Анатомия армии

Чечня 1941-44 годы.

От автора. С историей в нашей стране на протяжении всего XX века и начале XXI обращаются самым произвольным образом, превращая ее из науки с средство дезинформации, лжи, приспосабливая ее в качестве инструмента идеологической промывки мозгов.

В период 1917-91 годов вся отечественная история сводилась к описанию многовековой борьбы сначала крестьянства, позднее пролетариата за свержение самодержавия. Все исторические события и личности преподносились лишь в свете описания страданий простого люда и его борьбы против эксплуататоров. Отсюда и превращение обычнейших бандитов и разбойников (Разин, Пугачев, Болотников, Котовский и т.п.) или изнывающих от скуки и безделья аристократов (Трубецкой, Волконский и вся компания, позднее торжественно названная декабристами)  в искренних борцов за счастье народа.

С 1991 года вся  история страны  сведена к   живоописанию страданий народа под игом коммунистов, бесконечное тиражирование   описаний репрессий, расстрелов, депортаций.  Однако, так называемые правозащитники, поборники восстановления прав репрессированных народов настолько увлеклись, что в их трудах все руководство страны, начиная с В.И.Ленина и кончая Андроповым предстает как сборище параноидальных патологических садистов, убийц, единственной жизненной целью которых было убивать, убивать, убивать.
Позволю себе   не согласиться с подобным тезисом.
В политике нет места чувствам, морали и уж тем более, в политике не могут существовать психически нездоровые люди. В литературной, артистической среде да, могут, но в политике нет. Здесь все подчинено холодному трезвому расчету,но никак не эмоциям, личным симпатиям или антипатиям. Возникает вопрос - почему одни народы были репрессированы, другие нет. Например, депортировали крымских татар, но казанские не попали под сталинский гнев. В изгнание поехали чеченцы, ингуши, балкарцы, но остались лезгины, армяне, азербайджанцы, караимы, осетины. Почему?

Случайно найденный мной документ, вернее, имеющаяся у меня его часть, почти полностью совпадающая с  докладом на научной конференции в Екатеринбурге кандидата исторических наук  старшего  преподвателя кафедры правовых и общественных дисциплин Института переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ И.Е Дунюшкина в какой-то мере проливает свет на причины принятия   тогдашним   советским руководством решения о депортации чеченцев и ингушей с  территории Северного Кавказа.

Была ли эта депортация жестокой, ужасной, несправедливой? Возможно. Но не Сталин изобрел сей инструмент, не он первый применил его в массовом масштабе, и не с его смертью прекратилась практика геноцида. Это делалось до него, делается и сейчас. И уж если пригвождать Сталина к позорному столбу, то справедливости ради следует поставить рядом с ним и целую плеяду американских президентов, начиная с Д.Вашингтона и кончая сегодня здравствующим ( геноцид индейских племен, вьетнамская война, ядерные бомбардировки, уничтожение сербов в Косово). А руководство Турции, начавшее в начале века с массвой резни армян и продолжающее сегодня   уничтожение курдов? Этот перечень можно продолжать бесконечно.

Почитайте сей документ и вам станет ясно, что причины для депортации  чеченцев у Сталина   были. Можно ли было тогда найти иной путь для прекращения многовекового межнационального конфликта? Не знаю. Сталин избрал этот.

...К началу Великой Отечественной войны отношения центра и местного населения в Чечено-Ингушской АССР были серьезно осложнены рядом неразрешенных противоречий, прежде всего идеологического характера.

Партийное руководство СССР  в полном соответствии с теорией и практикой социалистического строительства проводили у вайнахов (чеченцев и ингушей) коллективизацию на селе, искореняли систему шариатского судопроизводства, создавая взамен ее сеть советских судов; вместо, существовавших на средства мусульманского духовенства школ при мечетях, которые могли посещать только мальчики, создавали советские школы с совместным обучением мальчиков и девочек, стремясь ликвидировать всеобщую неграмотность.

Параллельно создавались организации пионеров, комсомольские ячейки, а пополнение рядов ВКП(б) за счет вайнахского населения приветствовалось особо.

В то же время основная масса вайнахского населения, стоявшего на родоплеменном уровне общественного развития, ориентировались на традиционные социально-экономические ценности и приоритеты в сочетании с мусульманской религией, в общем-то,  довольно чуждой вайнахам, но усиленно пропагандируемой местной родоплеменной знатью, опирающейся на исламские круги Турции, Персии и финансируемой определенными кругами Англии.

Очевидно, что социалистическое строительство шло  опережающими темпами по сравнению с темпами идеологической работы, в результате чего был допущен ряд тактических ошибок.

 Так в  соответствии с установками ЦК ВКП(б) на активизацию антирелигиозной борьбы, но без учета местной обстановки,  было резко сокращено количество  мечетей.  Местное самоуправление "кубовых" (квартальных) советов старейшин в чеченских аулах было ликвидировано в пользу сельсоветов.

Особенно крупные ошибки были допущены по линии Наробраза. Так, вайнахская  письменность с традиционной арабской «вязи» была переведена директивным порядком сначала  на латинский шрифт, а в 1938 году на советский шрифт для большего сближения вайнахов с остальным советским народом.  Однако такая поспешная и во многом неоправданная деятельность Наробраза вызывала в ряде местностей протесты.

Попытки подавить антисоветские выступления части вайнахского населения, оказавшегося под влиянием тейповой  верхушки, органами НКВД проводились не в полной мере, вяло и положительного результата не принесли.

В тоже время, своевременно неизъятая из аулов родоплеменная знать, чувствуя, что их власти приходит конец и идеи Ленина-Сталина проникают в сознание простых вайнахов  резко активизировала методы вооруженной борьбы против советской власти.

Одновременно,  серьезное значение приобрел саботаж советских преобразований со стороны немалой части партийных и советских   работников из числа лиц  вайнахских национальностей.

Об этом свидетельствуют доклады  местных   органов НКВД в Москву.

В частности, в одном из таким докладов, от 2 ноября 1941 г., подчеркивается, что фактически к началу Великой Отечественной войны колхозный строй в Чечено-Ингушетии так и не был установлен. Причиной подобного положения явилось то, что шейхи мюридских братств через своих мюридов и других священнослужителей проникли на все участки колхозного строительства и фактически торпедировали его. Все члены подобных "колхозов" были связаны между собой круговой порукой и клятвой на Коране, учетная документация в таких хозяйствах являлась бутафорией. Таким образом, местный типичный колхоз  вместо опоры советской власти превратился в ее противоположность.

Следует отметить, что таким же образом тейповые и религиозные связи использовались для проникновения на все другие участки советской и партийной работы.

И все же главным способом антисоветской борьбы значительной части  вайнахов  стала вооруженная подпольная борьба. Чеченцы  умело и активно использовали удобства горного рельефа местности  республики, где вооруженное сопротивление традиционно  трудно ликвидировать силами регулярных воинских частей.

При этом руководители антисоветского вайнахского подполья  отлично сознавали наличие языковой проблемы у местных руководителей русской национальности, поскольку у русских советских и партийных руководителей преобладало мнение о том, что общение с органами власти чеченцев и ингушей будет побуждать их к активному освоению русского языка. К овладению местными наречиями основная масса парт. и госслужащих не стремилась.

Напротив, чеченцы и ингуши  в сугубо прагматических целях старались обучить  своих детей русскому языку.  В результате при вооруженной подпольной борьбе знание русского языка серьезно помогало антисоветски настроенным местным жителям, а непонимание вайнахской речи осложняло проведение линии партии и правительства в жизнь.

Особое значение имела лояльность масс вайнахов к абреческому (бандитскому) движению. В условиях тотально понимаемого горского гостеприимства, сочетавшегося с круговой порукой родоплеменного происхождения, выявить мелкие группы бандитов, а  их крупные отряды при опасности моментально дробились) оказалось для органов НКВД крайне трудно.

Вооружение бандитов  вполне отвечало потребностям их борьбы. Большинство использовавшегося ими оружия было приобретено в годы гражданской войны на Северном Кавказе;   значительная часть поставлялась из Турции, Персии на средства Англии. Поэтому, по вооружению бандиты не уступали частям Красной армии, а некоторых случаях даже превосходили ее. Так, при разгроме одной из банд среди трофеев были обнаружены три 3-х дюймовые горные пушки системы Виккерс, производства Англии 1920 года.

Ситуация была усугублена существенными ошибками НКО СССР, не сумевшим правильно распределить по территории Чечно-Ингушетии воинские гарнизоны. Так,   крепость Воздвиженская и одноименная близлежащая слобода с русским населением у входа в Аргунское ущелье были ликвидированы как символ царской колонизаторской политики,  а крепости Шатой и Ведено хотя и были сохранены и укреплены более современным вооружением, а их гарнизоны состояли из нескольких сотен человек каждый, но одноименные русские слободы вблизи крепостей   вырезанные поголовно чеченцами еще в конце 1917 г. восстановлены так и не были, вследствие чего Красная армия в этих местностях не смогла опираться на местное, хорошо знающее местность и обстановку, население.

В результате тактика частей Красной армии   по подавлению бандпроявлений сводилась к тому, что при необходимости из  Ведено и Шатоя выдвигались отряды различной силы для ликвиидации той или иной банды в близлежащие местности в случае попыток захвата бандгруппами какого-либо аула.

Действия таких летучих отрядов РККА, подкрепленные артиллерийским огнем, заставляли бандитов отходить далеко в горы, но ситуация   коренным образом не менялась, так как армейские группы  после очередного похода возвращались в крепости, а бандиты затем вновь активизировались.

Органы же госбезопасности  стремились действовать более изобретательно. В целях сокращения социальной базы вооруженного подполья и отрыва от враждебной деятельности как можно большего числа людей в этот период времени активно использовалось освобождение от уголовной ответственности участников бандитского движения (так называемая легализация) при условии их явки с повинной. Причем в интересах закрепления позитивных тенденций в этой работе от уголовной ответственности освобождались не только рядовые участники, но и главари, а также лица, совершившие серьезные преступления.

Это было вызвано специфическими условиями Чечено-Ингушетии, когда главари нередко являлись религиозными и родовыми авторитетами.

Несмотря на все вышеуказанные действия властных структур, на территории ЧИ АССР только с 1 января по 22 июня 1941 года было зарегистрировано 31 бандповстанческое проявление, а уже с 22 июня по 3 сентября 1941 г., то есть за два с небольшим месяца - уже 40 аналогичных фактов.

С  началом войны действия врагов советской власти  заметно активизировались, причем они носили не только вооруженный характер. С нападением фашистской Германии на Советский Союз многие враждебно настроенные лица связывали планы  создания самостоятельного государства.

Часть национальных руководящих кадров республики в сложившихся условиях встала на путь прямого предательства.

Мощной подпольной организацией, разоблаченной органами госбезопасности в период Великой Отечественной войны, была Национал-социалистическая партия кавказских братьев (НСПКБ). Возглавлял националистические силы, на основе которых и была создана  данная структура, Хасан Исраилов,  член ВКП(б), окончивший Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) в Москве, до перехода на нелегальное положение работавший адвокатом в Шатойском районе.

Зарождение НСПКБ относится к середине 1941г., когда Исраилов перешел на нелегальное положение и начал сколачивать повстанческие элементы для вооруженной борьбы с советской властью. Он разработал  программу и устав организации, положив в их основу цель - свержение советской власти и установление фашистского режима на Кавказе. Как было установлено,  из Германии через Турцию и  из Поволжья с территории   немецкой автономной республики  в ЧИ АССР германским абвером было заброшено в период март- июнь 1941г. около 10 агентов-инструкторов, с помощью которых  НСПКБ готовило крупное вооруженное выступление осенью 1941 г.

Однако постоянно наносимые НКВД оперативные удары, отсутствие должной дисциплины, единого плана действий и четкой связи между повстанческими ячейками не позволили им   организоваться, и все  попытки вылились в разрозненные выступления отдельных групп.

После разгрома этих выступлений осенью 1941 г. Исраилов продолжал проводить активную работу по расширению деятельности организации, вербуя в ее ряды дезертиров, участников мелких действующих банд, бандитов-одиночек и другие враждебные социализму элементы. В отдельные моменты число активных участников организации доходило до 1000 человек.

НСПКБ была построена по принципу вооруженных отрядов, а по существу политбанд, действия которых распространялись на определенный район или несколько населенных пунктов. Основным звеном организации были "аулкомы" или "тройки", проводившие антигосударственную и повстанческую работу на местах.

К ноябрю 1941 года относится возникновение Чечено-Горской национал-социалистической подпольной организации (ЧГНСПО), что связано с предательством и переходом на нелегальное положение Майрбека Шерипова, члена ВКП(б), работавшего председателем Леспромсовета ЧИ АССР, состоявшего в агентурном аппарате органов госбезопасности.

На нелегальное положение он перешел летом 1941 года, объяснив своим приверженцам эти действия так: "...мой брат Асламбек в 1917 году предвидел свержение царя, поэтому стал бороться на стороне большевиков, я тоже знаю, что советской власти пришел конец, поэтому хочу идти навстречу Германии". Шерипов  написал программу, отражавшую идеологию, цели и задачи руководимой им организации.

Перейдя на нелегальное положение, Шерипов объединил вокруг себя бандглаварей, дезертиров, бежавших уголовников, скрывавшихся на территории Шатойского, Чеберлоевкого и части Итум-Калинского районов, а также установил связи с авторитетными религиозными деятелями и тейповыми лидерами, склоняя  с их помощью   население на вооруженное выступление против государственной власти.

Основная база Шерипова находилась в Шатойском районе, где у него были большие родственные связи. В наиболее благоприятный период численность ЧГНСПО достигала 1500 человек.

От автора. Цифры, которые читатель найдет ниже, как-то подмывают тезис современных правозащитников о необоснованности депортации чеченцев. Думается, что вряд-ли в истории можно найти государство, которое ведя тяжелейшую изнурительную войну с крайне опасным для себя противником, позволит на своей территории какой-либо этнической группе вести себя нелояльно по отношению к себе. Напомню, что ну очень демократичное государство США в период Второй Мировой войны депортировало и согнало в концлагеря всех своих граждан, имевших близких родственников японской национальности. А ведь война шла за тысячи километров от берегов этой страны.

Очень эффективной была деятельность враждебных сил, в том числе ЧГНСПО и НСПКБ, направленная на срыв мобилизации.

Во время первой мобилизации чеченцев и ингушей в РККА в 1941 году планировалось сформировать из их состава кавалерий­скую дивизию, однако при ее комплектовании удалось призвать лишь 50% (4247 человек) от имевшегося призывного контингента. Остальные уклонились от призыва.

С 17 по 25 марта 1942 года проводилась вторая мобилизация. В ходе ее проведения призыву подлежало 14 577 человек. Призвать же удалось только 4395 человек. Общая численность дезертиров и уклонившихся от призыва составила к этому времени уже 13500 человек.

В связи с этим в апреле 1942 года приказом НКО СССР призыв чеченцев и ингушей в армию был отменен (призыв на военную службу представителей этих национальностей в довоенное время был начат только в 1939 году).

В 1943 году по ходатайству партийных и общественных организаций ЧИ АССР наркомат обороны разрешил призвать в действующую армию 3000 добровольцев из числа партийно-советского и комсомольского актива. Однако и из числа добровольцев значительная часть дезертировала. Число дезертиров из этого призыва вскоре достигло 1870 человек.

Например, депутат Верховного Совета ЧИ АССР по Надтеречному району Дадаев Дада сбежал с пути следования и склонил к дезертирству ещё 22 человека.

Большинство дезертиров и уклонившихся от призыва пополнили действовавшие банды. Усиление действий бандгрупп привело к активизации действий органов НКГБ и НКВД, войск Красной армии   на территории Чечено-Ингушетии. Были усилены гарнизоны, находившиеся в республике; сотрудники НКВД и НКГБ стали активнее привлекать авторитетных религиозных деятелей (шейхов), лояльных к советской власти, к процессу легализации сепаратистов и уничтожению непримиримых главарей банд.

Так, Х.Исраилов был уничтожен (правда, только 14 декабря 1944 г.) бывшими подчиненными, легализованными благодаря влиянию такого религиозного деятеля (агент «Старик»).

Еще раньше, 7 ноября 1942 г.  агентами НКВД "Егерь" и "Охотник" был ликвидирован  Н.Шерипов , которые являлись дальними родственниками этого бандитского главаря.

Возрастала и интенсивность чекистско-войсковых операций против бандитов. Если за предвоенные годы в Чечне было убито и арестовано 1535 бандитов и изъято более 14 000 единиц огнестрельного оружия, то с 22 июня 1941 года по 23 февраля 1944 года (начало депортации вайнахов в Казахстан) было убито 3078 участников бандформирований, арестовано 1715 человек, изъято более 18 000 единиц огнестрельного оружия.

Переселение вайнахов  в малозаселенные районы Казахской ССР дало ряд положительных результатов.
Во-первых, наличие пахотных земель и обширных пастбищ позволило спецпереселенцам наладить собственное сельскохозяйственное производство и обеспечивать себя продовольствием, что было практически невозможно сделать на территории ЧИ АССР из-за крайне малых площадей, пригодных для сельскохозяйственного производства.
Во-вторых, появилась возможность ту часть продовольствия, которая ранее отправлялась для обеспечения населения ЧИ АССР использовать для нужд армии и населения освобожденных от оккупации страны.
В-третьих, полностью была подорвана база антисоветской деятельности и существования бандформирований...

 

Источники и литература:

1. И.Е.Дунюшкин. Идеологический и военный аспект борьбы с вайнахским национал-клерикальным сепаратизмом на Северном Кавказе в 1941 году. Доклад на научной конференции 9 декабря 2001 года. Сборник докладов "Мир и война: 1941 год". Издательство гуманитарного университета. Екатеринбург. 2001г.
2.С.Г.Волконский. Записки. Иркутск. Восточно-Сибирское книжное издательство.1991г.


Из военной истории, науки, практики


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки