Анатомия армии

Пехота на марше

Что такое марш? Это перемещение воинского подразделения или части из одного местоположения в другое на достаточно больше расстояние. В понятие "марш" вкладывается и сам процесс  перемещения подразделения (части), и все мероприятия, связанные с ним. Совершено неважно, совершается марш в боевых условиях или в мирных.

Когда то умение совершать марши считалось   одним из основных умений войск. Умение вести бой хоть наступательный, хоть оборонительный, конечно, это основное, что должны уметь делать войска. Но прибыть к месту боя вовремя, организованно, имея личный состав в состоянии вести бой и имея резерв времени для подготовки к бою - это больше чем половина успеха в бою. Недаром, большинство своих побед великий полководец А.В.Суворов одержал именно благодаря тому, что умел привести свои войска туда, куда нужно, в нужное время, быстро, организованно, сохранив силы солдат. Порядку совершения марша генералиссимус уделил немало внимания в своей широко известной (но мало кем   в наше время читаной) "Науке побеждать". Он считал совершение марша одним из трех составляющих победы.

Одним из главных показателей уровня подготовленности того или иного пехотного полка являлась т.н. "маршевая втянутость", т.е. насколько личный состав полка натренирован к совершению маршей. Настолько важным, что нередко войны, особенно в XVIII-XIX веках,  начинали не весной, как только  подсохнет земля, а в середине лета, когда полки после зимнего сидения на зимних квартирах восстановят свои навыки в совершении маршей.

Маршевая подготовка, т.е. обучение умению совершать марши являлась одним из основных видов обучения всех родов войск. Настолько важным, что этим вопросом занимались лично русские цари. Известен факт, когда император Николай II, решив проверить удобство новой солдатской экипировки, надел на себя все, что положено нести на марше солдату пехоты,  и отшагал вместе с одним из полков более 25 километров. Убедившись, что новая экипировка создает больше удобств солдату ( а следовательно, он имел опыт ношения на марше старой экипировки), Николай II  подписал приказ о ее введении  на снабжение войск.

Не думаю, что царем руководили в этм случае гуманистические идеи и стремление облегчить жизнь простого солдата, хотя и это не исключается. . Очевидно, он понимал, что более удобное солдатское снаряжение повышает боевые возможности пехоты.

На протяжении веков пехота составляла основной   и  самый многочисленный род войск. Имено пехота выигрывала бой и сражение. Все остальные рода войск играли, да и сегодня  играют вспомогательную роль. И именно многочисленность пехоты предопределяла то, что она должна передвигаться пешком. Невозможно и нецелесообразно иметь столько лошадей, чтобы перевозить пехоту хотя бы и в телегах. Хотя в мировой военной истории известно не так мало случаев, когда такие попытки делались. Периодически в еврпейских армиях появлялась т.н. "ездящая пехота". Драгунские полки задумывались как вид ездящей пехоты, когда передвигаться они должны были на лошадях, а вступать в бой в пешем порядке. В конце концов это привело к тому, что драгуны превратились просто в вид тяжелой кавалерии, а пехота как ходила пешком, так и ходила.

С появлением железных дорог войска на большие расстояния стали перевозиться в вагонах. Однако на расстояния до 500-700 километров пехота все равно шла пешком. Нигде не существовало настолько густой сети железных дорог, чтобы доставлять пехоту точно туда, куда требуется.

Пехота передвигалась пешком и в Первую Мировую войну и во Вторую. И не только советская. Немецкая пехота, французская, английская тоже перемещались пешком. Автомобилей хватало лишь на то, чтобы посадить на них небольшую часть солдат. Появляются мотопехотные подразделения и полки. Немцы включали такие полки в состав танковых дивизий, чтобы пехота могла хоть в какой то мере поспевать за танками и закреплять достигнутый ими успех. Вот эта значительная разница в подвижности немецкой мотопехоты в сравнении с советской пехотой и способствовала ей в значительной мере  победы летом-осенью 1941 года.

И все же основная масса войск воюющих стран передвигалась пешком. Маршевая подготовка сохраняла свой приоритет.

Вот как описывает свои впечатления о втягивании в марши немецкий новобранец  1940 года О.Кариус в своей книге "Тигры в грязи" : " Они начались с пятнадцати километров, возрастали на пять километров каждую неделю, дойдя до пятидесяти километров".

В послевоенные годы, впечатленные со одной стороны явным превосходством в подвижности моторизованной пехоты над обычной, с другой, вследствие общего промышленного развития и общего роста механизации армии вся пехота была посажена сначала на автомобили, а затем на бронетранспортеры, и в конце концов на боевые машины пехоты.

Умение совершать пешие марши постепенно умирало. А следует заметить, что умение совершать марш состоит не только в том, чтобы солдат мог отшагать положенное число километров, а подразделение прибыть в конечный пункт в полном составе, но и в в распределении подразделений по всей длине колонны. Длина колонны пехотного полка на марше составляет до 5-8 километров. Между батальонами, ротами  должны быть свободные промежутки чтобы, в частности, избегать значительных потерь в случае налета авиации или артобстрела. И самое главное, колонна должна уметь охранять себя от внезапных нападений. Для этого вперед, назад и в стороны высылаются дозоры, назначаются головная, боковые и тыловая походные заставы.  Кроме того, полк, батальон распределяет свои силы в авангард, основные силы и арьергард.  Их состав, силы и задачи выработаны длительным боевым опытом. В этом и состоит искусство командира управлять полком ( батальоном) на марше.

Но по мере того, как пехота садилась на колеса разивалась проблема дозоров и походных застав. Если впереди и сзади иметь дозоры и заставы не составляло труда, то проблема боковых дозоров и застав стала трудно-решаемой. Дорог и путей, идущих паралельно основной дороге на нужных удалениях никто и нигде прокладывать не будет, а без них дозоры должны либо двигаться пешком, либо продвигаться на машинах с огромным трудом ( что нереально, поскольку они не будут поспевать за колонной на транспорте). Выставлять заблаговременно неподвижные дозоры, которые затем подбирать за собой тоже проблематично, поскольку на такие дозоры требуется слишком много сил, да и они могут быть уничтожены противником, т.к. свои войска могут оказаться слишком далеко.

В нашей стране переход от пехоты к мотопехоте совершался в условиях мирного времени и в полном сознании того, что нет в мире армии, которая решится на войну с СССР. Поэтому, хотя в боевых уставах, наставлениях все эти дозоры и заставы прописывались, но на учениях никто эти вопросы не отрабатывал. С одной стороны потому, что никто из высших генералов не мог внятно объяснить как   может существовать и двигаться реально моторизованный боковой дозор на нужном удалении от колонны на местности, где движение техники возможно лишь по дороге (болотистая местность Полесья, заросшая лесами Брянщина, горы Азербайджана). С другой стороны, попытки все же организовать во время учений марш с соблюдением требований боевых уставов приводили к тому, что все учение сводилось к организации этого самого марша, а вот на красивые атаки механизированной пехоты вместе с танками, которые так любили наблюдать с вышек наши генералы и маршалы, времени уже не оставалось. Можно было бы организовывать учения отдельно по атакам и отдельно по маршам, но даже у СССР ресурсы имели ограничения, а отказываться от красивых зрелищ никто не хотел.

Короче говоря, в пятидесятые-семидесятые годы искусство пеших маршей было утрачено совсем, а марши на технике превратились в обыкновенную езду по дорогам, в лучшем случае по полигонным дорогам. Организация таких маршей ничем не отличалась от гражданских автопробегов или, скажем, торжественных колонн автомашин с зерном нового урожая от колхозного тока на элеватор. О дозорах и о том, что пехота есть пехота и никакие БМП заменить солдатские ноги не смогут, все в армии  дружно забыли.

Первый тревожный звонок прозвучал с началом афганской войны. После того, как наши войсковые колонны лихо вскочили в Афганистан и заняли все города,  все уверились еще раз, что так и должны совершаться марши, и никакие заставы не нужны. Но с началом боевых действий душманов против советских войск оказалось, что воевать надо в горах и в пустыне, куда техника либо вовсе не идет, либо идет с огромным трудом. Пришлось нашей пехоте, да и не только ей, слезать с БТРов и двигаться пешком.

И оказалось, что экипировка советского солдата совершенно непригодна для действий в пешем порядке. Он не может взять на себя всего того, что потребуется ему в походе, а то, что он сможет взгромоздить  на себя,  превращает его в некое подобие вьючного осла. При этом он не пройдет и трех километров,  как вся эта амуниция начнет натирать ему спину, плечи, бока, бедра, стучать по позвоночнику и по ребрам. Действовать оружием почти невозможно, быстро сменить магазин автомата тоже, извлечь и бросить гранату нереально. Суровые будни войны   заставили искать способы преодоления этих казалось бы мелочей, но на деле, как оказалось, решающих моментов. В ход пошли солдатская смекалка, опыт   школьных турпоходов. За свой счет стали приобретать удобные туристические альпинистские рюкзаки. Все эти нелепые подсумки для магазинов, гранат стали заменять на устройства, назваемые ныне "разгрузка" или "разгрузочный жилет". А тогда им дали название по его сходству с предметом женского туалета "лифчик". Пилотку, столь лихо и красиво смотрящуюся на солдате в гарнизоне, но совершенно не защищающую ни от солнца, ни от дождя, ни от холода, да вдобавок и норовящую все время свалиться с головы, заменили на мягкую полевую фуражку.

Душманы заставили и вспомнить опыт минувших войн. Уже первые рейды в горы, когда батальоны двигались так, как привыкли делать это  на мирных российских полигонах,  привели к тому, что душманы без особых трудностей устраивали засады, просачивались между ротами, окружали их и поочередно уничтожали. В ежемесячных разведсводках, которые зачитывались офицерам по всем Вооруженным Силам,  и в которых лгать, так, как это делалось в советских СМП (средства массовой пропаганды) было нельзя, это обозначалось как "батальон понес потери".

Пришлось под огнем врага восстанавливать то, что утратили за годы мирной жизни армии. Пришлось снова учиться ходить. Командиры  сняли с пыльных библиотечных полок кое где сохранившиеся книжки под названием "Боец и отделение на походе" и т.п. Учеба давалась немалой кровью и потом.

Научились. Но опыт афганской войны остался невостребованным. Вторая часть книги "Опыт боевых действий в горно-пустынной местности" так и не была издана. Изменений в систему боевой подготовки войск внесено не было. Афганский опыт постарались забыть. Опыт боковых стационарных застав, которым было найдено новое название "блок-пост" в Боевых уставах Российской армии учтен так и не был

Но нас заставили вспомнить, что пехота есть пехота и что не след забывать, что пехота ходит и воюет пешком. Заставили вспомнить все это чеченцы. Вот только память нам пришлось освежать под жестоким душем льющейся солдатской крови. Снова дорого обошлась России короткая военная память и извечная российская беспечность. А враг в Чечне нам противостоял куда как более квалифицированный нежели неграмотные   пуштунские скотоводы. Чеченские командиры, обученные английскими офицерами, которые в отличие от наших, ответственно относятся к своему ремеслу, оказались хорошими учениками. Да и те из них, кто раньше носили на плечах офицерские погоны Советской Армии, сумели в полной мере использовать накопленные знания и умения.

Сегодня Чечня напоминает погасший костер, в котором изредка еще вспыхнет искорка, потянет дымок, затлеется уголек. Никто не подкидывает дровишки (доллары)  и не раздувает в этом костре огонь ( европейское "общественное мнение").
Залили мы этот костер, залили солдатской кровью.

От автора. Похожим способом мы заливали огонь Второй Мировой войны. Но не имеют морального права современные демократические историки, журналисты и писатели в том упрекать сталинских маршалов. Чеченская война еще раз отчетливо показала, что беспечность и нежелание учить тому, что необходимо на войне, нежелание любить и лелеять свою армию и офицерский корпус, обеспечивать ее наивысшей мере, не есть отличительная черта коммунистического режима. Это в России присуще всем правящим режимам, будь то монархия, революционная демократия, социализм или современная российская либеральная демократия современная.

При всех режимах в России в отношении армии одно и тоже:

*солдат есть человек, поставленный на низший уровень социальной лестницы,
*ремесло офицера есть наиболее низко оплачиваемое при особо высоких требованиях,
*войска обучаются чему угодно, только не умению воевать,
*опыт предшествующих войн совершенно не учитывается,
*армию к предстоящим войнам не готовят,
*армию норовят использовать для решения текущих задач не имеющих к вопросу обороны страны никакого отношения, *любая государственная экономия начинается прежде всего с урезания военных расходов.

Почитайте внимательно соответствующую литературу, распросите старых солдат и офицеров,   и вы убедитесь, что всегда дело обстояло именно так.

Сегодня же все эти действия в отношении армии усилены многократно в сравнении с любыми предшествующими режимами. Напрашивается вывод, что все это делается не случайно и не только в силу российской беспечности. Похоже, что те, кто это делает, делает это вполне сознательно и с определенными целями -уничтожить Россию как государство, ибо армия есть первое условие существования любого государства. Состояние армии есть вернейший индикатор общего состояния страны. Нет армии - нет государства.

Не уверен, что и после этой войны кто-то хоть в армии, хоть вне ее попытается осмыслить ее опыт, сделать ее анализ и дать ркомендации на будущее. Я тоже не собираюсь этого делать, поскольку это была уже не моя война. Я был от нее столь же далек, как и вы. Ниже в статье я просто попытаюсь сжато и доступно описать подготовку и совершение марша пехотой на уровне бойца и отдельного подразделения. Может быть это и поможет кому либо научиться организовывать пешие марши. Дело это нехитрое, но как и любое другое требует определенных познаний, начиная с  умения накрутить портянки, до умения составить колонну и расчитать режим ее движения.

Подготовка солдата к маршу.

Готовность солдата к маршу складывается из двух основных моментов. Это ноги и груз, который несет солдат.

Груз. Хотя современные рюкзаки позволяют одному человеку нести на спине груз весом до 70 килограмм, однако переноска такого груза возможна лишь на сравнительно небольшие расстояния как за один переход, так и на ограниченное количество переходов. После этого довольно быстро начинаются  накопление хронической усталости, необратимые изменения в организме (прежде всего в суставах и костно-мышечной системе, а также в сердце). Незаметно, но очень быстро человек становится неспособен совершать большие пешие переходы. Если же продолжать насиловать его организм, то это приводит к инвалидности.

Длительным и вековым опытом установлено, что оптимальная масса переносимого пешим солдатом груза составляет около 21-24 килограмм. В этот вес входит оружие, боеприпасы, котелок с кружкой и ложкой, фляга с 750 мл. воды, плащ-палатка, шинель или аналогичная верхняя одежда, неприкосновенный запас питания ( 1-2 банки консервов, 750 грамм сухарей).
Конечно, в зависимости от конкретных задач комплектация переносимого груза может меняться, но в целом обязательными являются фляга с водой, небольшой запас продуктов, средство защиты как от атмосферной влаги, так и от сырости на земле, посуда для приема горячей пищи. Остальные тяжести могут варьироваться. В предвидении активных боевых действий наибольшую часть переносимого груза составят боеприпасы и оружие, средства связи.

А вот от туалетных принадлежностей, спальных мешков, теплоизолирующих ковриков стоит отказаться. Солдат это не турист. Заботы о его удобствах при ночлеге, отдыхе, приведении себя в порядок, нормальный прием горячей пищи  это проблема командиров, а не солдата. Даже  во времена, когда не существовало механических транспортных средств,  каждое подразделение на марше имело минимум одну конную повозку или хотя бы пару вьючных лошадей или ослов для перевозки подобных грузов.

Итак вес в 21 килограмм является верхним   пределом для пешего солдата. и чем меньше груз он несет, тем проще ему совершать марш. Достаточно заметить, что солдат без груза движется со скоростью 4.5- 5 км/час, а с грузом 21 кг. всего лишь  3.8-4 км/час. А это весьма существенно. Разница в пройденном за 8 часов расстоянии составит 5.6-8 километров. Так что командирам стоит позаботиться о том, чтобы его солдаты были как можно меньше нагружены.

Командиру при расчете марша необходимо учитывать груз, переносимый соладатами и в зависимости от этого в расчетах скорость движения  принимать от 3 до 4.5 км/час. Это в средних нормальных условиях ( твердое покрытие дороги, средняя температура воздуха, уклоны местности не более 0.5-1 процент. В экстремальных условиях (грязь, распутица, сильная пересеченность местности, сильные жара или мороз) скорость может падать до 1-2 км/час.

Вторым очень существенным моментом является то, как этот груз размещен на солдате. Основная масса груза должна размещаться на спине примерно посередине между поясницей и линией плеч. Груз по ширине спины должен быть распределен равномерно.

marsh-pexota-1.jpg (14810 bytes)Особо важным моментом является то, что грудь должна быть совершенно свободна. Дело в том, что усилием грудных мышц мы делаем выдох, а вдох осуществляется их раслаблением. Чем больше расслаблены грудные мышцы, тем глубже мы можем сделать вдох. Если грудная клетка сдавлена каким либо грузом, то человек не может сделать достаточно полный вдох. А ведь на марше солдат дышит учащенно и глубоко, поскольку напряженно работающие мышцы требуют много кислорода. Довольно быстро накапливается кислородное голодание мышц и мозга. Солдат очень быстро устает и начинает терять сознание.

Когда все поняли это, то господствовавшие в XVIII-первой половине XIX века крестообразные лямки ранцев были заменены повсеместно на паралельные.

На снимке слева германский пехотницец Первой Мировой войны. Мы видим, что весь груз размещен на спине. Единственный груз - патронные подсумки, размещенные спереди, находятся на поясе, т.е. ниже уровня грудной клетки. Два ремня ранца проходят так, что практически оставляют грудную клетку свободной.

Если вы посмотрите книгу Л.Мироуза "Пехота Первой Мировой войны в цветных фотографиях", то вы увидите, что пехота всех воюющих стран размещала свою экипировку примерно одинаково, оставляя грудь свободной. Даже русская пехота, у которой уставным размещением скатки шинели было через плечо, на марше обычно надевала скатку вокруг вещевого мешка на спине.

Столь популярная сегодня "Разгрузка", т.е. своего рода жилет, на котором весь груз размещен равномерно на спине и на груди, для длительных пеших маршей абсолютно непригодна. Да, она рацональна и удобна в современном бою, когда наши мотострелки и десантники  передвигаются, в основном, на  БТР и БМП. Она дает определенную дополнительную защиту спереди, создает удобства пользования оружием и в смене магазинов. В ней даже можно сходить в атаку. Но вот идти в ней в горы я не советую. То, что зачастую нашими солдатами и офицерами воспринимается как горная болезнь (быстро нарастающие вялость, слабость, учащенное дыхание, помутнение сознания, усиленное потоотделение, куринная слепота, нарушение координации движений) на деле, по большей части,  есть результат сдавливания   грудной клетки такими "разгрузками" или бронежилетами. Обычно человек этого сдавливания не замечает и не осознает, а кислородное голодание развивается незаметно, и в виде удушья или иного дискомфорта обычно не проявляется. Причем эти симптомы обычно исчезают, если дать солдату отдых, в то время как при настоящей горной болезни эти симптомы исчезают только если заболевшего спустить вниз.

Кстати, именно этим объясняется и то, почему бронежилеты не были популярны ни в Первую, ни во Вторую мировые войны, хотя это изобретение очень древнее и их весьма высокие защитные возможности  были очень хорошо известны. Поставлявшиеся в войска бронежилеты просто выбрасывали. Дело в том, что передвигаться пехоте приходилось только пешком и очень много, а броник приходилось носить вместе с остальным грузом на спине. Весит он много и тем самым лишает пехотинца возможности нести иного не менее  важного груза (оружие, патроны, гранаты). При выборе что нести, а что бросить пехотинец обычно бросал броник.

Не менее важным аспектом подготовки солдата к пешему маршу является обувь. Наиболее подходящей для пеших маршей обувью являются советские солдатские кирзовые сапоги с портянками. Они достаточно легкие, хорошо держатся на ноге, подошва в меру жесткая и в меру гибкая, хорошо обеспечивает сцепление с большинством типов грунтов и дорожных покрытий. Нога в сапоге не болтается и в то же время не сдавливается.

Все типы ботинок, в том числе и специальных горных, "спецназовских", "прыжковых" и прочих значительно уступают в этом плане сапогам. Ботинки  более склонны к натиранию нижней части ног, местным сдавливаниям сосудов стопы. Кроме того, ботинки требуют ношения носок, которые быстро сбиваются, пропитываются влагой, изнашиваются. На один суточный переход требуется не менее трех-четырех  пар носок ( хотя бы для смены отсыревших), в то время как можно вполне обойтись одной парой портянок. Ведь отсыревает только та часть портянки, которой обернута стопа. Та, что в это время обернута вокруг лодыжки, подсыхает. На малом привале достаточно снять сапог и обернуть ногу другим концом портянки,   чтобы стопа снова была сухой.

Абсолютно непригодны для пешего марша столь популярные сегодня среди туристов кроссовки. Этот вид обуви имеет слишком мягкую и гибкую подошву. А это сильно нагружает голеностопный сустав, передает стопе все мелкие неровности дороги. Т.е. повышается утомляемость стопы. Плюс эта чрезмерная гибкость и незафиксированность   голеностопа повышает риск травм стопы. Я уже не говорю о том, что подавляющее большинство кроссовок изготовлено из материалов, плохо проводящих пар, в результате чего стопа очень быстро отсыревает и перегревается. Не стоит забывать, что турист идет туда, куда он хочет, тогда, когда хочет и на то расстояние, на которое хочет. Ему может кроссовки и подходят. А вот солдат обязан преодолеть  заданное расстояние в строго отмеренный временной промежуток.

marsh-pexota-2.jpg (16543 bytes)Однако, портянки, в которых миллионы солдат прошли миллионы километров,   нужно уметь правильно наматывать, иначе они искалечат солдату ноги в первые пять километров.

Вот схема наматывания портянок. Хотя должен сказать, что освоить эту нехитрую, но очень важную солдатскую науку по схеме невозможно. Этому должен учить практически человек, который это умеет делать, и умеет правильно. Самое главное, чтобы портянка наматывалась туго, без малейших морщинок и складок. Как раз складки и морщинки натирают пузыри и мозоли.

От автора. Автора этих строк научил раз и навсегда за 15 минут правильно наматывать портянки сержант Виктор Седелкин. Для этого и потребовалось то три раза показать и восемь раз заставить намотать. С того дня автор отходил в сапогах, отбегал бесчисленное количество 3-километровых кроссов и 6-километровых марш-бросков, 10-километровых лыжных кроссов все четыре курсантских года и 80 процентов офицерской службы, и никогда не имел ни потертостей, ни мозолей.

На марше  большое значение имеет уменье соблюдать питьевой режим, так как излишнее и беспорядочное питье воды приводит к большой потливости, слабости.  Перед навчалом маша   нужно напиться чаю, наполнить флягу кипяченой водой или чаем. На первых двух малых привалах пить совсем не надо, а если будет мучить жажда, то только прополоскать рот водой. На следующих двух привалах следует выпить по полфляги воды.
На большом привале опять напиться чаю, наполнить флягу и пить из нее только на последних двух привалах. На ночлеге снова напиться чаю досыта.

Двигаться нужно спокойным шагом, в установленном темпе. Дышать нужно спокойно, глубоко. Выходить из колонны  во время движения  для отправления естественных надобностей нельзя, так как после придется догонять колонну бегом, а движение бегом вызывает быстрое утомление.

На малых привалах не нужно ложиться или садиться на  землю. Отдыхать следует только стоя.   Без особой надобности на малом привале переобуваться не следует, так как времени бывает недостаточно и второпях можно плохо навернуть портянки, и они будут натирать ноги.

На большом привале с разрешения командира можно раздеться и разуться, просушить портянки. Если поблизости будет река, пруд или озеро, то с разрешения командира до принятия пищи можно выкупаться или по крайней мере умыться и вымыть ноги.

После принятия пищи на большом привале можно на час-полтора заснуть, но обязательно заблаговременно встать, чтобы хорошо подготовиться к дальнейшему походу.  При малейшей возможности нужно просушивать обмундирование и обувь.

При движении  нужно строго соблюдать дисциплину марша, которая заключается в следующем:
-- точно занимать свое место в строю и соблюдать установленные дистанции;
-- строго выполнять требования: по команде "смирно" идти в ногу и только по команде "вольно" идти не в ногу, но так, чтобы не мешать впереди и сзади идущим товарищам;
--оружие  нести как удобнее, но так, чтобы не нанести повреждения товарищам;
-- разговаривать, петь песни, курить, расстегивать воротники и обшлага рукавов только с разрешения командира;
-- не оставлять колонну  без разрешения командира;
-- точно и быстро передавать приказания по колонне;
-- о потертости ног, неисправностях в обмундировании или в снаряжении, при заболевании немедленно докладывать командиру.

 

Солдатский труд на марше тяжел, но прост. Задача командира намного сложнее. Кроме того, что командир совершает марш вместе с солдатами, т.е. несет все те же тяготы, он еще обязан руководить маршем, т.е. регулировать скорость, объявлять привалы, следить за дисциплиной марша, назначать и высылать дозоры, принимать решения по внезапно возникающим проблемам, решать проблемы с отставшими и заболевшими, организовывать приемы пищи, ночлеги, режим питья, знать наличие личного состава, поддерживать связь с вышестоящим командованием. Не случайно, поэтому, во все времена, когда существовала пехота, офицеры вместо ружей или винтовок вооружались пистолетами, а командиры рот и выше обеспечивались верховыми лошадьми. Это вовсе не было предоставлением офицерам привилегий и послаблений, а некоторой компенсацией за дополнительные трудности и обязанности.

Прежде всего, организация марша начинается с его рассчета.

Расчет марша.

1.Определить по карте местоположение подразделения и конечный пункт марша.

2. Проложить маршрут движения. Он должен отвечать целому ряду требований. Прежде всего, его наименьшая протяженность. Но при этом необходимо учесть состояние дорог, уклоны местности, возможные места привалов и ночевок, наличие водоисточников. Не всегда самый короткий маршрут самый удобный.

3. Наметить исходный рубеж или пункт. Рубеж назначается, если часть или подразделение движутся по двум или более маршрутам. Он назначается на расстоянии  от места   расположения подразделений равном длине колонны, т.е.когда голова колонны будет проходить этот рубеж, ее хвост покинет место расположения подразделения. Например, длина ротной колонны без учета головного и тылового дозоров ( они не учитываются) 200 метров. Рота располагается в деревне. Значит, исходный пункт назначается на расстоянии 200 метров от околицы села. В качестве исходного пункта на местности назначается ясно видимый местный предмет рядом с дорогой и как правило, обозначенный на карте.

4.Назначить скорость движения колонны, как это указывалось выше. Напомню, что в среднем, без груза скорость движения до 4.5 км/час, а с грузом 24 кг. не более 3.5 км/час.

5.Исходя из назначенной скорости движения наметить на карте места малых привалов. Они назначаются через каждые 50 минут движения продолжительностью 10 минут. Но первый малый привал назначается не через 50, а через 30 минут движения. Это опрпделено, исходя из многовекового опыта движения, т.к. именно в первые 30 минут выявляются все личные недочеты, допущенные солдатами при подготовке к маршу (плохая пригонка снаряжения, плохо навернутые портянки, неудачная укладка имущества в ранце или рюкзаке), выявляются больные, неспособные выдержать марш. Место каждого привала обозначается на карте с указанием времени прибытия колонны в данную точку и временем его оставления. Обычно места малых привалов одновременно являются и пунктами регулирования движения. По времени прибытия к этому пункту (раньше или позже прибыли), командир определяет  выполняется график движения или нет.
Если подразделение прибыло к пункту регулирования раньше намеченного времени, то командир увеличивает продолжительность отдыха на время равное разнице между рассчетным и действительным. Сложнее, если подразделение опаздывает. Сокращать время отдыха нельзя, хотя нередко и практикуется. Лучше несколько увеличить скорость движения в следующий переход, но не очень значительно. Места малых привалов должны обеспечивать возможность солдатам оправиться, они по возможности должны обеспечивать укрытие от солнца, ветра. Здесь же желатьельно иметь возможность временно до прибытия транспорта разместить выбившихся из сил и заболевших солдат, оказание медпомощи. В боевых условиях оно также должно обеспечивать укрытие от наблюдения противником с воздуха, маскировку, возможность обороны в случае нападения противника.
Например, при назначенной скорости движения 3 км/час исходный пункт будет назначен в 200 метрах от околицы, первый привал в 1.5 км. от исходного пункта, второй в 4 км. от исходного пункта, третий, в 6.5 км, и т.д.

6.Наметить место большого привала. Оно намечается примерно на расстоянии 18-20 километров от исходного пункта, т.е. в начале второй половины суточного перехода. Желательно, чтобы место большого привала приходилось на населенный пункт, либо на достаточно сухое место в лесу, роще, где имеются водоисточники, топливо для обогрева, подстилочный материал для отдыхающих бойцов. Если марш  совершается летом в жару, то время выступления из исходного пункта следует назначать с расчетом, чтобы время большого привала пришлось на время наибольшей жары.   Время большого привала 2-3 часа. К месту большого привала заблаговременно отправляются полевые кухни и емкости с водой. санинструктор. Это делается с тем, чтобы солдаты, прибыв на привал могли бы без задержек привести себя в порядок, умыться или искупаться, поесть и отдохнуть (поспать) час-полтора.
За счет сокращения времени большого привала можно наверстать накопившееся опоздание. Но во всех случаях время большого привала не может быть меньше двух часов.
Поскольку на большом привале построение колонны нарушается, то также, как и в начале марша, назначается исходный пункт, который называется промежуточным исходным пунктом, и точно также намечаются места малых привалов.

7.Наметить место ночлега. Оно рассчитывается обычно на расстоянии  32 километра от исходного пункта (32 километра это нормальный суточный переход пехоты) и должно отвечать тем же требованиям, что и место большого привала, плюс должно обеспечивать  возможность норамльного полноценного сна. Во всех случаях в суточный переход на непосредственно движение (включая время малых привалов) отводится 8 часов. Остальные 16 часов отводятся на сон, большой привал,завтрак и ужин, иные мероприятия.

8.Наметить места дневок. Дневка, это суточный отдых подразделения, когда солдаты отдыхают не только ночь, но и следующий день и следующую ночь. Дневка намечается через три-четрые суточных перехода. Дневки необходимы для полного восстановления сил личного состава.

Разумеется, что возможны отклонения в любую сторону, диктуемые боевой обстановкой. Например, форсированный марш предполагает скорость до 5.5 и даже 8 км/час, а в Гражданскую и Великую Отечественную войны известны случаи, когда суточный переход пехоты составлял по 70-80 километров и даже 150 километров. Однако это экстремальные случаи и чаще всего вместо пользы они давали отрицательный результат, Как писал участник Гражданской войны маршал Тимошенко " "Отдых, хотя бы и кратковременный, позволит лучше выполнить боевую задачу, когда потребуются энергичные действия. Уставшие же люди являются во время атаки просто помехой" .

Насколько тщательно и точно командир произведет расчет марша и несколько в этих расчетах он учтет реальные возможности своих солдат, условия местности, погоды и времени года, настолько успешным окажется марш. Солдаты придут в конечный пункт бодрыми, здоровыми, способными выполнять боевые задачи.

От автора. Так что, опытный грамотный, добросовестный командир дорогого стоит. Оберегать и охранять своего командира выгодно самим солдатам. В нем залог их здоровья, а часто и выживания. И каждый камень, брошенный в офицера хоть с митинговых трибун, хоть с телеэкрана, то ли по скудоумию гусынь-мамаш, то ли  по злому умыслу журналистов, неизбежно,  очень тяжело и больно ударит по голове сынка-солдата, о благе которого так заботятся, как они думают,  и дамы из всяких комитетов солдатских матерей, и правозащитнички, и демократические журналисты.

Итак, сведем исходные данные для расчета в таблицу:

Рассчетные скорости движения:
-без груза................................ 4.5 км/час
-с грузом 21кг.......................... 4 км/час
-форсированный марш............. 5 км/час
-по плохим дорогам.................. 3 км/час
-ночью..................................... 3.5-4 км/час
.
Суточный переход: -нормальный марш.................. 32 км.
-форсированный марш.............. 50-60км.
.
Малые привалы: -первый.................................. через 30 мин, с начала движения
-последующие........................ через каждые 50 минут
-продолжительнось м.привала.. 10 минут
.
Большой привал: -количество в сут. переходе.... 1
-продолжительность................. 2-3 часа
-когда...................................... в начале второй половины суточного перехода
.
Ночевка: -продолжительность................. 12 часов
-когда...................................... после суточного перехода
.
Дневка : -продолжительность................. 32 часа
-когда....................................... после 3-4 суточных переходов

Построение колонны на марше.

Не будем останавливаться на организации разведки на марше, поскольку разведка двигается отдельной колонной. Заметим только, что полк высылает впереди себя разведку, которая двигается на удалении 12-15 километров от головы походной колонны полка. Обычно это разведывательная рота полка или часть этой роты

Рассмотрим построение колонны полка.   Полковая колонна состоит из трех основных частей - авангард, основные силы и арьергард. 

Авангард предназначается для того, чтобы завязать бой с противником, который может оказаться впереди,  и дать время и возможность развернуться основным силам полка, после чего отойти к основным силам под прикрытием их огня. Не вникая во все подробности заметим, что удаление авангарда от основных сил полка примерно 2-3 километра. В зависимости от вероятности встречи с противником и предполагаемых сил противника в авангард может выделяться до усиленного батальона ( т.е. стрелковому батальону придаются до батареи артдивизиона полка, до полковой саперной роты, до взвода от полковой роты связи).

Если нападение противника возможно с фланга, то авангард может двигаться не впереди основных сил полка, а слева или справа от них и тоже на удалении 2-3 километра.

Арьергард выполняет ту же самую роль, но в отношении противника, нападающего сзади. Арьергард также может быть силой до усиленного батальона и тоже движется на удалении 2-3 км. позади основных сил полка.

Авангард и арьергард в совокупности называются походным охранением полка.

Если нападение противника маловероятно или марш совершается не в предвидении боя, то все равно, полк на марше представляет собой три достаточно самостоятельные батальонные колонны, двигающиеся на удалении 2-3 километра друг от друга. Головной батальон считается авангардом, замыкающий батальон арьергардом. Батальон, идущий в середине, полковой артиллерийский дивизион, рота связи, саперная рота, рота химзащиты, зенитная батарея, ремонтная рота, рота материального обеспечения, управление полка, один или два взвода разведроты все вместе составляют основные силы полка.

marsh-pexota-3.jpg (32063 bytes)Рассмотрим построение батальонной колонны.

Впереди движется головной дозор. Обычно в дозор выделяется  стрелковое отделение Треть бойцов движется по дороге и пот одной трети слева и справа от дороги на удалении до 300 метров, но так, чтобы между ними поддерживалась зрительная связь и они могли бы поддержать друг друга огнем и придти на помощь.

Позади, на удалении около 600 метров по дороге движется головная походная застава численностью до стрелкового взвода. Обычно головной дозор высылается от этой походной заставы. Между головной походной заставой и головным дозором движутся связные, основная задача которых поддерживать связь между заставой и дозором.

На удалении 1-2 километров за головной походной заставой движутся основные силы батальона (штаб, стрелковые и приданные роты и взвода). Между заставой и основными силами также движутся связные. Они имеют дополнительную задачу осуществлять дозорную службу в районе дороги.

Влево и вправо от основных сил на удалении 1-2 километра движктся боковые походные заставы численностью до стрелкового взвода каждая.

Соответственно каждая застава высылает от себя влево и вправо на удаление до 600 метров боковые дозоры.

Если колонна основных сил батальона достаточно длинная, то могут на 600 метров влево и вправо высылаться дополнительные боковые дозоры.

За основными силами батальона в 1 километре сзади движется тыльная походная застава и от нее тыловой дозор. Организация тыльной походной заставы примерно такая же, что и у головной.

Очень существенное значение имеет своевременная смена подразделений, выполняющих задачи походного охранения, поскольку на них ложится большая тяжесть, чем на остальных

Разумеется, в зависимости от конкретной местности, характера марша построение колонны батальона, расстояния между частями колонны   может видоизменяться. Однако,  во всех случаях обязательно наличие головного, тылового и боковых дозоров, а также соотвественно и походных застав.

При таком построении колонны противнику не только невозможно приблизиться к колонне незамеченным, но и организовать засаду против батальона, поскольку он растянут на такое расстояние, что для его полного охвата требуется не менеее двух-трех батальонов. Засада против любой  части батальона также невозможна, поскольку в случае нападения засада немедленно оказывается под огнем с флангов  и ее очень быстро начинают охватывать.

При этом следует заметить, что все это сложное построение колонны батальона имеет смысл, если личный состав и командиры обучены действиям на марше и действиям в случае нападения, умеют взаимодействовать с соседними подразделениями, плюс обладают некоторой толикой мужества и хладнокровия. Иначе будет то, что мы с болью в сердце не раз видели во время обеих чеченских войн, когда десяток-другой боевиков громили один за другим десантные, омоновские или спецназовские взвода и затем преспокойно уходили между замершими от ужаса, непонимания происходящего ротами и батальонами. Или еще лучше, обстреляв федералов, находящихся слева и справа от них, выскальзывали и с интересом наблюдали, как русские ураганным огнем поливают друг друга.

Чтобы такого не происходило, надо учить войска тому, что необходимо на войне. Этот тезис сформулировал еще в начале XX века В.И.Ленин. А у нас учат чему угодно, только не этом, что является результатом полной безотвественности и безнаказанности  командиров, начиная от командира отделения и заканчивая министром обороны и начальником Генштаба.

На взгляд автора,  по каждому неудачному бою нужно проводить служебное, а то и уголовное расследование и беспощадно отвинчивать звезды с погон, упрятывать бесталанных командиров за решетку дабы не губили своей глупостью солдат. Вот тогда только каждый сержант и офицер призадумается и начнет искать способы обучать подчиненных, станет тратить время не на пьянку и добывание "трофеев", а на поиски примемов и способов уничтожения врага. Вот тогда у нас появятся вновь генералы умеющие отлично воевать и не умеющие писать красивые мемуары (Черняховские, Баграмяны, Рахимовы, Вороновы) вместо весьма посредственно воюющих, но литературно очень талантливых генерал-писателей (Казанцевы,   Трошевы, Лебеди, Шпаки).

Читатель полагает, что тогда армия останется без офицеров? Ну что-ж, тогда и президент поймет, что страна уже давно осталась без армии, и вместо обмана тех, кто еще тянет военную лямку, задумается над тем, как армию возродить. С умной физиономией сидеть в летном шлеме в кабине бомбардировщика может и Леонтьев, лихо нести околесицу, надев  военную пилотку сумеет и Караулов. А вот армией сможет по настоящему руководить только настоящий генерал, которому честь Родины дороже собственных погон.

 

P.S.  Современому человеку трудно себе представить, что марш конницы ничем не отличается от марша пехоты. Ни по скорости движения, ни по величине суточного перехода. И кавалерист утомляется ничуть не меньше, чем пехотинец. Вот только забот и хлопот у него больше, у  чем у пешего солдата, ведь ему   нужно позаботиться не только о себе и своих ногах, но и о коне. Сидит он на коне только когда конь стоит, а в движении кавалерист практически стоит в стременах на полусогнутых ногах, совершая корпусом движения вверх-вниз в такт шагу лошади. Так что практически получается, что конь идет по земле, а кавалерист идет в воздухе. И через каждые 2-3 километра движения конник слезает с коня и ведет его в поводу тоже  2-3 километра, давая отдых последнему.

Будучи знакомыми с кавалерией по многочисленным фильмам, мы почему то думаем, что конь это вроде живого мотоцикла. В "Трех мушкетерах" д'Артаньян спешит в Лондон за подвесками королевы, день и ночь погоняя свою лошадь галопом. На самом деле галопом, да и другим быстрым аллюром лошадь выдерживает 2-4 километра, потом выдыхается, падает и часто просто умирает. "Загнал лошадь" - можно такие слова встретить иногда в старых книгах.

"А для чего она тогда нужна эта кавалерия?" - спросите вы. Кавалерия подвижный род войск, который позволяет наносить быстро фланговые удары, преследовать и рассеивать бегущего   противника, быстро доставлять донесения и передавать приказания  в пределах этих же 2-4 километров, нести дозорную службу.  Т.е. она превосходит в подвижности пехоту на небольших расстояниях, на поле боя. А вот в переходах на большие расстояния кавалерия не  превосходит пехоту.

От автора. И вот что я еще узнал от старых настоящих кавалеристов - всадник на коне едва ли   сможет  сможет догнать конную повозку, как это мы нередко видим в фильмах. А если тележка пароконная (что обычно и бывает), то и вовсе никогда. Не верите? Возьмите тяжеленный рюкзак, килограмм этак на 30, взгромоздите его на себя и попытайтесь посоревноваться с товарищем, который тянет за собой такой же груз, но  на тележке. Не сомневаюсь, что он оставит вас далеко позади.

Источники и литература


1.Опыт боевых действий в горно-пустынной местности. Часть 1.Военное издательство. Москва. 1982г.
2.С.Гуров. Боец и отделение на походе. Воениздат. 1941г.
3.Приемы и способы действий солдата в бою. Военное издательство. Москва.1988г.
4.Марш и боевое охранение пешего подразделения в тропическом лесу. Рукопись неизданной книги. 1976г.
5.Особенности боевых действий и передвижения в условиях Африки. Рукопись неизданной книги. 1978г.
6. Г.Гудериан. Воспоминания солдата. Русич.Смоленск. 2003.
7.Э.фон Манштейн. Утерянные победы.АСТ.Москва.Феникс. Ростов-на-Дону. 1999г.
8. Вестфаль и др.Роковые решения. Поход на Сталинград. Полигон. Санкт-Петербург. 2001г.
9.И.Видер. Сталинградская трагедия.ЯУЗА. ЭКСМО. Москва. 2004г.
10.Ф.Гальдер. Военный дневник. 1941-1942.Terra Fantastica . Москва. Санкт-Петербург 2003г.
11.Ф.фон.Зенгер. Ни страха, ни надежды. Центрполиграф. Москва. 2003г.
12.Б.Лиддел Гарт. Битвы Третьего Рейха.Воспоминания высших чинов генералитета нацистской Германии.Центрполиграф. Москва. 2004г.
13.Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления. АПН.Москва. 1987.
14. Н.Н.Воронов. На службе военной. Военное издательство. Москва. 1963
15.К.К.Рокоссовский. Солдатский долг. Военное издательство. Москва. 1988г.
16.А.М.Василевский. дело всей жизни. ОЛМА-ПРЕСС. Москва.2002г.
17. Ю.К. Кузнецов. Передвижение и встречный бой. Военное издательство. Москва.1989г.
18.А.П.Белоконь, В.Т.Корнейчук. Инженерное обеспечение наступления мотострелкового (танкового) батальона (роты). Военное издательство. Москва. 1964г.
19.И.М.Андрусенко, Р.Г.Дуков, Ю.Р.Фомин. Мотострелковый (танковый) взвод в бою.Военное издательство. Москва. 1989г.
20.Е.С.Колибернов, В.И.Корнев, А.А.Сосков. Инженерное обеспечение боя. Военное издательство. Москва. 1984г.
21.Е.С.Колибернов, В.И.Корнев, А.А.Сосков. Справочник офицера инженерных войск.Военное издательство. Москва. 1989г.
22.Ю.А.Науменко. Начальная военная подготовка. Просвещение. Москва. 1987г.
23.Учебник сержанта мотострелковых войск. Военное издательство. Москва. 1989г.
24.Е.Никитенко.  Афганистан от войны 80-х до прогноза новых войн.АСТ.Астрель. Москва. 2004г.
25.Б.В.Громов. Ограниченный контингент. Прогресс. Культура. Москва. 1994г.
26. Сборник "Русская военная мысль".А.Суворов. Наука побеждать. АСТ. Terra Fantastica. Москва. Санкт-Петербург. 2003г.
27. L.Mirouze. World War Infantry in color photographs. Crowod Press.
28. О.Кариус. Тигры в грязи. Воспоминания немецкого танкистаю 1941-1944. Центрполиграф. Москва. 2005г.



Из военной истории, науки, практики


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки