Анатомия армии

© С. Самченко, Б. Юлин.

МЮНХГАУЗЕН ОТ ИСТОРИИ

(ДИАЛОГИ С ЛИТЕРАТОРОМ)

См.Часть 1

Часть 2.

...Убивая акул и время..
                     И. Бунич

Гордый профиль. Изящный четырехтрубный силуэт, редкий для германской корабельной архитектуры. Стройные обводы. Легкие щиты двенадцати 105-мм орудий на открытой узкой палубе. Тонкие стрелы двух высоких радионесущих мачт с крохотными прожекторными площадками и огромными линзами прожекторов... Определенно, легкий крейсер “Карлсруэ” заслуженно слыл красавчиком среди боевых кораблей Германии. Непревзойденный ходок, поставивший накануне войны рекорд в скорости среди кораблей своего 1912 года спуска.

“Карлсруэ” был одним из самых крупных крейсеров довоенной программы - почти 6190 тонн водоизмещением. Хороший, хотя и недостаточно сильно вооруженный крейсер, немало успевший попортить крови Антанте в 1914 году. Жизнь его была короткой, а гибель - таинственной. И не удивительно, что к столь яркой персоне и по сей день проявляют интерес историки - как профессионалы, так и любители.

Недавно до биографии “Карлсруэ” добрался в своей книге “Корсары Кайзера” И. Бунич - один из самых читаемых ныне авторов.

Лучше бы он этого не делал!

Страница 164…
Текста на этой странице нет, но есть карта, на которой Индийский океан омывает берега Южной Америки.
“Четыре дымовые трубы и почти атлантический форштевень придавали крейсеру агрессивно-стремительный вид” (стр. 165).

Форштевень не бывает “почти атлантическим”. Он бывает либо атлантическим - либо прямым, скошенным, таранным, бульбообразным и т. п. Атлантический профиль вошел в употребление несколько позже, нежели “Карлсруэ” был спущен на воду.
И еще. Агрессивность облика мало зависит от количества труб. Иначе бы самыми страшными крейсерами в мире считались русский “Аскольд” и француженка “Жанна Д'Арк”... До сих пор нам казалось, что агрессивный внешний вид кораблю придает рационально расположенная и защищенная артиллерия.

“На ходовых испытаниях в декабре 1913 года “Карлсруэ” показал скорость 28,4 узла, развив машинами мощность 37885 л.с.” (стр. 165).

Цифры взяты из сборника Гильдебрандта. Но не испытательные, а проектные. На испытаниях результат был несколько лучше, достигнутая скорость - более 29 узлов. “Карлсруэ” был едва ли не единственным легким крейсером Гохзеефлотте, который смог на учениях продержаться около часа форзейлем у “Зейдлица”, идущего полным ходом.


Страница 175. “В качестве союзников назывались Австро-Венгрия и почему-то Италия”.

Странно для автора, который постоянно пишет о политике и истории, не знать, что в 1914 году Германия, Австро-Венгрия и Италия были членами “Тройственного союза”.

Страница 184.
“Карлсруэ” был быстрее “Суффолка” на узел”.

Скорость “Карлсруэ” - 29 узлов, скорость “Суффолка” - 22 узла.

Эпизод погони за “Карлсруэ” британского крейсера “Бристоль” изобилует у господина Бунича вполне конкретными неточностями и фактическими ошибками. Приведем лишь самый яркий пример:
“Когда оно [расстояние] дошло до 35 кабельтовых, “Бристоль” произвел первый залп...” (стр. 186).

По данным Х.Вильсона, “Бристоль” начал стрелять кабельтовых с шестидесяти... Возможно, именно поэтому из 80 выпущенных им снарядов ни один цели не поразил.

И снова о стилистических шедеврах:
“Матросы спали на своих местах по боевой тревоге” (стр. 188).

Хороша тревога, если на постах спят! И вдвойне хороши матросы, способные по тревоге заснуть!!! Насколько помнится, экипаж “Карлсруэ” был чересчур дисциплинирован для подобного.
В принципе, разбирающемуся читателю даже понятно, что господин Бунич имел в виду. В боевой обстановке при объявлении готовности номер один нередко экипаж не покидает своих мест по штатному расписанию и отдыхает тут же - у орудий, например. Но между готовностью и боевой тревогой есть некоторая разница...

“Из утесов повсюду торчали жерла орудий” (стр. 195).

Вы не пробовали пострелять из пушки, наглухо вмурованной в утес? Думается, господин Бунич тоже не пробовал...

“Для пущей важности из носового орудия был произведен один холостой выстрел” (стр. 195).

Стало быть, из носового орудия у нас стреляют “для пущей важности”. А мне почему-то всегда казалось, что предупредительный холостой выстрел из бакового орудия рейдеры делают, если транспорт не реагирует на требование остановиться для досмотра.

“Мимо кораблей постоянно проносились пироги с туземцами, вокруг шныряли их парусные лодки...” (стр. 195)

Вы когда-нибудь видели, чтобы у туземных пирог были еще и штатные парусные лодки?.. Интересно, как бы этот бред выглядел, если бы имел место в реальности?

“Это был “Асунсьон”...” (стр. 206)

Не знаю, как у господина Бунича с испанским. Что с немецким плохо - уже выяснили... Так вот, досточтимый литератор, слово “Асунсьон”, к вашему сведению, - испаноязычное женское имя. Если оно употребляется в качестве имени корабля, оно подчиняется общим правилам грамматики. Асунсьон - она, как бы непривычно для русского слуха это ни звучало.

“Нужно было спешно убирать уголь, который густым слоем покрывал палубу, мешая свободным действиям орудий” (стр. 214).

Какой толщины должен быть слой угля на палубе легкого крейсера, чтобы было невозможно даже пушками пошевелить?.. Было дело, перегрузились до такой степени корабли эскадры Рожественского накануне Цусимской битвы. Результат общеизвестен, и десять лет спустя ожидать повторения той же ошибки от “Карлсруэ” было бы странно, господин Бунич.

“Убивая акул и время...” (стр. 215)
No comment, как говорят господа противники...

Продолжаем, однако, анализ текста:
“Бросаться на огни, очертя голову, было тоже рискованно - они вполне могли принадлежать английскому крейсеру” (стр. 216).

Ходовые огни у кораблей военного и гражданского флота различаются очень хорошо, поскольку служат опознавательными сигналами в ночное время. Даже с учетом небольшого рейдерского опыта “Карлсруэ”, его сигнальные вахты вполне могли отличить транспорт от крейсера по огням. Перепутать можно разве что транспорт с крейсером вспомогательным, то есть тоже транспортом, но вооруженным, да и то если он не поднял до нока реи дополнительный белый огонь.

“Они жили еще в идеологической законсервированности мирного времени” (стр. 217).

В мирное время как раз никакой “идеологической законсервированности” не наблюдалось. Активная антибританская пропаганда в Германии началась только летом 1914 года, когда обострение мировой политической обстановки сделало практически неизбежной большую войну. А еще в мае 1914 года у того же “Карлсруэ” установились весьма дружеские контакты с британским крейсером “Глэзго”. Два корабля даже уступали друг другу почетное право эскортирования бразильского президента.

“15 сентября, уходя на северо-запад, “Карлсруэ” наткнулся на два парусника, которые не встречались ему с самого начала войны...” (стр. 217)

Господин Бунич имел в виду, что до сих пор “Карлсруэ” не ловил парусников. Вообще никаких, а не этих двух конкретно, как можно понять из выше процитированного предложения. Если приходится переводить текст с русского на русский, чтобы избежать смысловых искажений, то какая может идти речь о научной ценности книги?

“Груза пшеницы хватило бы, чтобы в течение двух недель кормить хлебом все население Лондона! Это и было моральным обоснованием уничтожения нейтрального судна” (стр. 223).

Зачем искать моральные оправдания для уничтожения транспорта, снабжающего противника? А если этот транспорт еще и ходит при этом под нейтральным флагом, конвенции рассматривают его прежде всего как военного контрабандиста. Гибель таких транспортов - типичное явление во время экономической войны, по риску и жертва...

“Назывался пароход “Корниш-Сити” и шел из Байдфорда с грузом 6400 тонн кардифского угля в Рио-де-Жанейро для нужд Англо-Бразильской компании, обеспечивающей углем британские боевые корабли” (стр. 223).

Шел... для нужд! Честное слово, надоело натыкаться на шероховатости стиля. Уже и речь стала у нас на заезженную пластинку похожа: одно и то же, и никакого смысла уже не видится за книжными словами. Разве для этого стоило писать, господин Бунич?

“Только разглядев германский военно-морской флаг, британские капитаны вспоминали о Германии и о состоянии войны с ней” (стр. 225).

Сама беспечность плавала по британским колониальным водам в 1914 году, так, что ли, господин Бунич? Или это вы так низводите одну из ведущих держав мира на уровень заштатного Парагвая с Никарагуа?.. А не совестно?

Война, ставшая определяющим моментом жизни огромных государств, война, не оставившая в стороне ни одной человеческой судьбы на континенте, - эта война может быть забыта подданным воюющей страны до тех пор, покуда не скользнет контркурсом вражеский крейсер?.. А может, не стоило насыщать свой текст искусственными красивостями, господин Бунич?

“Он шел с разным грузом и пассажирами, включая несколько немецких семейств...” (стр. 225)

Господин Бунич, откройте секрет, относите ли вы немцев на борту парохода к числу пассажиров или к грузу? А то из контекста это не вполне понятно.

“Район, выбранный замечательной интуицией капитана 2 ранга Келера для действий вверенного ему крейсера, мог считаться безопасным. Но у “Карлсруэ” были свои заботы” (стр. 225).

Вот как у нас, оказывается, бывает. Командир разрабатывает операцию, заботится о том, чтобы район ее проведения был для крейсера безопасен, а этот негодяй “Карлсруэ”, видите ли, имеет на этот счет иное мнение. У него, понимаете ли, свои заботы!!! Ну а о званиях офицеров германского флота мы писали выше. Повторяться не стоит

Интересно, где это господин Бунич имел возможность наблюдать рейдеров, полностью независимых от воли собственного командира?.. Или эту книгу стоит хранить в библиотеке на полке научной фантастики?

“В тот же день после полудня на “Карлсруэ” в буквальном смысле наткнулся испанский почтовый пароход “Кадикс”...” (стр. 225).

Если бы бедняга испанец действительно “наткнулся” на достаточно крупный крейсер, то эпизода с участием “Кадикса” в книге бы просто не было. А сам “Карлсруэ” завершил бы военную карьеру раньше срока - на интернировании. Не бегать же по океану с выраженными деформациями корпуса! “В буквальном смысле”...

Страница 234:
“Из числа подданных воюющих с Германией стран было захвачено 205 англичан, 8 финнов, 7 русских и 2 француза”.

Как Финляндия, не являясь на тот момент государством, стала вдруг воюющей страной?

“Жертву в честь тезоименитства Императрицы удалось принести только на следующий день” (стр. 242).

Вот нечего было делать честному рейдеру, как приносить неприятельские транспорты в жертву в честь тезоименитства Императрицы!!! Праздник праздником, а война - войной. И несчастный пароход, коль скоро уж он попался, так или иначе был бы пущен на дно, невзирая на даты... Рейдер-язычник - это что-то новенькое!.. Или снова с искусственными красивостями переборщили, господин Бунич?

“Ему просто чрезвычайно везло, а по большому счету, англичанам было просто не до него” (стр. 242).

Для того, чтобы поймать “Карлсруэ”, было отряжено 4 британских крейсерских соединения. А вы, господин Бунич, сделали из опаснейшего рейдера пресловутого “неуловимого Джо” из анекдота. Того самого Джо, который неуловим, потому что его никто не ловит...

По страницам буничевского повествования ходят порой весьма загадочные персонажи. Например, некий англичанин, крейсер “ХАЙФЛАУЭР”...

Вы знаете английский, читатель? Если нет, не переживайте. Мы поможем с переводом. “Хайфлауэр” - это что-то вроде “верхнего цветка”. Такого имени в списках британского флота нет. Зато имеется крейсер “Хайфлайер” - потомок парусного корвета, служившего еще Нельсону... Старинное это имя означает “Летящий высоко”, и по сей день передается в Британии по наследству.

“...Бессмысленная клевета южноамериканской прессы, находившейся под влиянием англо-французов...” (стр. 242)

Так и написано - через дефис. Чем вас, господин Бунич, не устроило название союза - Антанта, - что вы ударились в очередные географические новости? Или на сей раз - этнографические?..

“И этой ерунде поверили не только палубные пассажиры, принадлежащие к низшему классу общества и неспособному здраво мыслить, оправданием которым может служить малая степень их развития” (стр. 247).

Истэблишмент, безусловно, имеет больше возможностей получить хорошее образование, нежели простонародье. Но способность здраво мыслить от классового происхождения не зависит. Это не только марксисты так считают, но и, например, биологи...

Интересно, к какому классу общества относит себя господин Бунич? Если к высшему, то почему пишет глупости? А если к низшему, то... нельзя же весь народ по себе судить!

“После некоторых колебаний Келер пароход с кофе отпустил, помня, что производители кофе - самые мстительные люди на свете” (стр. 251).

Удивительное наблюдение! Конечно, кофе растет преимущественно в южных регионах. А обывательское сознание в соответствии со стереотипом приписывает южанам горячий и мстительный нрав. Но, во-первых, именно обывательское сознание. А во-вторых, - всем южанам, а не только тем, чья профессиональная деятельность связана с производством кофе.

Страница 252:
“Напасть на Барбадос, как это неоднократно делал знаменитый пират XVII века Генри Морган, в результате ставший на Барбадосе губернатором”.

Ну вот, господин Бунич: вы уже путаете Ямайку с Барбадосом…

“...Это давало возможность адмиралу Шпее воспользоваться панамским каналом, не очень нарушая сосредоточение своих сил. С другой стороны к каналу с неукротимостью злого рока приближался “Карлсруэ”...” (стр. 253)

Как можно “не очень нарушать сосредоточение”? Кажется, его можно либо нарушать, либо не нарушать.

“Но каждый британский корабль в отдельности был слабее германских крейсеров”.

По Буничу получается, что эскадренный броненосец “Глори”, превосходивший сильнейшие крейсера Шпее по огневой мощи в два раза и более сильно бронированный, был все-таки слабее любого из них.

Граф Шпее не планировал поход своей эскадры через Панамский канал. Прорыв в Атлантику должен был состояться через воды Магелланова пролива и пролива Бигля. Прежде всего, такой маршрут прокладывался с целью продолжения рейдерской охоты: требовалось прервать снабжение противника чилийской и аргентинской селитрой, идущей на выделку порохов. Транспорты шли, в основном, не через канал, а вокруг континента. Зато контррейдеры в большом числе бегали и там, и там...

А что касается “неукротимости злого рока”, то эта фраза является прекрасной иллюстрацией того, как историческая хроника, обработанная пером недобросовестного литератора, превращается в плохую пародию на триллер.

“...Вместе эскадра Хорнби и отряд Клинтон-Бейкера составляли силу, достаточную для уничтожения эскадры графа Шпее...” (стр. 253)

Да, конечно! Поскольку у Хорнби в распоряжении находились крейсера “Суффолк” и “Ланкастер” - классические “каунти”, однотипные погибшему под Коронелем “Монмауту”, а также канадка “Ниобэ”, вооруженный транспорт “Карония” и старый броненосец “Глори”, мало чем отличающийся от пресловутого “Канопуса”, опоздавшего в единственный бой, где он мог бы реально повлиять на события...

Боевая сила этой группы в целом сопоставима с возможностями уже разбитой немцами наголову эскадры Х. Крэдока.

А под брейд-вымпелом капитана первого ранга Клинтон-Бейкера ходили “Бервик” - броненосный крейсер линии “Крэсси”, еще один “каунти” - “Эссекс” и два пожилых француза, - “Декарт” и “Кондэ”.

Каждый из них поодиночке проигрывает бой, например, “Шарнхорсту”. А возможность встретить их вместе вообще сомнительна: эскадра, контролирующая район более чем в полторы тысячи морских миль площадью, не ходит по своему “квадрату” строем...

Кроме того, у господина Бунича по-прежнему худо с географией. И отряд Хорнби, и отряд Клинтон-Бейкера находились в Центральной Атлантике, в зоне Карибского бассейна. Туда крейсерам Шпее еще предстояло попасть... Эскадра графа в это время собралась на острове Пасхи, чтобы рейдеры могли отчитаться своему флагману о результатах охоты.

“Никому и в голову не приходила зловещая идея последнего ужина” (стр. 254).

Рейдер, действующий на вражеских тыловых или колониальных коммуникациях, существует в режиме вечного экстремума. И его экипаж прекрасно понимает, что любая пирушка в кают-компании может стать последней. Тем веселее обычно эти пирушки проходят: срабатывает психологическая защита. В некоторых случаях традиционный рейдерский фатализм помогает выжить: действуешь, покуда веришь в удачу.

Когда каждый ужин может стать последним, кому в голову придет проводить дурные библейские параллели, тем более что на столе - французское вино, честно изъятое у мимохожего транспорта Антанты?..

“Позднее все сошлись на мысли, что причиной гибели “Карлсруэ” был взрыв боеприпасов в носовых погребах, что вполне возможно в условиях жары и влажности” (стр. 258).

Сошлись... Но далеко не все, господин Бунич! Например, на равных с вашей у историков бытует версия о взрыве угольной взвеси в полупустых резервных бункерах крейсера. Другие считают, что один из бункеровщиков подкинул “Карлсруэ” взрывное устройство, сработавшее либо в погребе боезапаса, либо, опять-таки, в угольных ямах первого котельного отделения... А вот о взрыве от влажности слышать еще не приходилось. Интересно, чем начинены боеприпасы, если они взрываются от влажности? Наверное, негашеной известью.

Версий много. Истина вот уже восемь десятилетий скрыта под толщей синих вод Атлантики...

“Останки “Карлсруэ” давно уже покоились на глубине 4000 метров, когда из состава Гранд-Флита был выделен линейный (!) крейсер “Принсесс Ройал…” (стр. 265)

“Принсесс Ройал” действительно выходила в Атлантику. Но несколько раньше. Она имела предписание участвовать в охоте на крейсера Шпее. И не была пропущена через Панамский канал.

На странице 261 у г-на Бунича происходит очередной приступ “географического кретинизма”: “…с попыткой пройти Скагерраком или Каттегатом на Балтику”.

Строго говоря, Каттегат и Скагеррак - две части одного и того же пролива. Чтобы попасть из Северного моря на Балтику, нужно непременно пройти и ту, и другую часть. Иначе - никак, разве только Кильским каналом…

Страница 267.
Автор даже не удосужился внимательно списать данные “Карлсруэ”. Он указал мощность 26000 л.с. Это данные крейсеров типа “Грауденц”. Мощность машин “Карлсруэ” выше и составляет 37800 л.с.

... “Карлсруэ” - одна из великих загадок войны. Долго ждали мы часа, когда найдется талантливый писатель-историк и посвятит книгу этой короткой, но красивой судьбе.

Посвятил!..

Дай бог теперь разгрести завалы домыслов и ошибок!

----***----


Из военной истории, науки, практики.


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
бесплатная консультация юриста онлайн

Rambler's Top100 TopList