sheet_top.gif (1326 bytes)

Немцы в Русской Армии
накануне и в годы Первой Мировой войны

© Ладыгин И.В.
Памяти Александра Иоганновича Бартулли и Теодора Александровича Клейн, солдат русской армии

От автора. В русском языке существует замечательная поговорка, отражающая суть отношения между двумя народами - русским и немецким - "что русскому хорошо, то немцу смерть". Как к слову "белый" существует антагонизм "черный", так и к слову "русский", первое, что приходит на ум у среднестатистического россиянина - правильно, "немец".

Действительно, две тяжелые войны, вынесенные нашим народом с Германией на протяжении одного века, стоившие России миллионов жизней и поломанных судеб, и обе начатые Германией как агрессором, навсегда оставили свой след в истории и людской памяти. Хотя история взаимоотношений русского и германского народов имеет более глубокие корни, и существует масса примеров доброй дружбы и сотрудничества, взаимного обмена ценностями духовной и материальной культуры.
Многие знаменитые наши с вами соотечественники - полководцы, ученые, поэты и политические деятели, бывшие большими патриотами и сделавшими много для России, были немцами по происхождению. Но в настоящей статье автор преследует цель не рассмотреть пресловутый "национальный вопрос", а исключительно осветить один из самых малоизвестных и интересных фактов из истории Русской Императорской Армии. Разумеется, со своей точки зрения.


Многие из нас до сих пор не знают о том, что среди народов многонациональной России существовали и существуют "российские немцы" (в 1908 - 2 млн. 70 тыс. чел., в 1990 г. - 2 млн. чел., в 2003 г. - чуть более 500 тыс. чел.), входившие в первую десятку народов по численности, и даже имевшие свою национальную автономную республику в составе РСФСР до 1941 г. (сейчас в Алтайском крае России существует Немецкий национальный район).
И если годы Великой Отечественной войны российские немцы провели вдали от передовой - в концлагерях "Трудового фронта", сибирской тайге и казахстанских степях, то на полях сражений Первой Мировой российские немцы - как и все российские подданные - воевали с агрессорами в рядах Русской Армии.

Автор будет благодарен читателям за любые материалы, посвященные вопросу службы российских немцев в Русской Армии.

Анализируя национальный состав Русской Армии накануне Первой Мировой войны, можно столкнуться с трудностями - до 1912 г. графа "национальность" в служебных документах отсутствовала, и заменялась графой "вероисповедание".

За предшествующий период можно получить лишь информацию о национальном составе генеральского корпуса (на 1903 г. доля генералов из немцев составляла 10,3 %). И лишь в 1912 г. в "Военно-статистическом ежегоднике армии на 1912 г." графа "национальность" уже появилась.

По сведениям из этого ежегодника, из 1299 генералов немцами (правильнее говорить - "германцами", т.к. на самом деле в русском языке под словом "немец" подразумевался не конкретно гражданин Германии, а иностранцы вообще, это касается и поговорки, приведенной в начале статьи) были 61 человек (6,55 %), из 8 340 штаб-офицеров - 212 (3,26 %), из 38 976 обер-офицеров - 878 (2,61 %).

Это те немцы, которые имели неправославное вероисповедание (в основном, лютеране, евангелисты и реформаты). Фактически же немцев было больше, так как немцев, имевших православное вероисповедание, по нормам того времени, причисляли к русским (также как и лиц других национальностей, исповедовавших православие).

Таким образом, в списках российского офицерского корпуса среди русских офицеров можно увидеть Гибера фон Грейфенфельса, графа Граббе, Шафгаузен-Шенберг-Эк-Шауфуса, барона фон Медема, барона Фитингофа и многих других. Даже в списках казаков Донского казачьего войска автор с удивлением обнаружил есаула фон Эксе и поручика фон Вик (именно казаков, а не прикомандированных к казачьим частям).

От автора. Естественно, большая часть немцев уже были обрусевшими и не мыслили себя без России. Один из лидеров русских правых, убежденный монархист, министр внутренних дел П.Дурново в своей записке Николаю II о необходимости ориентации на Германию, а не Антанту (!), докладывал, что немцы "... быстро русеют. Посмотрите на французов и англичан: многие, почти всю жизнь прожившие в России, так и не могут освоить русский язык. А немец, чуть поживший у нас, уже худо-бедно, коверкая слова, но бегло говорит по-русски". На самом деле, между германцами и русскими очень много общего, как ни парадоксально это звучит.

Среди офицеров и генералов немецкого происхождения не учитываются также Великие князья и другие члены Императорской фамилии (со времен Петра I российские императоры женились, в основном, на германских принцессах, и таким образом, являлись немцами по крови).

Сведениями о нижних чинах немецкого происхождения автор не располагает, хотя известно, что с 1874 г. российские немцы перестали считаться "инородцами", т.е. были уравнены в правах с великороссами, и подлежали призыву на действительную военную службу.

Российские немцы пользовались благосклонностью российских императоров по вполне понятным причинам, и лишь с восшествием на трон императора Александра III, сменившего внешнеполитическую ориентацию России с Германии на Францию, ситуация изменилась.

Факт наличия в составе Империи дух с лишним млн. человек, имевших исторической родиной страну - потенциального противника, не мог не беспокоить российское правительство, и правительством был взят курс на жесткую и планомерную ассимиляцию российских немцев. Однако процесс ассимиляции шел очень сложно, и это тема отдельной статьи.

Согласно переписи населения 1879 года  165600 немцев проживало в прибалтийских губерниях России; в Самарской и Саратовской - 395800 человек; в Царстве Польском - 407700 человек; в Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерниях - 377800 человек; в Волынской губернии - 171300 человек.

Много немцев проживало в Финляндии, входившей тогда в состав Российской империи, в Закавказье, Бессарабии, а также в Санкт-Петербургской, Ставропольской губерниях.

К началу XX века немцы, таким образом, по численности занимали в стране девятое место. Немецкое поселение империи насчитывало 2 070 000 человек.

По данным Зайончковского, перед русско-японской войной доля генералов немецкого происхождения в генералитете Русской Армии составляла 21, 6 %. На 15 апреля 1914 г. среди 169 "полных генералов" было 48 немцев (28,4 %), среди 371 генерал-лейтенанта - 73 немца (19,7 %), среди 1034 генерал-майоров - 196 немцев (19%).

Однако по сравнению с 1905 г. абсолютная доля генералов-немцев снизилась на 1,5 %. Все больше немцев-военных принимало православное вероисповедание, шел естественный процесс обрусения (массовый характер, со сменой фамилий, этот процесс принял в годы Первой Мировой в связи с началом войны с германоязычными державами, переименованием столицы Санкт-Петербурга в Петроград, ростом антигерманских настроений и после первых "немецких погромов" в городах России).

Кроме того, как стало видно в дальнейшем, русские солдаты неохотно шли в бой за "не своим", за немцем. За человеком, родной язык и фамилия у которого такие же, как у врага. Военные неудачи малокультурная солдатская среда, вполне естественно, списывала на командиров-немцев, которые "продают германцам секреты".

Примечание  Веремеева Ю.Г. Я все же склонен полагать, что неприязнь солдат к командирам немецкой национальности объясняется не их малокультурностью, а их развитым уважение к "людям грамотным", от которых по их мнению могла исходить только истина. И вот эта самая неприязнь  искуственно внедрялась в солдатскеую среду и подогревалась русскими кабинетными ура-патриотами из числа руской же интеллигенции, большими любителями выдумывать различные "измы" (либерализм, большевизм, национализм, шовинизм,...) и вечно стремящимися объяснить неблестящий ход войны не исконными русскими пороками, а "происками врагов внешних и внутренних". По большому счету простым людям   совершенно все равно, какой национальности и какого вероисповедания трудится рядом с ним человек.

В армии и обществе, среди маргиналов, муссировались слухи, распространяемые, несомненно, либо немецким Генеральным штабом, либо большевиками, что во главе шпионской сети стоит императрица Александра Федоровна, урожденная принцесса Гессенская. Необходимо отметить, что подобные явления в условиях войны вполне естественны для любой армии мира, любого общества, любой нации.

Теперь что касается штаб-офицеров. Последний по хронологии список подполковников был составлен в 1913 г., полковников - в 1914 г. Однако для точности сравнения примем данные 1913 г. Из 3 806 полковников было 510 немцев (13,4 %). Из 5 154 подполковников - 528 (10,2 %).
Из 985 офицеров корпуса Генерального штаба немцами были 169 человек (17,1 %). Среди 67 начальников пехотных, гренадерских и стрелковых дивизий было 13 немцев; в кавалерии - 6 из 16.
Среди командиров полков: в пехоте и стрелковых частях - 39 из 326; в кавалерии 12 из 57.
В Русской Императорской гвардии среди 3-х начальников пехотных дивизий был 1 немец; в кавалерии - 1; в артиллерии - 3 из 4 командиров бригад.
Среди командиров полков - 6 из 16 пехотных; 3 из 12 кавалерийских; 6 из 29 командиров батарей.
Из 230 капитанов гвардии - потенциальных полковников - немцев было 50 человек (21,7 %).

В среднем третья часть командных должностей в гвардии была замещена немцами. Большой процент офицеров немецкого происхождения был в Лейб-гвардии Конном полку, в который, по традиции, набирались в основном прибалтийские (остзейские) немцы. Другой гвардейский полк - Измайловский - по основанной еще Анной Иоанновной традиции также набирался, в -основном, из немцев (плюс немного шведов). Одно время офицерский корпус Измайловского полка на 65 % состоял из немцев и шведов!

От автора. В Русской Армии существовали ограничения по количеству неправославных офицеров в одном полку. В процентном соотношении в полку могло быть не более 10 % католиков и не более 25 % протестантов.

Что касается Императорской Свиты, то среди 53 генерал-адъютантов немцев было 13 (24,5 %). Из 68 лиц Свиты генерал-майоров и контр-адмиралов немцами были 16 человек (23,5 %).
Из 56 флигель-адъютантов немцев было 8 (17 %). Всего в Свите Его Величества из 177 человек немцами были 37 (20,9 %).
Из высших должностей - корпусные командиры и начальники штабов, командующие войсками военных округов - немцы занимали третью часть.
Кроме того, атаманами казачьих войск (!) являлись немцы: Терского казачьего войска - генерал-лейтенант Флейшер; Сибирского казачьего войска - генерал от кавалерии Шмидт; Забайкальского - генерал от инфантерии Эверт; Семиреченского - генерал-лейтенант Фольбаум. Во флоте соотношение было еще больше.

И все это несмотря на начавшуюся при Императоре Александре III борьбу с "немецким засильем". Просто немцы всегда были отличными служаками, верными власти, а кто будет зажимать надежного и исполнительного офицера? При этом немцы в Российской Империи составляли 1,2 % от всего населения (по данным Зайончковского).

От автора. У читателя может возникнуть ощущение, что автор пытается убедить, будто в Русской Армии служили исключительно немцы, и вся тяжесть войны легла на их плечи. Отнюдь. Русская Армия оставалась русской - 86 % ее составляли русские (в состав которых в то время включались собственно великороссы, белорусы и малороссы).

Но вот грянула Первая Мировая война, навсегда изменившая отношения между двумя странами, складывавшимися с XIX века относительно благополучно, если не считать некоторых острых вопросов. Проблемы и взаимные претензии между нашими странами все-таки имели место, но было их гораздо меньше, чем, скажем, между Россией и Англией или Англией и Германией.

Материалов, посвященных участию российских немцев в Первой Мировой войне, практически не сохранилось, за исключением фактов, касающихся отдельных личностей. Не до того было.

По понятным причинам в ходе войны немцы-офицеры Русской Армии меняли фамилии - так Иоганн Клейст становился Иваном Клестовым, Теодор Мут - Федором Мутовым, Вольдемар фон Визе - Владимиром Фонвизиным и т.п.

С началом Первой Мировой войны количественный и качественный состав Русской Армии значительно изменился. В августе - октябре 1914 г. после объявленной всеобщей мобилизации начался призыв ратников в дружины Государственного ополчения. В том числе и немцев-колонистов Саратовской, Ставропольской и других губерний.
Весной 1915 г. из дружин начали формироваться дивизии третьей очереди (точного количества и номеров дивизий, комплектование которых осуществлялось немецкими колонистами, автору установить не удалось).

Согласно исследованиям некоторых историков, а также данных РГВИА, части с военнослужащими - немцами использовались, по вполне понятным причинам, на Кавказском фронте против турецкой армии (например, в составе 1-го Кавказского армейского корпуса).
Однако, по крайней мере, одна такая часть использовалась на русско-австро-германском фронте (здесь нет ошибки, т.к. для поддержки союзной австрийской армии Германия перебросила несколько своих корпусов на русско-австрийский фронт, у нас он назывался "Юго-Западный", к тому же разница между австрийцем и немцем такая же, как между вятичем и сибиряком).

Немцы Русской армии против немцев Германского рейхсвера - история полна парадоксов. Из воспоминаний знакомых автору российских немцев и данных РГВИА 419-й Аткарский пехотный полк 105-й пехотной дивизии состоял из немцев, и формировался из 223, 224-й и 225-й Саратовских пеших дружин ополченцев - жителей немецких колоний Саратовской губернии.
В дивизии как минимум еще один полк - 420-й Сердобский пехотный - состоял из немцев-колонистов 226-й, 227-й и 228-й Саратовских дружин.
Входившая в состав дивизии 105-я артиллерийская бригада также состояла в основном из немцев. Офицеры, согласно воспоминаний, были русскими либо лицами других, ненемецких, национальностей. Следовательно, команды отдавались на русском языке.

В таком случае относительно унтер-офицерского состава у автора имеются следующие предположения - учитывая тот факт, что малограмотные немцы-колонисты, в основном, не знали русского языка, то унтер-офицерами были либо немцы, знавшие русский язык (унтер-офицер на приведенной ниже фотографии - немец), либо лица других национальностей, владевшие немецким.  А в дальнейшем, естественно, солдаты выучили русские команды.

Как же воевал полк? Будем опираться на факты, которых, к сожалению, автору удалось отыскать не так уж много, но тем не менее, их достаточно, чтобы сделать вывод о славном боевом пути полка, судьба которого тесно переплелась с судьбами знаменитейших русских полководцев.
Составляя историю 419-го Аткарского полка и 105-й пехотной дивизии, исходя из документов и воспоминаний участников Первой Мировой и Гражданской войн, автор отметил, что дивизия, не будучи кадровой, и укомплектованная офицерами-запасниками (имевших звания зауряд-поручиков, зауряд-полковников и т.д.), первое время нахождения на фронте показывала себя не с самой лучшей стороны, как и многие другие третьеочередные части.
Многие нижние чины до призыва 1914 г. никогда не проходили воинской службы, многим "бородачам" было по 40 и более лет.
Однако уже в ходе боев при форсировании р. Иквы в мае 1915 г. в 105-й пехотной дивизии отличился у Дорогостая 420-й Сердобский пехотный полк, взявший у австрийцев 4 орудия.
В августе 1915 г. дивизия ( входившая тогда в состав 8-й армии) участвует в Луцкой операции в Полесье, где она на линии Луцк-Ровно прикрывает фланги 4-й "железной" стрелковой дивизии генерала Деникина.
В апреле 1916 г. командующим 8-й армией назначается генерал Каледин, будущий донской атаман.
В мае-ноябре 1916 г. 105-я дивизия участвует в знаменитом Луцком ("Брусиловском") прорыве. Аткарскому, Сердобскому, Луганскому и Александровскому полкам приходилось 11-21 июня отбивать многократные контратаки перебрасываемых с других фронтов многочисленных германских частей, поддержанных тяжелой артиллерией.
А 21 июня части 8-й армии перешли в наступление и к 1 июля утвердились на р. Стоход, перекинув авангарды на левый берег. Полки дивизии нанесли противнику тяжелый удар в районе д. Кошев, где войска захватили 9000 пленных и 46 орудий.
В ходе Луцкого прорыва войсками Юго-Западного фронта было взято в плен 450 000 солдат и офицеров противника.

Австрийская армия практически перестала существовать. Есть в этом доля заслуг и 419-го Аткарского, 420-го Сердобского полков.
В мае 1917 г. командующим 8-й армией назначен Генерального штаба генерал-лейтенант Л.Г. Корнилов.

В литературе автор не нашел случаев массового дезертирства и перехода немцев - солдат русской армии к "братьям по крови" - солдатам германской армии (нельзя исключать отдельные факты, но все равно, если таковые и были, то не были распространены). Как и все подданные России, российские немцы доблестно сражались против общего врага. Попытки германской пропаганды (уже в Первую Мировую войну находившейся на высоком уровне) разложить "немецкие" части (в том числе и на Кавказском фронте) успехов не имели.

В 1917 г. полки 105-й дивизии считались одними из самых надежных и боеспособных частей в Русской Армии. После объявленной большевиками демобилизации и развала армии солдаты 419-го полка в конце 1917-го - начале 1918-го г. вернулись в Саратовскую губернию.

Далее их судьбы сложились по-разному: часть воевала в рядах Белых Армий (немцы-колонисты дали большой процент добровольцев в ряды Вооруженных Сил Юга России), часть в Красной, часть снова вернулась к довоенным занятиям.

Доблестно сражались в рядах Русской Армии   до самого ее роспуска или смерти гвардейцы А.А. Клюки фон Клюгенау, барон Г.Е. Рауш фон Траубенберг, П.А. фон Вик, Г.Г. Раух, барон Ф.Н. Таубе, герцог Д. Лейхтенбергский, граф Армфельд, В.Г. фон Розенберг, фон Витторф, фон Баумгартен, граф Гейден, армейцы Б.В. Гернгросс, Б.П. Гаттенбергер, П.Л. Фихтнер, Н.П. фон Кюгельген и многие другие.

Однако, несмотря на эти факты, в 1915 г. был принят закон, направленный на лишение немцев - российских граждан, проживающих в местах так называемого "компактного проживания", земельных владений с последующей депортацией в Сибирь. Сделано это было с целью удалить немцев (лиц одной национальности с врагом) как можно дальше от прифронтовой полосы и крупных промышленных центров.

На Волыни, то есть фактически в прифронтовой полосе, этот закон был претворен в жизнь. Удивительно, как немцы во фронтовых русских частях не взбунтовались после таких фактов. Возможно, они так и не узнали об этом. Впрочем, например, все немцы из 105-й артиллерийской бригады в декабре 1916 г. были отправлены в 1-й Кавказский армейский корпус на русско-турецкий фронт…

Но тотального характера акции выселения не получили. Против этого выступили российские помещики, боявшиеся самого факта экспроприации частной собственности. Переселить немцев-колонистов не позволила и обстановка с хлебом, ведь немецкие области Поволжья и Южной Украины снабжали зерном индустриальные районы, а также обеспечивали значительную часть зернового экспорта России.
Наконец, депортацию нельзя было провести в массовых масштабах из-за тяжелого положения на фронте, так как для этого нужно было бы отвлечь большие воинские контингенты. При этом необходимо отметить, что подобные жестокие явления не являются чем-то сверхъестественными для военного времени - стоит вспомнить интернирование лиц немецкой национальности в Великобритании в 1914 и 1939-40 г.г., в СССР в 1941 г. (фактически на смерть), заключением в концлагеря японцев в 1942 г. в "самой демократической стране мира" - США (где многие из них содержались в нечеловеческих условиях и умерли).

Царское правительство поступило с немцами гуманнее всех. Однако остается непонятным - почему немцы не были отчислены из действующей армии (как, например, сделал в 1941 г. Сталин). Но опасения российского правительства оказались напрасны - российские немцы остались верными подданными короны даже после такого.
Среди русских офицеров, убитых своими солдатами в 1917 г. (С. Волков "Трагедия русского офицерства" и еще ряд изданий), автор не нашел ни одного офицера 419-го и 420-го пехотных полков. Чинопочитание и проповедуемое протестантской религией уважение к власти как данной Богом, - свойства немецкого национального характера. В тоже время убийства офицеров Русской Армии солдатами начались именно с офицеров-немцев. Так, например, по воспоминаниям кавалергарда В.Н. Звегинцова, в марте 1917 солдатами пехотных и артиллерийский частей были окружены бараки кавалергардов в Луге, которые потребовали: "Арестовывай офицеров-немцев! Давай сюда изменников!", "Всех немцев тут же и порешить!". При этом толпа действовала вне всякой зависимости от фамилий офицеров, руководствуясь чувством личной симпатии или неприязни, "назначая" немцем, например, и графа Менгдема, и штабс-ротмистра Черткова. Так в одной только Луге в один день были зверски убиты кавалергард генерал граф Менгдем, конно-гренадер полковник Эгерштром, лейб-гусар ротмистр граф Клейнмихель… При этом многие "немцы" являлись обрусевшими шведами, голландцами, датчанами - достаточно было иметь нерусскую фамилию, чтобы угодить в "изменники и "кровопийцы".

nemcu-rus-1.jpg (19336 bytes)Наиболее известными полководцами немецкого происхождения в Русской Армии и Флоте были: П.К. Ренненкампф, Е.К. Миллер, Эверт, граф Ф.А. Келлер, адмирал фон Эссен, адмирал Эбергард.

В антибольшевистских армиях во время Гражданской войны - генерал Н.Э.Бредов, барон Р.Ф.Унгерн фон Штернберг, барон А.Будберг, полковник И.фон Вах (командир полка знаменитых воткинцев), генерал Белов (Витекопф)

На фото слева:
Российские немцы Саратовской губернии - ратники 224-й пешей Саратовской дружины государственного ополчения.
Первый слева бомбардир 4-й роты А.И. Бартулли.
Фото из личного архива семьи Бартулли-Клейн.

Изображенный на снимке Александр Иоганнович Бартулли, простой крестьянин, один из тысяч российских немцев, участвовал в войне с 1914 по 1917 г.г. Был призван в 38 лет, до этого не служил в армии, как и все чины 224-й ополченской дружины. Умер от ран. Данные о его последнем звании в Русской Армии и точных наименованиях наград утеряны во время Второй Мировой войны.

А немец по происхождению, русский патриот, генерал-лейтенант барон Петр Николаевич Врангель, возглавилnemcu-rus-2.jpg (12849 bytes) Русскую Армию в период ее нелегкой борьбы за свободу и единство России, и стал ее последним Главнокомандующим.

На фото справа: Генерал-лейтенант барон П.Н. Врангель

Автор выражает признательность сотрудникам Российского государственного военно-исторического архива и лично П.П. Андриенкову.

Послесловие  Веремеева Ю.Г. По моему глубокому убеждению обычные рядовые люди, что гражданские, что военные (и солдаты и офицеры) в целом мало уделяют внимания тому, люди каких национальностей живут рядом и среди них,  и национальный вопрос, как правило, просто не существует. Вполне мирно уживаются русские с немцами, украинцы с поляками, чеченцы с   казаками, китайцы с индийцами, пуштуны с таджиками и даже различия в религии этому не мешают.
Но все резко и круто меняется, когда власть имущие начинают делить землю, нефть, предприятия и другие материальные богатства. Национальный вопрос, национализм очень удобный способ натравить одну страну на другую и заставить простых людей сражаться за интересы высших правящих классов, безжалостно убивать друг друга. И очень легко высшим классам замаскировать свои узкокорыстные интересы красивым лозунгом защиты общенациональных интересов, да так, что и серьезный  историк аналитик, экономист далко не сразу может разобраться в хитросплетениях национального вопроса и легко впадает в ошибку.

Возможно ли избежать разыгрывания национальной карты власть имущими разъяснением простым людям того, что в основе любой межнациональной войны в действительности лежит экономический интерес аристократии?
Едва ли. Тем национальный вопрос и удобен, что так или иначе каждый человек осознает, ощущает свою принадлежность к той или иной нации и порой достаточно одно-двух фактов убийства представителями одной нации человека другого народа, не говоря уж о большем, чтобы возбудить негодование и побудить людей идти убивать инородцев. И очень быстро перед любым человеком вне зависимости от его интернациональных убеждений  возникает дилемма -убивай инородца, или он убьет тебя.

Так что и депортация немцев Поволжья Сталиным в 1941 году это было вовсе не параноидальное проявление   его личной непрязни к немецкому народу и природной кровожадности, а одно из действий разыгрывания национальной карты, преследовавшего цель возбудить негодование русских против гитлеровцев и заодно объяснить причины поражений Красной Армии ( "ну  как тут успешно воевать против Гитлера, когда за спиной Красной Армии целая республика сплошь населенная все теми же немцами");  и современное шумное демократическое движение за восстановление прав депортированных народов тоже есть одно из действий разыгрывания национальной карты,  и преследует оно вовсе не цель  восстановления исторической справедливости (ведь эти земли сегодня не пустуют, а значит восстановить права одного народа возможно лишь за счет попрания прав другого), а служит целям приобретения политического веса, а значит и власти (то бишь денег) вполне определенным лицам.

Источники и литература

1.Меленберг А.А. Немцы в Российской армии накануне Первой Мировой войны. Вопросы истории…
2. Зайончковский П.А. Офицерский корпус русской армии перед Первой Мировой войной.Вопросы истории, № 4/1981.
3. Военно-статистический ежегодник армии на 1912 год. СПб, 1914.
4. Свечин А.А. Искусство вождения полка. Сайт (militera.lib.ru)
5. Каменский М.П. Гибель ХХ корпуса. Петроград: Гиз, 1921. Сайт (militera.lib.ru)
6.Белые генералы. Ростов-на-Дону.Феникс. 2000 г.
7. Гоштовт Г.А. Кирасиры Его Величества в Великую войну. 1914. Кавалеристы. Москва. Рейтаръ, 2001 г.
8. Звегинцов В.Н. Кавалергарды в Великую и Гражданскую войну. 1917. Кавалеристы. Москва.Рейтаръ. 2001 г.
9. Брюль В.И. Немцы в Западной Сибири. Часть 1. Тип. с. Топчиха, 1995 г.
10. Леонов О., Ульянов И. Регулярная пехота. 1855-1918. Москва.АСТ.1998 г.
11. Волков С.В. Трагедия русского офицерства. Виртуальный сервер Дмитрия Голковского (www.samisdat.ru)
12. Азаренков - Мещеряков А. Казачья униформа в двух Великих Войнах. Приложение к газете “Станица”. Москва, 2002 г.
13.Коллекция автора.
14.А.П.Горкин и др. Военный энциклопедический словарьТ.1. Научное издательство "Большая Российская энциклопедия". Изд. "Рипол классик". Москва. 2001г.
15. Кернсновский А. История Русской Армии. Сайт (militera.lib.ru)
16. Брусилов А.А. Мои воспоминания. Минск. Харвест, 2003 г.
17. РГВИА. Ф. 8493, Оп. 1, Д.2, Л.6 об.
18. Кремлев С. Россия-Германия: стравить!. Москва.АСТ. 2003 г.
19.Ладыгин И.В. Верой и правдой служили царю и государству Российскому. Sibirische Zeitung plus № 8 (75) 2004 г.
20. Сборник "Быт Русской армии XVIII-начала XX века". Гейно фон Базедов. Путевые впечатления о военной России. Москва.Военное издательство», 1999 г.
21. Сазонов С.Д. Воспоминания. Москва. Международные отношения. 1991 г.



Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
прошивка psp 1004 пспопен sony game psp

Rambler's Top100 TopList