sheet_top.gif (1326 bytes)

"Линия Сталина"
и подготовка партизанской войны.

"Линия Сталина" - это собирательное название  весьма редкой   цепочки, точнее  пунктира из  укрепленных районов, которые воздвигались вдоль западной границы СССР  с конца двадцатых годов   и до сентября 1939 года  на протяжении  более чем  1850 км. И которую лишь при очень сильном желании можно назвать Линией, исходя из аналогий с Линиями Маннергейма или Мажино.

Всего  первоначально (в 1928 году) было задумано и  в первой половине тридцатых годов построено 3 укрепрайона (Киевский, Полоцкий и Карельский), затем еще  10 укрепрайонов,   каждый протяженностью  от 15 до 150 км.  Позднее, в 1938-39 годах к ним добавили еще семь. Этот пунктир укрепрайонов   пересекал всю территорию СССР от Балтийского до Черного морей и проходил вдоль линии государственной границы вблизи нее, несколько отступая  в глубину страны лишь на Украине.

Стоит обратить внимание, что  с 1921  и до середины   сентября 1939, т.е. до момента бегства польского правительства из страны (обычная практика польских правителей  в кризисных ситуациях еще с XII века) и прекращения существования Польши, как суверенного государства (в который уже раз !),  госграница проходила совершенно иначе, нежели в момент начала Великой Отечественной войны и уж тем более в настоящее время.

От автора.  Выражение   "линия Сталина" впервые употребила одна из рижских газет в 1936 году. Да и то в плане, мол, СССР намерен создать  оборонительную линию наподобие французской линии Мажино. Однако   это выражение нашло хождение  в западной околовоенно-исторической и военно-исторической литературе уже в послевоенные годы, когда Западу потребовалось пропагандистское обеспечение Холодной войны.
В  предвоенные же годы советские оборонительные приграничные укрепрайоны были   относительно интересны лишь военным специалистам Европы, которые трезво оценивали действительное состояние разрозненых  групп укреплений, и не считали их единой оборонительной системой подобно французской Линии Мажино, финской Линии Маннергейма и даже весьма дохлой германской Линии Зигфрида (Западного Вала, как ее называли в Германии).

Вставка.   Когда работа над статьей была практически закончена и автор начал работу над немецким Западным Валом, то в нескольких западных источниках он натолкнулся на утверждения о том, что основной задачей Западного Вала была вовсе не реальная оборона границ Германии от французского наступления, а удержание  правительства и главного командования  Франции  от принятия решения о наступлении, пока Германия расправляется с Чехословакией и Польшей на востоке. Немцы и не собирались оброняться на рубеже Западного Вала.
И хотя деньги  в Западный Вал были вложены огромные (свыше миллиарда марок) и зоны, где шло строительство, были объявлены запретными, куда действительно посторонним попасть было практически невозможно, однако одновременно министерство пропаганды Германии выпускало очень большое количество документальных кинолент, журналов, буклетов с подробным   описанием "мощнейших фортсооружений Западного Вала", стараясь убедить всех и вся, что это непреодолимая линия обороны. Информационная война это тоже война.
Германские военачальники делали ставку на Западный Вал, как на большой блеф, помогающий не держать на западной границе войска, необходимые на востоке. При этом они считали, что как оборонительная линия Западный Вал не выдержит и нескольких дней.
Сам Гитлер однажды перед началом войны признался Мусолини, что его Западный фронт полностью открыт.
Но Большой Блеф удался!
Франция побоялась развернуть активные боевые действия в сентябре 1939, когда Гитлер начал войну с Польшей, хотя несколько робких, скорее демонстративных атак позволили французской пехоте без проблем продвинуться на 5-15 километров вглубь германской территории и занять два   плацдарма. Один размерами 5 на 3 километра в лесу Warndott западнее Forbach. Второй побольше - примерно 18 на 10 километров между Saeguemines, Bliesbrueck, Hornbach и Breitfurt. И...остановиться уже перед полосой обеспечения, даже не пытаясь атаковать.
Впрочем, большой блеф удался еще и потому, что Франция не была настроена воевать совсем, а немецкий Западный Вал, раздутый министерством пропаганды Германии до "непреодолимой стены",   подыгрывал тем французским политическим и военным кругам, которые надеялись уступками Германии избежать настоящей войны.

Кто знает, может и "линия Сталина" была в определенной мере  просто сталинским блефом. Вот только не имевшим  достаточного пропагандистского обеспечения. И блеф не удался.
Конец вставки.

Во всяком случае, если  германских квартирмейстеров Главного штаба Сухопутных Войск (OKH) при планировании похода против СССР очень занимала т.н. "Припятская проблема", т.е. проблема обширных припятских болот, то пресловутые "линии Сталина" и "линии Молотова" их не интересовали вовсе. В боевых задачах дивизиям Вермахта  этим укреплениям не уделяется никакого внимания.

Современный германский историк-фортификатор Д. Кауфман сравнивая Линию Мажино и "Линию Сталина", указывает, что если французы имели до 7.7 сооружений на километр фронта, то русские только от 0.7 до  1.4. Помежутки между советскими укрепрайонами составляли от 25 до 250 километров.
Очевидно, советское военное руководство, отдавая дань своего рода военной моде, все же полагало, что идея приграничных мощных обронительных линий не соответствует современным наступательным возможностям войск, существенно задержать наступающие армии не в состоянии, а посему относилось к строительству весьма прохладно, чему, впрочем, сильно способствовала и невозможность укомплектовывать гарнизоны УРов вследствие малочисленности армии и ее территориально-милиционного метода комплектования.

Ну посчитайте сами. Линия Мажино, протяженностью фактически чуть больше 200 километров оборонялась 264 тысячами солдат. По другим данным 275 тыс. Если нам создавать линию, сравнимую с линией Мажино и с таким же количеством солдат на километр, то Красной Армии для укомплектования "линии Сталина" личным составом потребовалось бы от   2 мл.440 тыс. до 2 мл. 544 тыс. солдат.
А вся РККА в тридцатые годы составляла от  500 тыс. до 1мл.человек. Так ведь еще и Заполярье, Кавказ, Средняя Азия, Забайкалье, Дальний Восток имеются. Где ж нам столько солдат взять?  

Да и тогдашние финансовые и промышленно-строительные возможности страны были весьма и весьма ограниченными, как и возможности вооружать фортсооружения, включая и то, что в стране насчитывалось всего лишь 2-3 специалиста в области долговременной фоортификации. Это тоже не стоит забывать тем, кто вовсю критикует Сталина за то, что не было сделано  все, что нужно для надежной защиты границы.

Нужно, еще не значит возможно. СССР тридцатых годов далеко не он же в восьмидесятых.

Хотелось бы в связи с темой оборонительных линий обратить внимание читателей на пять беспорных фактов  и одно замечание.

Первый.  Франция в тридцатые годы усиленно возводила  по границе с Германией Линию Мажино.
Второй. Германия после отказа от Версальского договора с 1935 возводила на своей западной границе Западный Вал (линию Зигфрида), а на германо-польской границе Восточный Вал.
Третий. Ни одно из сопредельных с СССР европейских государств (исключая Финляндию) на возводило на своих границах с Советским Союзом сколько-нибудь серьезных укрепленных линий.
Четвертый. После раздела Польши  в 1939 Советский Союз кинулся усиленными темпами строить укрепления на новой границе, тогда как немцы, продолжая возводить ускоренными темпами укрепления на границе с Францией, на своей новой восточной границе этого не делали вообще. И даже к доставшимся им немногим польским фортсооружениям не проявляли никакого интереса.
Пятый.  Франция не строила укрепленных линий по границе с Испанией, хотя там установилась фашистская диктатура Франко.

Вопрос - как все это увязать с утверждениями демократических историков об агрессивных устремлениях Сталина? Кто и с чьей стороны опасался нападения?

Замечание. Оборонительные линии предназначаются для того, чтобы задержать на линии границы или вблизи нее агрессора, пока обороняющаяся сторона не  отмобилизует свою армию, не подтянет к границе войска и не развернет приграничное сражение.  Тому, кто собирается напасть первым, а значит планирует   несомненный успех, собственные оборонительные укрепления не очень то и нужны, поскольку в первые же дни и часы войны они останутся  позади своих войск в глубоком тылу. Так зачем тратить на них драгоценные ресурсы?

Утверждения, что оборонительные линии, и в частности, линия Сталина, предназначались для прикрытия разворачивания войск  агрессора (любого) могут носить лишь чисто  теоретический характер, поскольку ни одна из них, включая и германскую линию Зигфрида в этом качестве так и не были использованы. Немецкие войска сосредотачивались для нападения на Польшу, а затем на Францию в стороне как от своего Восточного Вала, так и Западного.
И еще от  автора.   Получается, что союзная Польше Франция просто бросила друзей на произвол судьбы. Французы и не собирались тратить свои силы на спасение поляков. Интересная получается картина. В Европе в конце тридцатых годов завязывается клубок взаимных предательств. 
Польша усиленно добивается союза с Гитлером против СССР, одновременно договариваясь о союзе с Францией и Англией.
Франция и Англия   мюнхенским соглашением просто отдают Чехословакию на сьедение Гитлеру, а заключив союзнический договор с Польшей, и пальцем не шевелят, когда Гитлер громит польскую армию.  При этом ведут затяжные переговоры с СССР о союзе против Гитлера.
Польша категорически отказывается пропустить через свою территорию советские войска для защиты Чехословакии от Гитлера. Демократическая страна, предает демократическую же страну в руки тоталитарного диктатора дабы получить из рук Гитлера Тешинскую область.
И вся демократическая Европа безучастно смотрит на отчаянную борьбу финнов с СССР. И на то, как Сталин прибирает к рукам Прибалтику и Бессарабию.
Демократическая Европа фактически помогает фашистам Франко с помощью фашистских же режимов Гитлера и Муссолини уничтожить демократию в Испании.

И что в этой   обстановке  такого некрасивого  в пакте Молотов-Риббентроп? Чем он хуже Мюнхенского соглашения?
А сегодня в коварстве Европа и российская демократия вовсю обвиняют одного Сталина. Нестыковочка, граждане! Довольно странны  ваши обвинения!

 

Укрепленный район представлял собой согласно советскому определению "полосу местности, оборудованную системой долговременных и полевых фортификационных сооружений, подготовленную для длительной обороны специально предназначенными войсками во взаимодействии с  полевыми войсками".

Справка. Оперативное искусство различает два метода обороны - оборону маневренную (подвижную) и оборону позиционную (жесткую), причем основной считается маневренная оборона, тогда как позиционная обычно является элементом подвижной.

 

Делать ставку в стратегической обороне на укрепрайоны означает отказ от маневренной обороны и переход к позиционной, что неминуемо ведет к проигрышу сражения. Это же очевидно даже курсанту второго курса военного училища. Ведь нападающая сторона в своих планах нападения   учла у обороняющихся наличие и расположение укрепрайонов и соотвественно построила свой план приграничного сражения.

Тому пример французская линия Мажино. Вермахт и не думал тупо прогрызать ее и терять на этом десятки тысяч своих солдат. Немцы просто обошли ее через Голландию и Бельгию. Впрочем, там, где Вермахт все же, как говорится, попробовал линию Мажино на зуб, ему сопутствовал успех.

Вот мнение относительно всех этих заблаговременно создаваемых оборонительных линий, да и вообще жесткой позиционой обороны английского историка Джона Фуллера, считающегося одним из самых авторитетных аналитиков и историков Второй Мировой войны.

"Кампания показала (речь здесь идет о кампании 1940 года против Франции- В.Ю.Г. ), что перед лицом атаки танковых и моторизованных сил линейная оборона устарела. Любая форма линейной обороны независимо от того, состояла ли она из долговременных сооружений или из поспешно возведенных полевых укреплений, какие неоднократно останавливали наступающего в первую мировую войну, оказалась наихудшим видом обороны; когда танковые силы противника прорывали оборонительную полосу, защитники не могли сосредоточить свои войска для контратаки....
Далее, германо-польская война показала, что части прикрытия, в задачу которых входит наблюдать за противником и задерживать его, а не ввязываться в решительную схватку, должны обладать очень большой подвижностью, чтобы быть в состоянии быстро наступать и отступать."

Это стало ясно военным специалистам еще в далеком 1940 году. Тот, кто и сегодня утверждает, что "линия Сталина" будь она укомплектована личным составом и вооружением должным образом, могла остановить или серьезно задержать гитлеровцев, либо полнейший дилетант в военном деле, либо преследует своекорыстные цели. Одни (обычно это наши некоторые мемуаристы, в том числе и генералы, которые в конечном счете все же  выиграли  эту войну) такими утверждениями пытаются оправдаться за свою тогдашнюю  командирскую некомпетентность, другие (современные писатели и публицисты) просто пытаются опорочить и Сталина и все советское военое руководство, да и весь Советский Союз.

В действительности, при любом раскладе эта линия ни остановить, ни задержать Вермахт не могла. В любом своем виде.

Идея гибкой, маневренной обороны была предложена еще в Первую Мировую войну начальником штаба 1-й германской  армии оберстом фон Лоссбергом. Ее суть в том, что линия обороны состоит из отдельных опорных пунктов, разнесенных не только по фронту, но и в глубину обороны. Задача опорных пунктов в том, чтобы задержать наступающих на какое то время, нанести ему потери, а затем быстро отойти на следующие позиции. И так, пока он не выдохнется.  При такой обороне атиллерийская и авиационная поддержка   наступления малоэффективна, поскольку ее возможно начать оказывать только когда атакующие наткнутся на опорный пункт. Но пока подтягивается артиллерия и организуются удары авиации, обороняющийся уже отходит на следующие позиции.
А когда наступление выдохнется,  контрударами из глубины обороны свежими войсками противник отбрасывается туда, откуда он начинал свое наступление.

От автора.  К сожалению, такой вид обороны вызывает массу нареканий как со стороны правительства, так и со стороны граждан страны. Ведь приходится на какое то время оставлять свои территории и сограждан под властью врага. Длительное отступление резко снижает моральный дух населения. Утрачивается вера в победу. И мало кого убеждают ссылки на слова фельмаршала Кутузова во время войны 1812 года (цитирую по смыслу этого высказывания): "С потерей Москвы не потеряна армия, а значит и Россия. А приняв сражение у стен Москвы, мы потеряем армию, а без армии потом  и Москву и Россию". Ведь никому неведомо, то ли армия просто отступает и проигрывает войну, или же ведет маневренную оборону. Может быть генералы рассказами о маневренной обороне просто прикрывают свою бездарность.

Красная Армия в боях лета-осени 1941 вела маневренную оборону (хотя и вынужденно, может быть и не желая этого). Немцы же как раз и надеялись на то, что мы будем вести жесткую оборону у границы. На это и делалась ставка блицкрига - разгромить советские войска в приграничном сражении, протыкая  нашу оборону танковыми группами, выходя мотопехотой в тыл, окружая и тем самым принуждая к сдаче.
После чего перед Вермахтом открывался оперативный простор и он стремительно двигался на Ленинград, Москву и Киев, сметая на своем пути редкие заслоны. Это и произошло бы, если наши УРы были  оснащены полностью вооружением и гарнизонами, и наши войска цеплялись за них. Проще говоря, УРы сыграли бы роль привязи, позволяющей немцам уничтожить прямо на границе наши дивизии и корпуса.

Не скажу, что то, что произошло с УРами,  и что они были брошены нашими преднамеренно, но похоже, что это спасло армию и страну.
В общем и целом кампания 41-го года прошла по идеям маневреной обороны фон Лоссберга. Красная Армия вымотала Вермахт в оборонительных сражениях, а   когда он выдохся, нанесла ему сокрушительный контрудар. Не думаю, что в этом состоял наш стратегический план, но так произошло.

Так что собой представляла собой пресловутая "линия Сталина" о которую сломано столько копий? Я рассматриваю ее по состоянию на 1937 год. Почему именно, на 37-й года станет ясно несколько ниже.

linia-stalina-3.jpg (56401 bytes)По принятым в конце двадцатых  годов принципам  обороны   укрепленный район мог достигать длины по фронту до 70 км. Состоял он из обычно из нескольких эшелонированных в глубину позиций:
1.предполья, на котором не строились укрепления, но возводились различные препятствия и преграды;
2.передовой позиции, состоящей из полевых укреплений,
3.главной оборонительной позиции, в состав которой входили батальонные узлы обороны с фронтом в 3,5-6 км и глубиной обороны 1,5-3 км, расположенные в линию. Узлы обороны состояли из 3-5 ротных опорных пунктов, включавших в себя несколько десятков дотов и убежищ. Узлы обороны второго эшелона планировалось строить единственно на флангах УР, с целью предотвратить окружение укрепленного района. На предполагаемых направлениях наступления противника планировалось возводить также отсечные позиции.

Всего в так называемой линии Сталина на рассматриваемый период (1937г.) насчитывалось   тринадцать укрепленных районов:
1.Прибалтика:
                   Карельский УР (№22),
                   Кингиспеский УР (№21),
                   Псковский УР(№25).
2.Белоруссия:
                    Полоцкий УР (№61),
                    Минский УР (№63),
                    Мозырский УР (№65).
3.Украина:
                   Коростеньский УР (№5),
                   Киевский УР (№1),
                   Новоград-Волынский УР(№7),
                   Летичевский УР (№3),
                   Могилев-Подольский УР(№12).
4.Молдавия:
                   Рыбницкий УР(№80),
                   Тираспольский(82) УР.

Ряд  историков не относят Карельский укрепрайон к линии Сталина, но так как он он все же замыкает северный фланг западной границы СССР я решил включить его в общий перечень, поскольку по смыслу текстов энтузиастов заблаговременной подготовки партизанской войны И.Г.Старинова  и В.И.Боярского партизаны должны были действовать и в  Карелии против финнов.

Я тут попытался на карте, взятой из книги Нейла Шорта "The Stalin  and Molotov Line" в масштабе изобразить "линию Сталина" по состоянию на 1937 год с учетом тогдашней госграницы. Красные линии, изображающие укрепрайоны по толщине пришлось делать раз в пять толще, чем это в действительности, иначе волосяные линии толщиной в 3-10 километров оказались бы просто не видны. Кенгисеппский и Псковский укрепрайоны пришлось обозначать просто точками, поскольку первый длиной всего 15, а второй 24 километра.

Если кто то и теперь будет утверждать, что это ЛИНИЯ, опираясь на которую можно было остановить врага....

 

Откроем теперь мемуары И. Г. Старинова. В частности, книгу "Записки диверсанта", вышедшую в 1997 году в издательстве "Альманах Вымпел", в которой он  утверждает, что  по замыслам советского военного командования в двадцатые и первой половине тридцатых годов линия укрепрайонов должна была взаимодействовать с партизанами, находящимися западнее этой линии.  И, мол, Сталин  из-за   своей тупости и военной бездарности с середины тридцатых уничтожил эту безупречную систему обороны, ну просто гарантирующую победу.
Мол, противник должен был оказаться стиснутым между "линией укрепрайонов и партизанами, начавшими в  его тылу активно отрезать его от линий снабжения". Мол, в таких условиях враг оказывался разбитым очень быстро и ему ничего не оставалось иного, как позорно бежать.

Вот как Илья Григорьевич описывает одно событие осени 1937 года, а именно допрос в НКВД после его взвращения из Испании (стр.131-132), следы которого в архивах ВЧК-ГПУ-НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ так и не обнаружились.

Цитируем:

"А для чего вы закладывали тайные партизанские базы в тридцати-ста километрах от границы?..
Базы действительно закладывались в 100 километрах от границы. Но ведь укрепленные районы тоже строились в ста и более километрах... Если затрачиваются  такие средства на строительство, стало быть допускается выход противника на эти рубежи. А коли так, логично готовить и все необходимое для   развертывания партизанской борьбы между границей и укрепрайонами".

Посмотрим на эту линию укрепрайонов   поближе.                 

Укрепрайоны в Прибалтике.

Укрепрайоны в Белоруссии.

Укрепрайоны на Украине.

Итак, пройдясь по всем укрепрайонам линии Сталина от Балтики до Черного моря, мы видим, что на Карельском перешейке  наш укрепрайон №22 располагался  в непосредственной близости от госграницы, а по ту сторону ее проходила линия   Маннергейма. Располагать партизанские тайные базы между двумя укрепленными линиями, т.е. там, где местность находится под пристальным наблюдением с обеих сторон? И туда забрасывать партизан, которые "оседлают коммуникации врага"? И это там, где финнам удобнее возить грузы снабжения из своих портов по морю, а не по нескольким грунтовым дорогам, идущим  по Карельскому перешейку из глубины Финляндии?

В Прибалтике на 1937 год мы имели всего лишь два крайне слабых укрепрайона, один из которых Псковский УР имел протяженность 24-26 километров и отстоял от границы на 25-40 километров. Он был способен прикрыть лишь ближние подступы к Пскову, а от его левого фланга до ближайшего к нему правого фланга Полоцкого укрепрайона в Белоруссии зияла брешь в 240 километров. 
Кингисеппский и вовсе имел длину 15 километров, а его передовые ДОТы находились на арстоянии 0.5-2 км от линии границы. .

Какие партизанские отряды с их тайными базами и складами  между линией госграницы с прибалтийскими странами,  и несуществующей в Прибалтике линией укрепрайонов возможно расположить?  Ее здесь просто нет. Нет ни одного укрепления до самого Полоцка в Белоруссии. Есть, то, что можно назвать двумя опорными пунктами, один из которых прикрывает город Псков и не более того, а второй  лишь город Кигисепп с дорогой на Ленинград.

В Белоруссии Полоцкий и Минский  укрепрайоны   располагались непосредственно возле государственной границы, отстоя от пограничных знаков на 5-10 километров, а в некоторых местах приближаясь к ним вплотную, вплоть до 500 метров. Лишь один из них располагался чуть дальше. Это  Мозырский УР в 70-80 км от линии госграницы, что было связано с наличием обширных малопроходимых болот между линией госграницы и позициями УРа, которые  с помощью входивших в систему УРа гидротехнических сооружений предполагалось сделать совсем непроходимыми. Это в затопляемой зоне перед Мозырем предлагал Старинов размещать тайные склады и базы?

Лишь на Украине Коростеньский, Новоград-Волынский и Летичевский укрепрайоны отстояли от границы на эти пресловутые сотню   километров, о которых пишет Старинов. И только эти три укрепрайона с большой натяжкой можно назвать линией, поскольку промежутки между ними были сравнительно невелики -от 9 до 40 километров.
Так и то, Новоград-Волынский УР начал строиться гораздо позднее Коростеньского и Летичевского. Его строительство было закончено 37-38 годах. А до этого (т.е. в тот момент, когда Старинова якобы допрашивают в НКВД) между Коростеньским и Летичевских УРами зияла дыра в 140 километров. Да и вообще промежуток между укрепрайонами более 3-5 километров практически исключает огневую связь.

Укрепрайоны Могилев-Подольский, Рыбницкий и Тираспольский проходили непосредственно по берегу Днестра, т.е. по линии госграницы.   Они даже предполья не имели. Где же здесь располагать партизанские базы за 30-100 километров от линии укрепрайонов? Только на территории Румынии.

От автора. Закладывать в лесу тайные партизанские базы (склады) это только для сугубого горожанина звучит убедительно. Лес для него это что то чужое, таинственное и неизвестное. Для местных же сельских жителей окружающие леса столь же знакомы, что и собственный двор. Это часть их среды обитания, знакомая до мелочей. Они же оттуда берут древесину для домашности, дрова, грибы, ягоды, орехи, косят на лесных полянах траву. Любое чужое вторжение в их лес рассматривается крестьянами как покушение на их среду обитания.
Какие либо работы в лесу, производимые  чужими людьми, груженые грузовики, идущие в этот лес и порожними обратно, тут же будут замечены селянами, и тайна вновь заложенной партизанской базы мгновенно станет секретом Полишиннеля. Я уж не говорю о лесниках, егерях, для которых лес это место работы и которые обязаны следить за тем, чтобы в лесу все было в порядке. В те годы во  многих странах Европы, в частности, в той же Польше, лесники и егеря являлись служащими полиции.  В сельской местности это была местная аристократия в силу своих высоких зарплат и высокого общественного положения.
Напомним, что в тогдашней Германии Геринг наряду со многими другими титулами, чинами и должностями отхватил себе должности главного лесничего и главного егеря  страны, поскольку эти должности считались очень почетными и важными.
Следовательно, либо эта база тут же будет выдана властям (ну или соотвественно пришедшим оккупантам), либо лесники, егеря и местные селяне будут пользоваться тем, что там заложено. А может и сами власти окажутся непрочь попользоваться материальными средствами, которые соседнее государство присылает совершенно даром и не требует оплаты.

Да и любой опытный охотник, рыболов, грибник, ягодник, особенно промысловик, даже и из городских,  знает, что в лесу и даже в тайге скрыть  какие либо действия людей значительно труднее, нежели в городе. Почти невозможно. Если в городе движение не местного  транспорта, незнакомых людей, какие то погрузочно-разгрузочные, строительные работы, мусор и следы этих действий, дымы, странные звуки и т.п. есть часть городской среды, то для леса, тайги все это нехарактерно и резко выделяется на общем фоне.  Чужой человек в лесу, образно говоря, то же самое, что лось на городском бульваре.

Достаточно очевидно, что как таковой, линии Сталина не существовало вовсе, во всяком случае в 1929-34 годах, и тезис о предполагаемом взаимодействии линии укрепрайонов с партизанами повисает в воздухе.

Обратите внимание на последнее предложение "...развертывания партизанской борьбы между границей и укрепрайонами". Но ведь выше мы убедились, причем наглядно, что к 1937 году все укрепрайоны располагались  практически на линии госграницы,  и только на Украине   три укрепрайона (только три!) отстояли на несколько большее расстояние.

Где же тогда размещать эти самые партизанские базы? На узенькой полосочке земли шириной от 500 метров до 10 километров ?   И именно в этой зоне будут располагаться партизанские базы, т.е. там, где находятся боевые порядки полков противника,   ведущего бои за овладение УРами,  где местность до предела насыщена солдатами противника, его артиллерией, танками и прочим?

Впрочем, и пространство от линии фронта и в тыл до 30 километров это зона боевых порядков дивизии, и до 100 километров это зона боевых порядков армии.
Т.е. здесь  размещаются вторые эшелоны войск, их боевые резервы, их оперативные тылы. У linia-stalina-ukr-9.jpg (32545 bytes)противника здесь предостаточно сил и средств, чтобы мгновенно и жестко подавить любые сколько-нибудь значительные партизанские действия.

Если читатель не согласен с этим утверждением автора, то вот вам схема из книги "История военной стратегии", которая составлена авторами книги на основе Полевого Устава 1939 (ПУ-39). Я специально показываю ее крупно, чтобы каждый мог увидеть цифры, указывающие глубины боевых порядков армии. Хорошо видно, что тыловой армейский рубеж находится в 90 километрах от полосы обеспечения армии.

А для охраны тылов групп армий немцы (откуда то прознавшие, что в СССР ведется тайная подготовка партизанских действий) специально сформировали   десять охранных дивизий (по две-три на каждую группу армий), основными задачами которых была зачистка местности от остаточных групп разгромленных советских войск, охрана и оборона коммуникаций, подавление вооруженных выступлений и партизанства.

Так что в зоне от линии фронта и до 100 километров в глубину  могут действовать только малочисленные войсковые разведывательно-диверсионные группы, которые все, что могут, так это собирать инфомацию, да наносить булавочные, хотя, возможно, порой и весьма болезненные уколы. Ни о каком "оседлании коммуникаций врага" здесь речи идти не может. Да и одна немецкая армия занимала фронт протяженностью до 500 километров. Коммуникаций снабжения, идущих к фронту из тыловых районов групп армий к каждой армии были десятки, причем, по большей части автомобильные и гужевые. Никаких партизан не хватит, чтобы "оседлать" их.

Так чем же тогда в действительности диктовалась деятельность "по линии Д"? Что было побудительным мотивом подготовки партизанских кадров и тайных баз?

К сожалению, есть период в истории отношений Польши и СССР, который  почти не освещен. Я имею в виду двадцатые годы и практически  до   конца тридцатых. Напомню, что с апреля 1920 и по март 1921 шла советско-польская война. Обычно у нас эта война рассматривается как один из Театров   Гражданской войны, хотя это в корне неверно. Это уже не была Гражданская война. Это была военная агрессия вновь образовавшегося государства Польша против молодой советской республики. Первая агрессия Европы против социалистической России.

От автора. В советский период (в основном после окончания Второй Мировой войны) эта глава советско-польских отношений наглухо замалчивалась, исходя из идеологических мотивов.
Ну как же можно было бросать камни в адрес социалистической Польши, нашего собрата по Варшавскому Договору. А вдруг обидятся и советско-польской дружбе будет нанесен урон. Ну и естественно, информации о той поре найти почти невозможно.
Как, впрочем информации о том, как Польша набивалась в союзники Гитлера. Было, было!  И поляки отлично об этом знают. Вот только немцы в 39-м не простили им неумеренных аппетитов, когда от Германии  возродившаяся под крышей Антанты (очень заинтересованной в том, чтобы Германия стала маленькой и слабой)  после Первой Мировой войны Польша отрезала изрядные куски территории, включая и те, где не проживало никогда ни одного поляка.
Граждане поляки, вы полагаете, что немцы сегодня забыли о своих землях в Восточной и Западной Пруссии (Ольштынское   воеводство), о Позене (Познань), о Бреслау (Вроцлав), о Данциге (Гданьске), Готенхафене (Гдыне)?
А вы, граждане литовцы полагаете, что немцы забыли о Мемеле (Клайпеде)? Полагаете, что ваше членство в NATO гарантия от германский притязаний?   Ой-ли?
Ведь не с дури же президент Чехии  Клаус в 2009 году условием подписания его страной Лиссабонской конституции Евросоюза поставил гарантии отказа бывшими судетскими немцами (читай Германии) от их бывших владений в Судетах.  Впрочем, Клаус очень наивен. Неужели он не знает, как легко европейские страны дают любые гарантии и как легко их не  выполняют. А ведь его стране уже давали гарантии в Мюнхене в 1938.   Чем все это закончилось?

"Блаженны верующие...". (Библия. Нагорная проповедь И.Христа).

После подписания Рижского мирного договора 18 марта 1921г. между Польшей и РСФСР по обе стороны  новой границы оставались никем не управляемые или малоуправляемые вооруженные формирования. По одну сторону польские, белоруские и украинские   националистические, по другую сторону польские же, белоруские и украинские   прокоммунистические.  Эти формирования вели вооруженную борьбу против организуемых властей. И обе стороны поддерживали эти противоправительственные отряды на территории соседей как материально, так и оружием, боеприпасами, личным составом.
Активная фаза этой борьбы продолжалась примерно до середины 1924 года, после чего стала постепенно стихать, поскольку становилось ясно, что борьба эта бесперспективна. Оба государства состоялись, в ближайшее время воевать друг против друга не смогут, разрушить их партизанскими действиями невозможно, а само партизанство  теперь как на море мертвая зыбь после шторма.

Однако, советское военно-политическое руководство в двадцатые годы  видело в действиях этих отрядов на территории Польши и Бессарабии (Румыния) способ ослаблять своих агрессивных соседей в военном отношении и тем самым уменьшать опасность новой агрессии.
Кроме того, в этот период в теории революции все еще муссировался тезис "мировой революции", а вооруженные отряды в сопредельных странах рассматривались как передовой отряд пролетариата, борющийся за эту самую мировую революцию. Им было присвоено название "народного партизанского движения".
И по мере естественного угасания партизанской борьбы предпринимались усилия по ее поддержанию, сохранению. Даже реанимированию. Через границу во все большем количестве поставлялись продовольствие, одежда, другие материальные средства. На Украине, в Белоруссии стали обучать военному делу, сколачивать в отряды бежавших из Польши и Румынии эмигрантов.
Однако, постепенно становилось ясно, что подддержка угасающего закордонного партизанства дело не имеющее будущего.

Вместе с тем,  определенная часть руководителей закордонных партизанских отрядов уже привыкла обеспечивать свое благополучие и благополучие своих людей дармовыми поставками из СССР финансов, продовольствия, одежды, но не вести сколько нибудь активных боевых действий.
Так, к 1928 году  не без участия высокопоставленных в советском руководстве   друзей, родственников и знакомых этих партизанских вожаков возникла и развилась идея заблаговременной подготовки на будущее партизанского движения за кордоном. Прежде всего и главнейшим образом она состояла в закладке тайных партизанских складов (деньги, продукты и одежда, которые  в действительности благополучно расходовались  партизанскими вожаками на свои текущие нужды), обучение (читай - бесплатное содержание бездельных людей) партизанских кадров на территории СССР.

Как и когда все это будет задействовано, оставалось неясным. А по мере развития СССР, укрепления ее Вооруженных Сил вероятность агрессии со стороны Польши, Румынии и других соседей быстро уменьшалась. Вдобавок, к  1933 году как чертик из табакерки в Германии выскочил Гитлер с его идеями мирового господства немецкой нации. Чтобы там ни было, но  для наших соседей стала возрастать опасность со стороны Германии, обуреваемой желанием вернуть себе земли отнятые соседями в дни ее слабости,  и тем самым оттягивалась опасность от нас. Удивительно ли, что в Кремле идеи заблаговременной партизанской подготовки стали утрачивать актуальность.

Так что увязывать партизанскую идею с укрепрайонами сложно.

На Украине большинство укрепрайонов стали строиться  тогда, когда от идеи заблаговременной подготовки партизанства стали уже отказываться, а все мероприятия  в этой области сворачивать.

В 1928 году было решено построить всего лишь три отдельных укрепрайона -   Киевский для защиты от поляков столицы Украины, Карельский для защиты Лениграда от удара финнов со стороны Карелии и Полоцкий для защиты Полоцкого железнодорожного узла, открывающего направление на Москву, единственного среди Полесских болот. Как видим, в это время никакой речи о "линии укрепрайонов" не шло вообще.

Хотя, Старинов закончил не общевойсковую академию им. Фрунзе и не военно-инженерную академию, а военно-транспортную, причем в 1935 году, однако он не мог не знать для чего строятся и для чего предназначаются   оборонительные линии, и где они располагаются. А также не мог не знать  и глубины боевых порядков войск. Скажем, 30 километров это глубина боевых порядков  дивизии,  60-70 корпуса, а армии около 100 километров.Это проходят по курсу общей тактики во всех академиях.  И располагать партизанские базы в зоне, насыщенной войсками, пытаться в ней перерезать коммуникации? Примерно с таким же  успехом можно попытаться построить себе дачу в чужом дачном товариществе.
Память подвела? Однако, есть основополагающие знания, которые не забываются.

Может быть это описка? Но вот стр. 37 этой же книги:

"В 1932 году наша оборона на западных границах строилась на использовании формирований партизан. Войска противника, перейдя государственную границу и углубившись на нашу территорию на сотню километров, должны были напороться на укрепленные районы и увязнуть в позиционной борьбе В это время на оккупированной территории партизаны начинают организованное сопротивление и перерезают противнику коммуникации".

linia-stalina-1.jpg (15935 bytes)Но ведь это же неправда! В  32-м году строительство УРов только разворачивалось (более или менее существовало только три укрепрайона на все 1850 километров западной границы) и никакой речи о подобной тактике в это время  и идти не могло.

В статье А.Г.Кузяка и В.В.Каминского "Железобетонные сооружения укрепленных районов СССР на территории Украины 1928-1936гг." опубликованной в 2005 году в сборнике "Крепость Россия", приводится схематическая карта укрепрайонов Украины по состоянию на 1937 год, т.е. на тот момент, когда Старинова, якобы допрашивают в НКВД.
1-Киевский УР,
2-Коростеньский УР,
3-Новоград-Волынский УР,
4-Летичевский УР,
5-Могилев-Подольский УР,
6-Рыбницкий УР.
Тираспольский УР на схеме не показан, но он тянется по берегу Днестра до впадения его в Черное море.

Даже из схемы 37 года видно, что у противника на Украине было вполне достаточно возможностей обходить укрепрайоны , не ввязываясь в позиционные бои. Именно в этом и состояла изюминка гудериановской идеи танковых групп - протыкать танками позиционную жесткую оборону противника, взламывать ее, и в проделанные бреши вводить подвижную мотопехоту, выходящую затем в тылы и окружающую обороняющихся, отрезая их от линий снабжения..Что они весьма успешно и делали летом 1941.

А в 1932 году, когда по уверениям Старинова противник должен был увязнуть в позиционных боях и оказаться linia-stalina-2.jpg (19110 bytes)разгромленным ударами партизан с тыла, карта выглядит так, как показано на схеме чуть ниже слева.

Ну и где здесь Старинов усмотрел возможность для противника "...напороться на укрепленные районы и увязнуть в позиционной борьбе" ?

Где?

В   29-38 годах наши УРы не были никакой линией и могли лишь прикрывать отдельные направления.   И едва ли в такой обстановке партизаны могли сыграть особенно существенную роль. Но большего в деле строительства УРов себе наша страна позволить не могла.

Как пишут в той же статье  А.Г. Кузяк и   В.В. Каминский:
"За период 1931-1932 гг. на строительстве шести новых укрепрайонов было израсходовано 221000   куб.м.  железобетона, при этом была построена основная масса сооружений. Для сравнения, только в сезон 1930 г. в "стройку пятилетки" ДнепроГЭС было уложено 518 000 железобетона..."

И так уж вовсю попрекали и попрекают Сталина за то, что советский народ в те годы жил не так, как был того достоин, а с другой стороны, за то, что не сделал всего, что было нужно для прочной обороны. Так как - пустить весь бетон на создание "линии Сталина"  и оставить страну без электричества, без жилья, без  Уралмаша, Сталинградского и Челябинского тракторных заводов? Или наоборот - весь бетон на ДнепроГЭС, Московский  и Горьковский автозаводы, и не строить УРы?

Возникает  стойкое  ощущение, что свои мемуары Старинов писал не сам, а кто то в злонамеренных целях воспользовался его именем. Или же этот "Некто" настрогал дикий винегрет из действительных   воспоминаний Ильи Григорьевича (очень мной уважаемого специалиста в минно-подрывном деле)  и своих собственных домыслов. Только этим и  можно объяснить многие несуразицы, так и режущие глаза. Некоторые из них настолько грубы и аляповаты, что даже наследник творчества  И.Г.Старинова господин Дюков  вынужден в своих комментариях фактически их дезавуировать.

Похоже, что тот, кто писал эти строки, будучи увлечен некрасивой целью  использования  стариновских воспоминаний, для того, чтобы поувестистее "разоблачить преступления сталинского режима, да и всей советской власти", не дал себе труда разобраться в теме укрепленных районов. А это, действительно, не так уж просто, если не принимать во внимание вопросы   - когда и где строились УРы в тридцатые годы, а также то, что до осени 1939 укрепрайоны строились по линии старой госграницы, а с этого времени на новой границе. И вот тогда действительно, старые УРы оказались в сотнях километров от границы. От новой границы.
Но сие произошло через четыре года после того, как от идеи заблаговременной подготовки партизанской войны отказались.

Выходит, что если партизанские базы в 1929-34   годах действительно создавались, то создаваться они могли лишь на территории сопредельных государств (Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии). Только в этом случае возможно   разместить партизанские базы  западнее будущей линии укрепрайонов на сто и более километров.

Только это уже называется совсем иначе. Раньше в дипломатии это называлось "вмешательство во внутренние дела страны". Американская военная наука сегодня называет это "подготовка операций по дестабилизации обстановки во  враждебном государстве".

С чисто  военной точки зрения возможность иметь за спиной боевых порядков противника свои диверсионные подразделения и даже может быть части, у которых нет проблемы снабжения из-за линии фронта, и которые могут  наносить весьма болезненные уколы, очень даже хороша.  И с этой точки зрения создание опорных баз на территории вероятного противника весьма и весьма целесообразно.

Однако, в мирное время на первом плане стоят межгосударственные политические отношения, тогда как чисто военные мероприятия должны носить и обычно носят подчиненный характер. Проще говоря, военные и военно-политические меры не должны обострять и ухудшать межгосударственные отношения, провоцировать соседнее государство на военный конфликт. А   ведь именно к этому и подталкивают действия по созданию тайных партизанских баз, подготовка и обучение партизан, которые предназначаются для действий на территории соседнего государства.

Едва ли какое правительство  будет мириться с фактом, что на его собственной территории сравнительно недалеко от границы с враждебно настроенным государством, спецслужбы этого самого враждебного государства создают тайные склады оружия, патронов, взрывчатки, мин.

И едва ли оно оставит без внимания, что на территории сопредельного государства идет активная подготовка террористов и диверсантов из граждан и лиц национальности своей страны. Напомню, что одной из партизанских школ в те годы руководил поляк Кароль Сверчевский.

Может быть именно не желая еще больше ухудшать   отношения с той же Польшей, которые и так были далеко не дружеские, Польшей, которая и так активно набивалась в союзники Гитлера, и не желая подталкивать ее в объятия Гитлера, советское правительство с 33-34 года стало сворачивать подготовку закордонных партизан, а  мнения и действия сторонников этой подготовки  (Уборевича, Якира и некоторых других) стало считать вредными и опасными для нашего государства. А раз они упорствовали в своих мнениях, то....
А подготовленных  партизанских специалистов распихали по укромным местам, а самых одиозных может быть и упрятали до поры в лагеря. Да и то сказать, Старинова то не тронули. Спрогиса тоже, как и Мамсурова, Орловского, Прокопюка, Трояна, Ковпака, Коржа, Кочегарова, Руднева, Федорова.

Вновь обратимся к воспоминаниям И.Г.Старинова (Хрестоматия "Малая война. Организация и тактика боевых действий малых подразделений", стр.166-167):

"В 1929-33гг. мне довелось участвовать в подготовке партизанских кадров....
...мы создавали значительные запасы нужных партизанам средств борьбы на скрытых базах к западу от линии укрепрайонов.

Значит Старинов запомнил, где создавались эти базы. А то, что укрепрайоны  в 1929-31 годах только-только начинали строить и никакой линии укрепрайонов   не существовало (только с 1936 года в латышской прессе появятся упоминания о том, что Сталин де хочет построить некое подобие линии Мажино), это он  запямятовал? Нет не запямятовал. Вот еще строчки из этой же книги:

" Готовились партизанские отряды, организаторские и диверсионные группы, способные действовать на незнакомой местности, в том числе и за пределами СССР".
...Это была очень хорошо продуманная система не только на случай оккупации части нашей территории. Базы закладывались и вне СССР. Очень важно было то, что готовились маневренные партизанские формирования, способные действовать как на своей, так и на чужой территории"

Здесь то и проглядывается  истинная причина "работы про линии Д". Еще более определенно пишет В.И.Боярский:

"Разработанный генштабом РККА план отражения иностранной военной агрессии в начале тридцатых годов предусматривал развертывание партизанской борьбы в тылу врага с первых дней войны, и прежде всего, за пределами Советского Союза....
В Украинском военном округе для переброски по воздуху в тыл врага за пределы СССР были подготовлены более 80 организаторских и диверсионных групп, общей численностью свыше 600 человек, состоявших из..., а также эмигрантов из Польши и Румынии".

Вот и призадумаемся - а не подтолкнули ли эти советские   партизанские заблаговременные мероприятия правительство Румынии  к союзу с Гитлером?
И не в них ли причины (хотя бы частично)  отказа поляков пропустить через свою территорию советские войска, когда стал вопрос о защите Чехословакии от Гитлера? 
И категорический отказ Польши от советской военной помощи, даже когда стало ясно, что нападение Гитлера на эту страну произойдет в ближайшее время?

От автора.  А в самом деле, давайте прикинем расуждения поляков в то время. Сводку этих расуждений по материалам польской печати тридцатых годов подготовили для меня польские коллеги.

Итак:
"Германия, конечно, имеет притязания на часть польской территории, которую мы  вернули себе по итогам Первой Мировой войны в процессе востановления суверенного польского государства.
И СССР имеет необоснованные притязания на те польские земли, которые он называет Западной Белоруссией и Западной Украиной.
Однако, все прошедшие годы вплоть до 35-37-го   советское руководство готовило антипольские воооруженные группы из числа наших соотечественников, закладывало на территории Польши тайные базы вооружения и боеприпасов. Словом, готовилось  к агрессии против нашей страны.
А Германия таких приготовлений против Польши не вела. Более того, уничтожив  Чехословакию,   возвратила нам Тешинскую область с очень развитой тяжелой промышленностью.
Значит, с Советским Союзом договариваться невозможно и не о чем.
А вот союз с Гитлером вполне возможен. И если Польша примет участие в походе против большевицкого СССР, то вполне вероятно, что немцы   вернут нам исторические польские земли, ныне находящиеся под властью большевиков. Пусть даже в обмен на наш отказ от  земель на западе. И тогда над древним польским Смоленском вновь поднимется бело-красный польский флаг, и не менее древние польские земли Украина, Литва и Белоруссия   вернутся под крылья пястовского орла."


Ведь массовая подготовка национальных антиправительственных партизанских сил, создание для них тайных баз больше, чем  любая риторика говорит о том, что Советский Союз является ярым противником существующих в этих странах режимов, и активно готовится к их свержению. Утверждения, что это все эти мероприятия проводятся наоборот, для защиты от нападения Польши и Румынии на СССР, едва ли были убедительными для правительств этих стран, да и для их населения тоже. Особенно в тридцатые годы, когда успехи индустриального  и военного развития СССР изменили соотношение сил отнюдь не в пользу этих стран.

И не аукнулась нам ли эта "партизанщина" двадцатых-тридцатых годов в 41-м, когда бок о бок с солдатами  Вермахта на нашу землю хлынули полки и соединения Финляндии, Румынии, Венгрии, Словакии, а в рядах Вермахта весьма активно воевали поляки, латыши, эстонцы, литовцы и чехи? 

И может быть Сталину стоило не позволять разворачивать эту подготовку еще в двадцатые годы? Кто знает, может быть и Румыния с Венгрией   не включились бы активно в войну как, скажем, Болгария, которая, будучи союзницей Гитлера, все же не послала своих солдат в СССР, поскольку в предвоенные годы Советский Союз не делал против Болгарии того, что осуществлял против Польши и Румынии.

И Бог весть что было бы, если мы готовили бы в те годы еще и турецких, иранских, афганских  партизан. Не получили бы мы еще и воюющие против нас  Турцию и Иран с Афганистаном впридачу?

Если более внимательно изучать историю подготовки партизанского движения двадцатых-тридцатых годов, то скоро выясняется, что эти самые партизанские кадры готовились исключительно на Украине и в Белоруссии, и по большей части в приграничных районах. А вот на всей остальной территории РСФСР и других союзных республик нет. Ни в Смоленской, ни в Северо-Кавказском крае (Ростов), ни в Центрально-Черноземной области (Курск, Воронеж, Липецк). Я уж не говорю об областях вблизи Москвы, о регионах, граничащих с Турцией, Ираном, о Забайкалье, Дальнем Востоке.
Отчего так?
И отчего, говоря, о заблаговременной подготовке партизанских сил страны в мирное время,   энтузиасты этой темы умалчивают, что речь идет не о всем Западном Театре военных действий, а лишь о несколько ограниченной зоне, лежащей по границе с Польшей и Румынией?

Возникает предположение, что всеобщей и всеохватывающей подготовки партизанства на территории СССР никогда и не осуществлялось. А была подготовка к таким действиям в некоторых сопредельных странах, которая была свернута (с явным и серьезным опозданием), когда руководство СССР пришло к выводу, что нужность и полезность ее сомнительна, тогда как ухудшение межгосударственных отношений с теми же Польшой,   Чехословакией, Венгрией, Румынией уже на данный момент наносит существенный вред интересам СССР в Европе.

Обратимся вновь к книге Старинова. Он пишет, что на Украине одна партизанская школ от ГПУ   функционировала в Харькове, а две от ГРУ НКО в Куперске и Киеве, причем одна из них обучала исключительно лиц, тайно эмигрировавших из Польши (Западной Украины и Западной Белорусии).

Обратимся теперь к  воспоминаниям человека, мнение которого  игнорировать невозможно, поскольку именно он по линии НКВД с самого начала своей службы в 1921 году имел прямое и непосредственное отношение ко всему, что было связано с разведывательной и контрразведывательной деятельностью в отношении Европы и прежде всего в делах, связанных с антисоветской и просоветской деятельностью. Речь идет о Павле Анатольевиче Судоплатове. Вот что он пишет:

"Необходимо внести ясность и в еще один принципиальный вопрос. Речь идет о якобы широкой подготовке к партизанской войне... в конце 20-х- начале 30-х годов. Действительно, подготовительные меры для организации партизанской войны на западе страны осуществлялись в этот период. Однако, тогда просчитывались варианты ведения диверсионной работы в связи с возможным осложнением социально-политической обстановке в Польше, Румынии, Прибалтийских государствах, но никак не ведение ее на нашей территории."

Т.е. Судоплатов фактически дезавуирует совершенно все тезисы Старинова и Боярского относительно того, что в двадцатые годы на основании доктрины Фрунзе оборона государства, якобы    основывалась  на сочетании борьбы на фронте и борьбы в тылах противника, оккупировавшего часть нашей территории.

Вообще, опора энтузиастов партизанства на идеи   Фрунзе, смотрится притянутой за волосы. Фрунзе высказывал идеи использования партизанства в обороне страны в 1924, когда  ни о каких укрепрайонах в системе обороны страны речи не шло, умер он в 1925. 
Военное руководство страны задумало строительство укрепрайонов в 1928, планировать в 29-м, строить в 29-31.
Вероятнее всего, использование партизан Фрунзе задумывал, как паллиативную меру в условиях, когда явно РККА не могла противостоять агрессорам, и в  этих условиях, как говорится, "хваталась за соломинку". Разворачивание же строительства укрепрайонов указывает на то, что экономика страны была уже в состоянии справиться с этими расходами, а численность личного состава армии уже позволяла выделять некоторые формирования  для гарнизонов УРов. Думается, что идея привлечения партизан к обороне страны утрачивала свою актуальность, и по мере того, как цепочка укрепрайонов становилась реальностью, партизанская подготовка сворачивалась. Руководство все меньше хотело тратить ресурсы и средства на сомнительные мероприятия.

От автора Если говорить об обороне страны с разворачиванием боевых действий не на своей территории, а на территории сопредельных государств, то эта доктрина применялась нашим военным руководством после окончания Второй Мировой войны и до  гибели СССР в 1991 году. Правда, в несколько ином варианте. Тогда в Польше, Чехословакии, Венгрии, ГДР, где правили режимы, лояльные СССР, размещались советские войска (Северная  Группа Войск, Группа Советский Войск в Германии, Центральная Группа Войск, Южная Группа Войск). Официально эти группы войск решали задачи по защите братских стран социализма стран от агрессии блока NATO, но фактически, в случае военного конфликта бои бы развернулись в этих странах, тогда как территория СССР оставалась в неприкосновенности. Стратегия очень верная, умная и эффективная. И с использованием эффективного инструмента - полевых войск.

И еще у Судоплатова:

"Когда в 1941 году мы с участием ветеранов этих партизанских действий, будущих Героев Советского Союза С.Ваупшасова, И.Прокопюка, К.Орловского пронализировали эти планы, то оказалось, что они стали совершенно неадекватными обстановке, которая сложилась к этому времени. Изменилась конфигурация границ. И самое, пожалуй, главное - в районах Западной Белоруссии, Прибалтики, и на бывших территориях Польши, отошедших к нам, сложилась неблагоприятная социально-политическая обстановка. Здесь были сильны антисоветские настроения и оппозиция."

Думается, что в  последнем утверждении содержится немало горькой правды. В  начале двадцатых годов, когда после советско-польской войны по   живому разделили Белоруссию и Украину (особенно когда восточных  украинцев   пристегнули к чуждой им Галиции, с которой что и было общего, так это только язык), где у людей за кордоном остались родственные связи, уровень жизни был одинаково низок, а перспективы улучшения  по мыслям людей были в СССР неизмеримо выше, то вполне  закономерно   было полагать, что местное население Западных Белоруссии и Украины в большей степени желает стать гражданами рабоче-крестьянского государства, нежели панской Польши. Особено, учитывая гонения польского правительства на белоруский и украинский языки, на православную религию, насильственное ополячивание местного населения, передел собственности на землю.
Однако, коллективизация сельского хозяйства по эту сторону границы, которая проводилась поспешно, и в ходе которой было сделано очень много серьезнейших ошибок, в том числе и раскулачивание тех, кто сопротивлялся коллективизации, на фоне того, что по ту сторону границы никто не посягал на самое святое, что есть у крестьянина - его  землю и его собственность, уже значительно изменили общее настроение белорусов и украинцев, оказавшихся в Польше. Добавим к этому то, что сегодня на Украине называют голодомором. А он случился как раз в 30-31 году. Это не добавило любви к советской власти ни по ту, ни по эту сторону границы. Тем более, что по ту сторону границы население ко второй половине тридцатых годов уже  как то приспособилось к новым условиям и отнюдь не горело желанием обострять отношения с польскими и румынскими властями.

А Старинов (или вероятнее всего тот, кто выступает под его именем) полагает, что в этой изменившейся политической обстановке советское военно-политическое руководство было обязано не только не снижать темп партизанской подготовки, но и усиливать ее. И заявляет,  что если бы..., то война сложилась бы совершенно иначе.

Во многих немецких мемуарах говорится о том, что летом 1941 года в большинстве  приграничных районов, на Западной Украине в частности, крестьяне встречали Вермахт цветами, охотно снабжали продовольствием, и в целом относились к немцам вполне лояльно. Советский разведчик Евгений Березняк (описанный Ю.Семеновым в книге "Майор Вихрь" под именем главного героя), встретивший начало войны во Львове, писал, что с чердаков зданий и из костелов по уходящим из города красноармейцам стреляли, даже и из пулеметов.
Это подтверждает в своей исследовательской книге "Июнь 1941-го. Разгром Западного фронта" Д.Егоров, ссылаясь на архивные документы. В частности, он пишет, что  в Гродно в момент первой немецкой бомбежки поляки с крыш и верхних этажей домов стреляли по советским офицерам, спешащим по тревоге  в казармы 942-го отдельного батальона связи. Таких случаев в первые дни войны в   Западной Белоруссии, Прибалтике он описывает немало. В частности, в Волковыске, Ковно, Вильно.
Впрочем, все это можно при желании  отнести к недостоверным мемуарным, носящим пропагандистский характер, сведений.

Но вот факты, которые никто не скрывает и которыми кое-кто сегодня и гордится  - когда в марте 1943 года немцы решили создать при СС украинское добровольческое   подразделение (всего лишь подразделение!), то к концу июня добровольцев (!!) набралось более 82 тысяч!  Немцы и сами не ожидали такого притока желающих. И лишь после этого было решено сформировать полноценную дивизию численностью около 14 тыс. человек, а именно  14-ю ваффен-гренадерскую дивизию при СС (1-я украинская)  (14.Waffen-Grenadier-Division der SS (Ukrainisce Nr.1)), более известную под названием дивизия СС "Галичина".

Из латышей к концу 1943 года без затруднений немцы сформировали 45 охранных батальонов по 300-700 чел. в каждом. К лету 1944 из добровольцев немцы сформировали  15-ю ваффен-гренадерскую дивизию при СС (1-я латышская ) (15.Waffen-Grenadier-Division der SS (Lettische Nr.1)), а затем и 19-ю ваффен-гренадерскую дивизию при СС (2-я латышская ) (19.Waffen-Grenadier-Division der SS (Lettische Nr.2). Поздее и  36-ю панцергренадерскую  дивизию СС (36. SS-Panzergrenadire Division).

Эстония. 20-я ваффен-гренадерская дивизия при СС (1-я эстонская ) (20.Waffen-Grenadier-Division der SS (Estnische Nr.1).Эстонская добровольческая бригада СС (Estnische SS-Freiwilligen Brigade).

Да что там говорить,  Западная Белоруссия и та  дала немцам 30-ю ваффен-гренадерскую дивизию при СС (2-ю русскую) (30.Waffen-Grenadier-Division der SS ( Russische Nr.2)).

Были и русские формирования при СС.

А вспомним литовский, эстонский и латышский стрелковые корпуса РККА. Как они повели себя в первый же день войны? Общеизвестно.

И это все люди из тех мест, где в конце двадцатых-начале тридцатых закладывались наши тайные партизанские базы и для которых готовились партизанские кадры. И продолжения развития которых добивались Уборевич,  Якир и ряд других наших военных и политических деятелей.

Для кого и против кого?

Война достаточно четко показала, что во всех   этих местностях к началу войны местное население было лучше настроено к немцам, нежели к советской власти. А уж потом, в ходе войны самодеятельное партизанское движение в значительной мере развивалось по мере того, как немцы своим неразумным и жесточайшим   отношением к населению сами же толкали людей в объятия Сталина, не оставляя им иного выбора. Впрочем, этой неразумности немцы избежать не могли. Так всегда бывает, когда в политике мифы идеологии превуалируют над прагматичностью и практитизмом.

Да и стоит напомнить, что из числа советских военнослужащих, оказавшихся на оккупированной территории, по разным оценкам от 800 ты. до 1мл.200 тыс. пошло служить Вермахту в различных вооруженных формированиях, что до 15% личного состава пехотных дивизий Вермахта осенью-зимой 41-го и в 42-м, да еще и в 43-м составляли советские военнопленные (так называемые "Хиви").
Это правда. Горькая, но правда.
И именно эти люди по мыслям Старинова и Боярского должны были составить  двух или трехмиллионную партизанскую армию?

Советское руководство к середине тридцатых в своей деятельности стало мыслить не идеологическими  мифами (мировой пролетариат, мировая пролетарская революция, всемирное братство рабочих, классовая солдидарность, и т.д. и т.п....), а руководствоваться политическим прагматизмом интересов СССР. И исходя из реальной политической обстановки в приграничье, и в частности, придя к выводу, что местное население приграничных районов Польши настроено отнюдь не просоветски, решило это дело свернуть, а подготовленные кадры, что называется "законсервировать".
А не вследствие того, что, как пишет лжеСтаринов "В 1933 году победили сторонники теории войны на чужой территории...".

Неужто Старинов всего этого не понял даже к концу своей жизни? Сильно сомневаюсь. А вот тот, кто очевидно, пишет под его именем, преследует цели любым способом опорочить решения и действия советского руководства, представить его сборищем не то национальных предателей, не то недоумков, только и мечтающих развалить страну и самим оказаться за бортом истории, а то и вовсе на виселице.

В свете этого, вполне логично (хотя, возможно и жестоко) подготовленных партизанских командиров, партизанских организаторов, обученные партизанские кадры, в лояльности к советской власти которых появились сомнения, подвергнуть репрессиям, т.е. некоторых растрелять, остальных загнать в Гулаг.
Об этом пишет и Старинов (Старинов ли??). Цитируем:

"В 1933 году победили сторонники теории войны на чужой территории. В ходе репрессий против военных 1937-38 склады были ликвидированы,...Все, кто  имел отношение к подготовке малой войны, были репрессированы в 1937...
...Мне стало позже известно, от репрессий в 30-е годы погибло в десятки раз больше хорошо подготовленнывх партизанских командиров и специалиствов, чем за всю Великую Отечественную войну...
...Особо большой урон этими репрессиями был нанесен нашей подготовке к партизанской войне. Были репрессированы все партизаны-подпольщики-диверсанты. Я не знаю ни одного из подготовленных нами диверсантов-подпольщиков, которые не подверглись бы репрессиям".

От автора.  Вообще, как то странно звучит обвинение в адрес "сторонников войны на чужой территории" из уст того, кто как раз сам готовил партизанскую войну именно на чужой территории.

Обратите внимание "Все, кто  имел отношение к подготовке малой войны, были репрессированы...".
Все.
Все репрессированы.
Все....

Но сам то Старинов уцелел, хотя имел к этому делу отношение больше многих. Даже больше, в 1937 по возвращении из Испании награжден орденами Ленина и Боевого Красного Знамени, назначается начальником полигона железнодорожных войск, и в 1938 году получает звание полковника (сразу из  военинженера 3 ранга (равно званию капитан)). Странноватая репрессия, хотя в мемуарах этот отрезок своей жизни он называет "Надо мной сгущаются тучи". Своеобразные тучи, которые проливаются дождем наград, должностей  и званий.
Как то сильно несостыкуются неоспоримые факты из его биографии с пространными рассказами о тревожных ожиданиях. Как будто кто то в промежутки между абзацами, написанными Стариновым, вставляет абзацы, написанные Солженициным или Резуном.

Но вот  книга Старинова "Мины ждут своего часа". Приложение II. "Управление партизанскими силами". Из шмуцтитула книги явствует, что автором этого приложения является наследник  Ильи Григорьевича Дюков А.Р. Он фактически дезавуирует утверждения якобы Старинова.

Цитируем:

"Всего, количество офицеров, готовивших партизан в спецшколах можно оценить в 20-30 человек по всей стране...
...численность комсостава в подготовленных отрядах и организаторских группах можно оценить как 150-200 человек. К этому числу необходимо прибавить и тех офицеров, которые  в разведотделах штабов военных округов, в ГПУ республик и центральных аппаратах Разведуправления и ОГПУ занималось подготовкой по линии "Д" .
....таким образом, численность комсостава по линии "Д" можно оценить в 200-250 человек.
Если же выделить из этого числа тех, кто занимался работой по линии "Д" профессионально ( а не просто проходил соотвествующее обучение, а затем "консервировался"), то мы получим не более 70-80 офицеров...
На настоящее время собраны различные по своей полноте биографические данные на 41 человека....
Многие партизанские командиры с подготовкой начала 30-х годов участвовали в войне в Испании (18 из 41 чел. 44%)...
Всего, из участвовавших в войне в Испании 18 человек лишь двое были репрессированы (Х.И.Салнынь и Г.С.Сыроежкин) и об одном нет информации. Уцелело 16 человек (89%).
...Всего же из 41 человека 7 (17%) было репрессировано, 22 (54%) репресиям не подвергались и о 12 (29%) не имеетсяч достоверной информации. По крайней мере 21 человек (51% впоследствии принимали участие в Великой Отечественной войне.

..любой сотрудник  Разведупра или НКВД .рано или поздно попадал в поле зрения следственных органов. Второе - тот факт, что как только наши герои в это поле зрения попадали, случалось чудо и их оставляли в покое.

...поскольку такие чудеса происходили регулярно, можно предположить, что были это не совсем чудеса, а скорее целенаправленная политика по сохранению партизанско-диверсионных кадров..."

Таким образом, даже наследником под сомнения ставятся утверждения Старинова (Старинова ли ??), о том, что "Все, кто   имел отношение к подготовке малой войны, были репрессированы".
Значит не все. По меньшей мере половина спокойно дожила до начала войны и затем воевала.

Замечу, что Дюков, в отличие от Старинова (??) оперирует лишь полностью подтвержденными данными и приводит в этом приложении фамилии людей, имевших прямое и непосредственное отношение к партизанской подготовке двадцатых-тридцатых годов, и участвовавших затем в войне и в основном именно в этом деле.
Назовем самые известные читателям по иным книгам о партизанах фамилии: Мамсуров, Спрогис, Орловский, Прокопюк, Троян, Ковпак, Корж,   Руднев, Федоров, Заслонов, Кочегаров.

На последней фамилии задержимся.  Об М.К. Кочегарове, руководителе в свое время партизанской спецшколе в Харькове,  Старинов упоминает, когда пишет о событиях, связанных с минированием Харькова осенью 1941, которым сам руководил. Тот был жив и здоров и занимался своим делом.   Об этом Старинов вспоминает в тех строках.
И как это получается - на одних страницах пишет о Кочегарове, Ковпаке, Рудневе, Федорове, а на других:"Все, кто  имел отношение к подготовке малой войны, были репрессированы". Мог ли он  не помнить в 1995 г. фамилии своих сотоварищей "по линии "Д"?   Едва ли.
А вот тот, кто прикрывается именем Ильи Григорьевича мог вполне забыть. Это естественно - невозможно помнить все, что написано другим. Особенно, если поставить себе задачу похлеще и покруче "разоблачить преступления сталинского режима перед народом".
Да и про Мамсурова Старинов едва ли мог забыть, ведь они вместе работали "по линии "Д", вместе воевали в Испании и вместе служили до начала войны  в центральном аппарате НКО.
Старинов встречался в годы войны или по меньшей мере встречал в документах и другие фамилии своих соратников, ныне воюющих в партизанах.
А как же тогда в стариновских книгах девяностых годов: "Все, кто  имел отношение к подготовке малой войны, были репрессированы" ?

Утверждения Дюкова подтверждает тот, кто фактически в годы войны прямо и непосредственно руководил диверсионно-подрывной деятельностью в тылу врага и занимался повседневной практической черновой работой по организации партизанских действий. Я имею в виду старшего майора госбезопасности (позднее генерал-лейтенанта госбезопасности) П.А. Судоплатова. В своей книге он приводит такие точные сведения с конкретными фамилиями, датами, номерами директивных документов, и которые так легко проверить по другим источникам, в том числе и архивам, что просто отмахиваться от его утверждений невозможно. У него нет такой расплывчатости, туманности, неопределенности и общих фраз, которыми так изобилуют книги И.Г.Старинова (??)
Так вот, он пишет:

"Практически, репрессии конца 30-х годов не коснулись специалистов по диверсионной технике и приборам. Все они активно были задействованы..."

Итак,  тезис о том, что советское военно-политическое руководство будто бы в двадцатые и первой половине тридцатых  годы, следуя (а следуя ли?) доктрине Фрунзе, сочетало заблаговременную партизанскую подготовку (выращивание кадров партизанских командиров и закладку тайных партизанских складов) с линией укрепленных районов представляется очень и очень сомнительным. Если более внимательно почитать Фрунзе, то приходишь к выводу, что определенная опора в обороне страны  на партизанство им предлагалась вследствие отсутствия иных возможностей хоть как то обеспечить защиту страны, в условиях полной разрухи народного хозяйства и крайней слабости Красной армии. Т.е. в конкретных политических условиях. Ни о каком сочетании партизанства с укрепленными районами в его работах речи не идет. Когда он создавал свою доктрину, строить укрепрайоны еще никто не собирался.

Столь же сомнителен тезис о том, что советское руководство допустило серьезную ошибку, свернув заблаговременную партизанскую подготовку. Тезис о сочетании УРов с ударами партизан в тылу не выдерживает критики.  А вот  утверждения, что эта подготовка проводилась исключительно, или во всяком случае в основном, для сопредельных стран, довольно убедительны. Тогда становится понятной причина свертывания работы "по линии Д". Изменилась военно-политическая обстановка как в СССР, так и в сопредельных странах и продолжение такой работы все больше приносило прямого и конкретного вреда стране, ее облику на международной арене, нежели возможной  пользы в перспективе.

Ни о каких массовых партизанских действиях, точнее диверсионно-подрывных действиях, которые могут заставить армию вторжения отказаться от наступления, речи идти не может. Уж если вся армия отступает перед агрессором и с большим трудом организует отпор, то что могут сделать партизаны? По мере нарастания диверсионной деятельности противник будет принимать нарастающие же соотвествующие контрмеры.

Численность войсковых спецподразделений, а равно и самодеятельных диверсантов (партизан) определяется следующими факторами:
1. Маскировочной емкостью местности. Проще говоря тем - сколько  на данной территории может находится бойцов без того, чтобы в короткое время не быть обнаруженными и уничтоженными.
2. Возможностями материального снабжения, т.е. обеспечения питанием, оружием, боеприпасами (включая мины и взрывчатку), медикаментами, одеждой и жильем (обогревом, укрытием от непогоды и т.п.).
3.Возможностями эвакуации раненых и больных, и получения пополнения личным составом.
4. Размахом контрдиверсионных мероприятий противника  и количеством выделяемых им для этого сил.
5.Отношением местного населения к диверсионно-подрывным группам и отрядам.

Если принимать во внимание эти факторы, то легко приходишь к выводу о том, что никакое   полное отрезание противника от коммуникаций   невозможно. Никогда. Ведь по мере нарастания степени опасности диверсионной деятельности контрмероприятия противника усиливаются. А его возможности несравнимо больше, нежели у диверсантов. Уже хотя бы потому, что противник, а не диверсанты  контролирует территорию, населенные пункты, узлы снабжения, местных жителей  и все дороги.

Следовательно диверсионно-подрывная деятельность может и должна состоять в отвлечении какой то части сил противника с фронта, затруднения его снабжения и в некоторой дезорганизации деятельности оккупационных властей. Т.е. так называемая самими же энтузиастами партизанства "малая война" всегда носила и может носить только вспомогательный характер.

Утверждать же, что войну можно выиграть исключительно, ну или почти исключительно   действиями диверсантов (партизан) в тылу противника, тогда как линия фронта будет играть лишь роль стены, совершенно безосновательно.
Полагать, что в тылу противника вообще возможно массовое партизанское  движение, значит, просто находиться в плену мифов,  созданных в свое время советским агитпропом. Этот миф в свое время был нужен и сыграл свою положительную роль в деле создания определенного настроения населения СССР в деле отпора врагу. Но сегодня опираться на него просто глупо.


Разумеется, пренебрегать малой войной не стоит, а сама по себе, как таковая,  подобная подготовка может и должна иметь место как чисто военное мероприятие. Это то, что нынче называется армейский спецназ, спецназ ГРУ, спецназ ФСБ, а на Западе SAS (Великобритания), SOF (США). Но при чем здесь партизаны, если рассматривать этот термин как "всенародное самодеятельное вооруженное движение против вражеских оккупационных войск и властей, всенародная борьба против оккупантов"   ?

А если спецназ, то он не должен и не может быть многочисленным. Тут все решает не количество бойцов и подразделений, а их качество. Это тот случай, когда рост количества ведет к снижению качества.

 

P.S. А отчего Илья Григорьевич Старинов нигде не ссылается на действительно серьезные научные работы, в том числе и свои собственные, где на основании собранных статистических данных, анализа партизанских действий в разных странах и в разных войнах выведены вполне определенные формулы, позволяющие довольно точно рассчитывать степень ущерба, который могут   наносить противнику диверсанты и партизаны. Ладно, полковник Боярский, он  не армейский офицер, и в него не летели генеральские карандаши за ошибочные рекомендации и необоснованные   советы.
Но ведь сам же Илья Григорьевич в своих серьезных научных работах, исходя из статистических данных, доказал, что при самых благоприятных для партизан условиях снижение объема железнодорожных перевозок таково, что перевозки  остаются в пределах, достаточно обеспечивающих войска противника на фронте. Они никогда не опускаются ниже определенного предела. Никогда и ни при никаких условиях. Он же сам  вывел, что может и что обычно предпринимает противник, если процент потерь от действий диверсантов начинает приближаться к допустимому лимиту. Правда, эти расчеты он делал для случаев, когда противник действует на наших коммуникациях. Но в принципе, какая разница наши это партизаны или партизаны противника. Или "все советские люди как один человек..."?

Или тут двойная бухгалтерия? Одна для военных специалистов, для Генштаба.  И совсем другая для широкой публики. Для лохов, так сказать?

Укрепрайоны Прибалтики

Укрепрайоны Белоруссии

Укрепрайоны Украины

 

Источники и литература.

1.Дж.Э.Кауфман. Фортификация Второй Мировой войны 1939-1945. Европа. ЭКСМО. Москва. 2006г.
2. Карманный атлас СССР. Главное Управление геодезии и картографии при СНК СССР. Ленинград 1939г.
3. К фон Клаузевиц. О войне. АСТ. Terra Fantastica.Москва. санкт-Петербург. 2002г.
4. Сайт "Вторая мировая война" (otvaga2004.narod.ru/publ_w2/demyansk.htm).
5. Хрестоматия. Малая война. Организация и тактика боевых действий малых подразделений. Харвест. Минск. 2003г.
6.В.И.Боярский. Партизаны и армия. История упущенных возможностей. Харвест. Минск. 2003г.
7.И.Старинов. Записки диверсанта. Альманах "Вымпел". Москва. 1997г.
8.И.Г.Старинов.Мины замедленного действия. Альманах "Вымпел". Москва. 1999г.
9.И.Старинов. Заместитель по диверсиям. ЯУЗА.ЭКСМО. Москва. 2005г.
10.И.Старинов. Супердиверсант Сталина. Мины ждут своего часа. ЯУЗА.ЭКСМО. Москва. 2004г.
11.И.Г.Старинов. Партизанское движение в Вел. Отеч. войне. Курс лекций. Воен. академия им.М.В.Фрунзе. Москва. 1949г.
12.П.Судоплатов.  Разные дни тайной войны и дипломатии 1941г. ОЛМА-ПРЕСС. Москва. 2005г.
13. Справочный атлас государств, входивших в состав СССР. ПКО"Картография". ОНИКС. Москва. 2005г.
14. Сайт "Russian arms forum" (www.russianarms.ru/forum/index.php).
15.В.Шунков. Солдаты разрушения. АСТ. Харвест. Минск. Москва. 2001г.
16.К.Семенов. Войска СС. Солдаты как все. ЯУЗА. ЭКСМО. Москва. 2004г.
17. Д.Егоров. Июнь 1941-го. Разгром Западного фронта. ЯУЗА. ЭКСМО. Москва. 2008г.
18.Крепость Россия. Историко-фортификационный сборник. Выпуск 2.  Дальнаука.Владивосток. 2005г.
19.N.Short. The Stalin and Molotov Linie. Soviet Western Defence 1928-41. Osprey Publishin Limited. 2008
20.N. Short Germany`s West Wall. The Sigfried Line. Osprey PublischingLimited. 2007.
21.История военной стратегии России. Кучково поле. Полиграфресурсы. Москва. 2000г.
22.Д.Фуллер. Вторая Мировая война. Русич. Смоленск. 2004г.

---***---


Из военной истории, науки, практики.


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
Забронировать Отдых в дубаи ОАЭ. Покупка тура онлайн - Poisk-toura.com

Rambler's Top100 TopList