все это ревизией архивов с изъятием и уничтожением всего того, что не отвечает политико-идеологическим установкам нового режима.

Начинали эту деятельность большевики, не ведая того, что придет час, когда начнут сносить их памятники и замазывать черной краской названия улиц, которые они давали взамен прежних. Сегодняшние демократы творят то же самое черное дело уничтожения российской истории, снося памятники большевизма, изымая из библиотек произведения коммунистических поэтов и писателей, уничтожая и художественные и документальные кинофильмы сталинской эпохи. При этом они не задумываются над тем, что может настать день, когда под вой и улюлюканье бездумной толпы поволокут на прицепе с Лубянки скорбный Соловецкий камень, торжественно водруженный в 91-м на месте свергнутого   памятника Дзержинскому.

Посещая же города европейских стран, мы восторгаемся и удивляемся бережно сохраняемым старинным замкам, соборам, кораблям, библиотекам, не вспоминая о том, что у себя в стране мы все свое подобное безжалостно уничтожали в угоду идеологии сегодняшнего дня

Почему мы не может относится к истории своей страны просто как к истории, а не как к средству пропаганды тех или иных политических воззрений?

Почему, когда мы хотим узнать то, что было в действительности меньше чем даже сто лет назад, мы должны собирать это по крохам? Да, те, кто сражался в белогвардейской 7-ой Уральской дивизии горных стрелков, сражались и против красной 25-й чапаевской дивизии, но ведь и они сражались за Россию, за ее будущее в их понимании.

Сегодня Игорь Ладыгин сумел отыскать об этой дивизии жалкие крохи потому, что в свое время кто-то очень постарался стереть из людской памяти и эту дивизию, и ее солдат,  потому что они были белые и "сражались не за мировую революцию и всенародное счастье". Ну давайте, продолжая "славное" дело переписывания истории, уничтожим все документы, относящиеся к красной дивизии Чапаева на том основании, что они "сражались не за правое дело, свободу и демократию". И что получим на выходе? Что смогут узнать об этом периоде наши потомки? Все стерто! И про белых и про красных! История страны и ее народа вновь уничтожена, уничтожена вообще.

Так может не стоит сносить памятники прошлого, помня о том, что иначе когда-то снесут и наши памятники?

 

Двадцать седьмого июля 1918 г. через десять дней после гибели царской семьи и через 2 дня после удачно завершившегося восстания в Екатеринбурге, одному из руководителей офицерской боевой организации полковнику С.М. Торейкину командующим чехословацкими войсками С.Н. Войцеховским было приказано приступить к формированию Офицерской добровольческой роты. 28 июля вышел приказ о регистрации всех офицеров, военврачей и чиновников, а с 30 июля началась запись добровольцев в районных комендатурах. К работе в военных комендатурах были привлечены и бывшие воинские начальники.

6 августа 1918 г. военный министр Временного Сибирского Правительства генерал-майор А.Н. Гришин-Алмазов издал приказ о формировании 2-й Уральской дивизии горных стрелков в Екатеринбургском, Шадринском, Камышловском и Красноуфимском уездах. Но уже 7-8 августа 1918 г. 1-я офицерская рота полковника С.М. Торейкина (вероятно, фактически сформированная из участников боевой офицерской организации Екатеринбурга), выступила на фронт.

Кадром для формирующихся полков дивизии стали имевшиеся к этому времени в Екатеринбурге 4 офицерские, студенческая и 2 добровольческие роты.

Командующим дивизией назначен отставной генерал-майор Владимир Васильевич Голицын.

От автора. Сведения, используемые рядом историков о В.В. Голицыне, не вполне верны.
Во-первых, как любезно сообщил правнук В.В. Голицына Валерий Голицын, Владимир Васильевич Голицын не относился к княжескому году Голицыных (Гедиминовичей), а происходил из рязанского рода Голицыных, не удостоенных княжеских титулов.
Во-вторых, о воинском звании В.В. Голицына исследователи до сих пор не могут прийти к общей точке зрения. Дело в том, что В.В. Голицын, будучи полковником, вышел в отставку из Русской Армии с присвоением звания генерал-майор. В таком случае, по установленному законом порядку, В.В. Голицын по возвращении в армию должен был снова стать полковником. Но в армию Временного Сибирского Правительства он вступил именно как генерал-майор.
7-ural-div-2.jpg (13165 bytes)

Начальником штаба назначен полковник Р.К. Бангерский (с октября 1918 г. подполковник Э.Рютель).

19 августа 1918 г. 2-я Уральская дивизия горных стрелков была переименована в 7-ю.

Дивизия создавалась в трудных условиях: полки формировались и одновременно дрались на фронте, высылая по мере формирования группы, роты и батальоны, способные вести боевые действия. В дивизии (да и во всей Сибирской армии) не хватало оружия, обмундирования, боеприпасов - всего. Но боевой дух был очень высок, так как первоначально дивизия формировалась из добровольцев - молодых офицеров и учащейся молодежи Екатеринбурга. Позднее, для укомплектования дивизии, приходилось проводить мобилизации в тех уездах, где шли боевые действия.

Состав дивизии:
*25-й Екатеринбургский горных стрелков полк (позднее 25-й Екатеринбургский имени Верховного Правителя Адмирала Колчака полк горных стрелков).
*26-й Верх-Исетский (Шадринский ?) горных стрелков полк.
*27-й Камышловский горных стрелков полк (позднее - 27-й Камышловско-Оровайский горных стрелков полк).
*28-й Ирбитский горных стрелков полк (позднее 28-й Ирбитско-Перновский гренадерский полк).
*7-й Уральских горных стрелков артиллерийский дивизион.

На рисунке: солдат Сибирской армии Временного   Сибирского правительства. Лето-зима 1918г. Слева кокарда Сибирской армии (кокарда старого образца, обтянутая бело-зеленой лентой).

Впоследствии в составе дивизии был сформирован Егерский батальон (командир полковник Андерс), который на 24 декабря 1919 г. насчитывал 750 штыков.

Командиры полков: полковники С.М. Торейкин, А.Е. Иванов, М.С. Тарасевич (бывший офицер 195-го Оровайского пехотного полка императорской армии), С.А. Кононов.

Дивизия была создана фактически за 3 месяца и «считалась выдающейся на Уральском фронте».

7-ural-div-3.jpg (73328 bytes)В августе были установлены знаки различия для полков дивизии в соответствии с принятыми в армии Временного Сибирского Правительства. Они представляли собой щитки из сукна (по образцу Чехо-Словацкого корпуса), крепившиеся на левом рукаве, с шифровкой полка (например, «25 Екб») в нижней части со знаками различия соответственно званию.

Цвет щитка определялся правилами, принятыми в Русской армии. например, у стрелков поле щитка было малиновое, у артиллерии и саперов черное с красным кантом, у пехоты в зависимости от порядкового номера полка в дивизии. Знаки различия званий представляли собой шевроны из ленты бело-зеленого цвета и четырехконечные звездочки. Под ними могли крепиться спецзнаки родов  оружия и наноситься номера дивизий. На иллюстрации слева напрво сверху-вниз: Рядовой 1-й стрелковой дивизии, ефрейтор 1-й сибирской дивизии, младший унтер-офицер санитар, старший унтер-офицер 2 тяжелой батареи, фельфебель, прапорщик 2 тяжелой батареи, подпоручик, поручик инженерной роты, штабс-капитан, военный врач в ранг капитана, подполковник, полковник, генерал-майор, генерал-лейтенант, генерал.

Прмечание Веремеева Ю.Г. Как то эта форма и нарукавные знаки различия не вяжутся со столь привычными нам по многочисленным фильмам белогвардейскими вылощенными офицерами в безупречно отутюженных кителях и в золотых погонах, и  мешковатыми солдатами  с царскими кокардами на фуражках и погонами на гимнастерках. В действительности все обстояло несколько иначе. Красным, обосновавшимся в центре страны в крупных городах, достались довольно обильные вещевые склады и если первое время красноармейцы щеголяли в лаптях и драных штанах, то лишь от нераспорядительности и   неспособности заниматься организационной работой большевистских высших военных руководителей (Подвойский, Троцкий, Антонов-Овсеенко, Дыбенко, Крыленко и проч.). Нарождавшимся вооруженным формированиям Белого Движения не хватало самого элементарного и они были куда хуже обмундированы и снабжены, чем красные дивизии.

К концу октября 1918 г. дивизия имела 21 боеготовую роту. Полки создавались по 3-х батальонному штату (как в Русской Армии в 1916-17 г.г.), с батальонами из 4-х рот. По штату в дивизии должно было быть 4 200 стрелков и офицеров, но фактически было 2 000 - 2 500. Лучшими по составу были 25-й Екатеринбургский и 17-й Камышловско-Оровайский полки (в этот полк влились многие военнослужащие бывшего 195-го Оровайского полка старой армии).

Приказом Верховного Главнокомандующего № 3 от 2 октября 1918 г. войскам вернули погоны старого образца. Информации о погонах и других элементах униформы горных стрелков не сохранилось. Предположительно, погоны были малиновыми. О шифровках и выпушках остается только гадать. Однако части переходили на новые знаки различия достаточно долго, некоторые подразделения Сибирской армии ходили в униформе со знаками различия армии Временного Сибирского Правительства до середины 1919 г.

13 ноября 1918 г. на Монастырской площади Екатеринбурга состоялось вручение знамени 28-му Ирбитскому полку горных стрелков. Знамя - старинное, георгиевское, 3-го Перновского гренадерского полка старой армии. С этого момента полк стал именоваться «28-й Ирбитско-Перновский гренадерский полк».

В боях под Кушвой дивизия впервые участвовала в полном составе.
28 ноября-2 декабря, в условиях суровой уральской зимы, горные стрелки 7-й дивизии нанесли серьезное поражение частям 29-й стрелковой дивизии красных (начдив М.В. Васильев, 21-22 тыс. бойцов, артиллерия, бронепоезда и аэропланы), и взяли ключевые узлы обороны - дер. Государева Лая и Нижне-Баранчихинский завод. Затем дивизия была переброшена на Кунгурское направление, где начала наступление севернее Пермской железной дороги. 21 декабря горные стрелки прорвались в район севернее Кунгура, и, преодолев упорное сопротивление 30-й стрелковой дивизии красных, взяли Кунгур. Генерал-майор Голицын был представлен к ордену Св. Георгия 4 степени и произведен в генерал-лейтенанты. Все командиры полков - в генерал-майоры. Тем не менее, командующий Екатеринбургской группой (с 24 декабря 1918 г. - Сибирской армией) генерал Радола Гайда остался недоволен действиями В.В. Голицына.

9 января 1919 г. дивизией стал командовать генерал-майор С. М. Торейкин. Дивизии довелось участвовать в тяжелых боях под Осой, где она потеряла половину своего состава.

В феврале 7-я Уральская дивизия горных стрелков вошла в состав 3-го Уральского корпуса горных стрелков генерала М.В. Ханжина.

23 февраля адмирал А.В. Колчак за доблесть, проявленную в боях, вручил 25-му Екатеринбургскому полку георгиевское знамя, принадлежавшее 162-му Ахалцыхскому пехотному полку Русской армии. Полк стал именоваться «25-й Екатеринбургский имени Верховного Правителя Адмирала Колчака полк горных стрелков» и получил белые погоны с вензелем «А.К.» и черным двуглавым орлом.

7-ural-div-1.jpg (7722 bytes)Погон капитана 25-го Екатеринбургского имени Верховного Правителя Адмирала Колчака полка горных стрелков

Примечание Веремеева Ю.Г. 
Далеко не каждый читатель образщает внимание на подобные иллюстрации. А напрасно. Этот погон может сказать о многом внимательному и знающему человеку.

Литеры "АК", прикрепленные на погон взместо обычного для Русской Армии ( и для многих полков Белого Движения)  номера полка расшифровываются как "Александр Колчак".
Белый просвет и выпушки (канты) в России были характерны для  частей Военно-Морского флота, но не для стрелковых частей, отличительным цветом которых был малиновый.

Эти два момента указывают на то, что полк подчеркивает свою  приверженность Колчаку, как к своему вождю и считают его свои шефом ( в Руской Армии в т.н. шефских ротах носили вензеля своего полкового шефа).

Однако еще более интересен двуглавый орел на погоне. Он без корон, т.е. это  практически герб ( в лапы лишь добавлены мечи) Российской республики, но не Российской империи. Это говорит о многом. Прежде всего о том, что многие политические группировки и партии в Белом Движении не были едины в мнениях по будущему политическому устройству страны вовсе не стремились к восстановлению монархии в стране, как нам это многие годы втолковывали коммунистические идеолги ("Белая армия, черный барон снова готовят нам царский трон").
Т.е. Николай II уже давно был политическим трупом и его персона никого  тогда не интересовала. Так что оправдания большевиков по поводу расстрела царя тем, что в случае захвата города белыми, тот мог стать во главе антибольшевистских сил,   весьма неубедительны.

Планируя на весну 1919 г. наступление на Волге, адмирал Колчак усиливал Уфимско-Самарское направление. Там была создана Западная Армия, куда был включен и 3-й корпус. Командиром корпуса был назначен В.В. Голицын.

В марте корпус повел наступление на Уфу. После того, как корпус разгромил противостоявшие ему силы красных, выдержал их сильный контрудар, горные стрелки 13 марта вошли в Уфу. До сих пор неясно, какая же часть вошла в Уфу первой. Есть версия, что части 7-й Уральской дивизии горных стрелков, есть версия, что казаки.

Слава о доблестных горных стрелках 7-й Уральской дивизии гремела по всему фронту.

Затем частям дивизии предстояли тяжелые бои в районе ст. Шингак-Куль, где погибли многие первые добровольцы.

В первых числах апреля 1919 г. Западная Армия наступала на фронте от р. Кама до Стерлитамакского тракта. 20 апреля поступил приказ Ставки Верховного Правителя, в котором приказывалось отбросить противника на Юг и захватить переправы на Волге. Красное командование организовало упорное сопротивление. Некоторые части белых, состоявшие из мобилизованных и плохо обученных бойцов, бросили оружие и частью сдались, частью разбежались. Между полками 6-го Уральского корпуса белых и 7-й Уральской дивизией горных стрелков образовался 100-километровый разрыв, куда и хлынули части РККА, в том числе знаменитая чапаевская 25-я стрелковая дивизия.

Позднее генерал-лейтенант Голицын оставил пост командира 3-го Уральского корпуса горных стрелков.

В непрерывных боях 7-я Уральская дивизия горных стрелков теряла своих лучших бойцов-добровольцев, и, пополняясь мобилизованными, постепенно стала терять качества, присущие добровольческим частям. Но все равно оставалась одной из самых боеспособных частей.

Когда в декабре 1919 г. белые части потерпели поражение и начали свой долгий крестный путь на Восток, 7-я Уральская дивизия горных стрелков не избежала общей участи. В составе арьергарда 3-й армии дивизия отступала в направлении города Щегловска (ныне Кемерово). Участвовали в боях под дер. Пеньково, Ваганово, Красный Яр. На полки дивизии была возложена задача прикрытия отхода основных частей в Щегловскую тайгу.

Двадцать пятого декабря под дер. Дмитриевкой, доблестно сражаясь против превосходящих сил красных, в ходе 7-ми часового боя дивизия погибла почти полностью.

Остатки дивизии сдались красным 2 января 1920 г. у дер. Алтатской. Незадолго до боя под Дмитриевкой, у хутора Граничного, начальник 7-й дивизии полковник Бондарев, по свидетельству очевидцев, «…зараженный общей паникой, бросил свои части, и, в попытке спастись, рубил направо и налево». Бондарева пытался пристрелить генерал Молчанов, но промахнулся. Тогда Бондарев вместе со своей женой ускакал в тайгу. Впоследствии Бондарев служил у красных.

Уцелели немногие - несколько офицеров и стрелков, в частности, командир Егерского батальона дивизии полковник Андерс.

Согласно воспоминаний сотрудника Русского Бюро Печати В.Н. Иванова, из остатков 25-го Екатеринбургского полка был сформирован 13-й добровольческий полк под командованием полковника Герасимова (помощник командира поручик Роджерс), который также продолжил Ледяной поход.

Остатки 13-го полка, не доходя станции Зима, ушли в Монголию в феврале 1920 г.

Автор выражает глубокую признательность Валерию Голицыну (г. Москва) за предоставленные интересные материалы.

Источники и литература

1.Филимонов Б.Б. «Белая Армия адмирала Колчака». Москва, 1997 г.
2. Кручинин А.М. «От Уральских гор до Щегловской тайги: Краткая история 7 Уральской дивизии горных стрелков» // Альманах «Белая Гвардия» № 11/2002 г., 12/2003 г.
3.Камбалин А.И. «3-й Барнаульский Сибирский стрелковый полк в Сибирском Ледяном походе»// Альманах «Белая Гвардия» № … «Восток».
4. Кручинин А.М. «Первый начальник 7 Уральской дивизии горных стрелков» // Альманах «Белая Гвардия» № 10/2002 .
5.Ефимов А.Г. «Ижевцы и воткинцы» // Великий Сибирский Ледяной поход. М., «Центрполиграф», 2004 г.
6.Иванов В.Н. Исход. // «Дальний Восток», 12/1994 г.
7.Дерябин А. «Гражданская война в России. Сибирская Армия 1918 г.» // «Цейхгауз» № 1/1993 г.
8.Сайт Омского государственного историко-краеведческого музея

 



Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
статьи о строительстве http://stroi-archive.ru/

Rambler's Top100 TopList