Анатомия армии

Окружение и переход к партизанским действиям.

С точки зрения чистой тактики (я бы сказал, абстрактной тактики) окружение более выгодно тем, кого окружили, нежели тем, кто окружил.

Почему?

По следующим причинам:

1. У окруженных нет открытых флангов, которые всегда являются самым слабым элементом боевого порядка хоть при наступлении, хоть при обороне. Всегда противники стремятся атаковать или контратаковать друг друга не в лоб, а зайти с фланга, поскольку это сулит меньшие потери и больший успех.  Зайти же во фланг окруженным невозможно, покольку у них просто нет флангов.

2. Для удержания противника в окружении требуется куда больше сил, нежели обороняющимся окруженным. Абстрагируясь от конкретики, okruzenie-1.jpg (5866 bytes)попробуем это пояснить графически.
Даже на упрощенном рисунке это заметно. Но можно и посчитать. Возьмем отвлеченное соединение красных и предположим, что район, им занимаемый имеет радиус 50 км. Тогда протяженность фронта обороны составит  314 километров.
Их окружает соединение синих. В среднем, линии траншей противоборствующих сторон отстоят друг от друга на 1-2 километра. Следовательно радиус фронта синих будет 51 километр, а протяженность фронта составит уже 321 километр. Разница в 7 километров. Условно считая по 1 бойцу на 10 метров, это разница минимально в 700 солдат.

3. Окруженные могут сосредотачивать свои резервы примерно в центре зоны окружения, что дает имokruzenie-2.jpg (7299 bytes) возможность перебрасывать их на угрожаемые участки фронта по кратчайшим маршрутам. Их командир не озабочен размышлениями, где враг будет наносить удар. Ему это все равно, он всегда успевает бросить туда резервы.
Окружившие же вынуждены располагать свои резервы вокруг кольца окружения, поскольку окруженные тоже могут наносить удары. Значит, окружившие вынуждены иметь больше резервов, чем окруженные. Иначе они не успеют подбросить резервы на угрожаемый участок. Ведь протяженность маршрутов выдвижения резервов, необходимых окружающим, в разы больше, нежели у окруженных.

4.Управлять своими частями командиру окруженных куда легче и проще, чем командиру окруживших, уже хотя бы потому, что линии связи и дороги куда короче. Он и сам лично может довольно быстро побывать в любой части. А вот для командира окруживших сие весьма затруднительно, а часто и просто невозможно. Пока он доберется до своих частей, находящихся по другую сторону кольца....Говоря военным языком, окруженный okruzenie-3.jpg (11074 bytes)командир лучше владеет обстановкой, нежели окруживший командир.

5. Окруживший командир, вынужден создавать дополнительные линии обороны между кольцом окружения и внешним фронтом, поскольку наверняка окруженные предпримут попытку прорыва к своим и обязательно создадут ударный кулак, а   с линии фронта тоже будет нанесен согласованный удар внешних сил на помощь прорыва окруженных. А это для окруживших тоже расход сил, и немалый.

Фактически, и об этом говорит опыт Второй мировой войны, окруживший только для удержания окруженных в кольце  вынужден иметь хотя бы двойное превосходство в силах.

 

От автора. Оговорюсь, превосходство в силах для окружения нужно, если окруженные не оказались деморализованы, что, увы, неоднократно имело место в Красной Армии летом 1941, да и в 42-м тоже. Напомню, что и немецкие соединения неоднократно, в том числе  и в 41 оказывались в окружении, но сохраняли хладнокровие, к партизанским действиям не переходили, а прорывали окружение. Тому пример  окружение  15-18 июля 1941 в районе Сольцы 56-го механизированного корпуса генерала фон Манштейна, причем 8-я танковая дивизия и 3-я моторизованная  оказались в полном окружении. Кстати, в окружении 56-й корпус оказался как раз вследствие того, что по замыслу командования группы армий Центр он должен был окружить советские войска в районе Пскова (стр. 200-204 книги "Утерянные победы" издания 99г.).

6. После окружения какой то группировки наступающие вынуждены или вовсе прекратить дальнейшее наступление, либо значительно сократить его масштабы, поскольку превосходство в силах, необходимое для дальнейшего успешного наступления, уже утрачивается.

Таким образом с точки зрения чистой тактики, окружать противника невыгодно и опасно, а вот если оказаться в окружении, то это дает весьма существенные тактические выгоды.

И все таки, реалии  Второй Мировой войны, да и других войн тоже, говорят о совершенно обратном. Всегда считалось блестящим  успехом прорвать оборону противника и по сходящимся направлениям окружить возможно больше сил противника. И всегда попадание в окружение считалось неудачей, проигрышем сражения, и всегда окруженные стремились вырваться из кольца. И как можно скорее.

Почему?

А ответ банален и прост как колумбово яйцо. Окруживший, получает одно преимущество, которое напрочь зачеркивает все недостатки окружения, описанные выше. Он перезает  линии снабжения окруженных (коммуникации, иначе говоря). Окруженные войска подобны человеку, которому сдавили горло и  которому не может поступать кислород. Какое то время он еще живет, но минуты его сочтены.

Давайте посчитаем. Согласно приказа НКО СССР №312 от 22.09.1941 общий вес суточного пайка красноармейца составлял 2.323 кг. Это без тары. С тарой округленно 2.5 кг.

Согласно штата №04/401 от 05.04.1941 в стрелковом полку 188 офицеров (средний и старший командный и начальствующий состав, говоря языком того времени), 437 сержантов (младший командный состав) и  2557 красноармейцев. Всего 3182 человека.

Получается, что полк ежедневно съедает продовольствия  7.96 тонн.

А ведь в полку имеются и лошади. Их 439 и им нужно сено и овес.  К сожалению, норм питания лошадей у меня нет. Ладно, допустим, что они питаются подножным кормом. Но в полку еще 18 автомобилей и им ежедневно нужно горючее.

Я уже не говорю о  ежедневном расходе боеприпасов, которые тоже нужно доставлять. Ведь стрелковый полк помимо 311 автоматов, 2285 винтовок, 179 пулеметов разных типов имеет еще и 49 минометов,  18 пушек.

И вот этот полк попадает в окружение, т.е. лишается ежедневного подвоза одного только продовольствия в 8 тонн. А если взять дивизию, в которой ни много, ни мало, а 14483 человека личного состава, то ей нужно в сутки 36.3 тонны только продуктов.

Разумеется, и в полку и в дивизи имеются свои подвижные запасы боеприпасов, топлива и продуктов. По нормативам, да и по опыту войны  автономность полка, т.е. он может просуществовать на своих запасах без подвоза грузов снабжения   2-5 дней, дивизия 7-12 дней.

Значит, войскам оказавшимся в окружении, необходимо либо в эти несколько дней   прорвать кольцо и восстановить линии снабжения, либо прорваться и отойти на линию фронта, либо для них должна быть организована доставка грузов снабжения по воздуху или как то иначе.
Во всех иных случаях исход однозначен - гибель окруженных войск. Тут остаются варианты лишь во времени и в форме гибели. Либо вследствие израсходования боеприпасов, либо вследствие ежедневных потерь в личном составе (а ведь кроме всего прочего требуется ежедневно полку доставлять пополнение и вывозить раненых), либо от голода.

Конечно, при слабом давлении противника можно растянуть продукты и боеприпасы на более длительный срок, но все равно гибель окруженных это уже вопрос времени, если невозможен прорыв к своим.

Рассмотрим пару примеров организации снабжения окруженных по воздуху.

Пример первый - Демянский котел.

В начале февраля 1942 года около города Демянска юго-восточнее озера Ильмень в окружении оказались 6 немецких дивизий 16-й армии (95 тыс. человек). Они продержались в окружении более 3 месяцев, пока немецкому командованию не удалось организовать деблокирование, т.е. прорвать кольцо. Ежесуточно окруженой группировке требовалось более 200 тонн грузов снабжения. Один транспортный самолет Ju-52  мог нести 2 тонны груза, т.е. ежесуточно требовалось не менее 100 машино-рейсов.
Для того, чтобы выполнить эту задачу Люфтваффе пришлось снять все транспортные самолеты   групп армий Центр и Юг, резервные группы из Германии и даже одну группу со Средиземного моря. А в начале марта 1942 было создано еще пять авиагрупп.  В конечном счете  к выполнению этой задачи были привлечены транспортные авиагруппы K.Gr.zb.V.9, K.Gr.zb.V.172, K.Gr.zb.V.172,  I и IV эскадрильи K.Gr.zb.V.1, K.Gr.zb.V.600, K.Gr.zb.V.700, K.Gr.zb.V.800, K.Gr.zb.V.900, K.Gr.zb.V.500, K.Gr.zb.V.105, K.Gr.zb.V.Pozen, K.Gr.zb.V.Oels, K.Gr.zb.V.4, K.Gr.zb.V.5. K.Gr.zb.V.6, K.Gr.zb.V.7, K.Gr.zb.V.8.
Привлекались и другие части Люфтваффе (в том числе летавшая на бомбардировщиках Хейнкель-111 группа K.Gr.zb.V. 211, транспортные отряды 1-го и 11-го воздушных корпусов, отряд буксировщиков планеров "Хабихт" из состава Xl-го корпуса и отряд "Luft- Verkehrs- Staffel- Berlin- Rangsdorf"), а также самолеты гражданской авиакомпании "Люфтганза".   Достоверно установлено, что Люфтваффе за   это время потеряли 116 самолетов.
Итак, советское окружение 6 дивизий не удалось. Они продержались, и в конце концов прорвали   кольцо и вышли к своим. Отчего? От того, что наша авиация не смогла перехватить коммуникации окруженных и они могли снабжаться всем необходимым. Однако, заметим, что далось это немцам нелегко. Им  для решения этой задачи пришлось привлечь едва ли не  всю транспортную авиацию Люфтваффе. И это при довольно слабом противодействии советских ВВС. И всего лишь для  шести дивизий.

Пример второй - Сталинград.

В конце ноября возле Сталинграда в окружении оказалась немецкая 6-я армия генерала Паулюса (порядка 22 дивизий) численностью около 300 тыс. человек. По расчетным данным для снабжения группировки требовалось минимально порядка 900 тонн грузов ежедневно, а если предельно ограничить боевую активность и ждать высвобождения извне, то по самым ужатым расчетам 500 тонн. Эти цифры с небольшими отклонениями приводят в своих работах практически все немецкие мемуаристы.
Для перевозки только половины грузов в Сталинград требовалось не менее 12-15 авиагрупп и 630-795 самолетов типа Ju-52.  В конце второй декады ноября Люфтваффе теоретически располагало на всех фронтах и в тылу 878 транспортными самолетами Ju-52, из которых на тот момент только 357 машин были исправны. Кроме Ju-52 к перевозкам можно было также привлечь самолеты Не-111 и Ju-86.
Однако, ежедневно  окруженным удавалось доставить в среднем 80-90 тонн. Лишь в один день 7 декабря удалось доставить 326 тонн, а 21 декабря 128 тонн.  Таким образом, снабдить по воздуху даже по самым урезанным нормам в условиях достаточно сильного противодействия советских ВВС и ПВО не удалось. Т.е. советские ВВС перехватили воздушные коммуникации.
Исход битвы за Сталинград известен.

Заметим, что в обеих случаях дальность доставки грузов не превышала 200-250 километров, в обеих котлах окруженные располагали несколькими оборудованными во всех отношениях аэродромами и полностью контролировали территорию, т.е. имели возможность беспрепятственно принимать самолеты на  аэродромы, известные противнику. но на которые он не мог наслать свои наземные силы, разгружать самолеты, складировать полученное, распределять его и доставлять без проблем войскам. Полагаю, что вышесказанного достаточно, чтобы понять опасность для подразделений, частей и   соединений попадать в окружение.

Ну и пример третий.

Немецкая группа армий Север, которая была окружена и прижата к морю в районе Курляндского полуострова между Ригой и Лиепаей в октябре 1944 года, после чего получила наименование группа "Курляндия". В окружении оказалось примерно столько же войск, что и под Сталинградом (284 тыс.чел.). Но, имея возможность снабжаться по морю (разгромленный советский Балтийский флот так и не смог этому воспрепятствовать), группировка благополучно просуществовала до конца войны. Она оттягивала на себя значительные силы Красной Армии и постоянно угрожала ударом во фланг, а затем и в тыл советским войскам, рвущимся к Берлину. Из этого окружения  немецкие солдаты и офицеры   даже ездили по графику в фатерлянд в отпуска. Сие подтверждает в своих мемуарах гауптманн Г.Бидерман командир  1-го батальона 438 пехотного полка 132 пехотной дивизии.   Он подробно описывает как бои в окружении в Курляндии, так и свою поездку в отпуск и возвращение обратно.

Военная наука считает бои в окружении тяжелым и сложным, но достаточно стандартным видом боевых действий. Откройте хоть советские, хоть немецкие боевые уставы, везде вы найдете главу или статьи, предписывающие действия войск, оказавшихся в окружении.  Например, в Боевом Уставе пехоты Красной Армии уровня батальон-полк издания 1942 года глава 17 называлась "Бой в окружении и выход из окружения". Т.е.  в те считанные дни,  пока  соединение  имеет материальные запасы, должен быть осуществлен прорыв окружения. Если этого не сделать своевременно  или сделать это не удалось, то окруженные обречены.

Но вот   ряд энтузиастов партизанского движения полагает, что войска, попавшие в окружение, должны немедленно оставлять фронт и переходить к партизанским действиям. Так известный специалист в области минно-подрывных действий полковник  И.Г.Старинов в своей работе 1995 года "Ошибки партизанской войны" полагает причиной того, что наши войска, попадавшие в окружение, особенно в 1941 году погибали,  попадали в плен не вследствие исчерпания средств борьбы и существования, а:

"Сотни тысяч наших воинов попали в плен в первые месяцы войны только потому, что войска не готовились к партизанской войне и не знали, что делать во вражеском тылу".

Ему вторит автор книги "Партизаны и армия. История утерянных возможностей" В.И.Боярский:

"Некоторые наши части, попавшие в окружение, часто из-за отсутствия знаний тактики партизанской борьбы гибли или в массовом порядке попадали в плен. Только в Славутинском, Шепетовском и Проскуровском лагерях погибли 255876 человек советских военнослужащих".

И далее:

"В плен или в партизаны? Для бойцов и командиров РККА, оказавшихся в окружении, этот вопрос был далеко не риторическим...
...по данным немецких архивов общее число советских военнопленных за время войны превысило 5.7 мл. человек!".

Этого же мнения придерживается и известный партизанский командир Герой Советского Союза генерал-майор М.И.Наумов:

"А надо ли было таять дивизиям до мелких групп на пути от Могилева до Москвы? А не лучше было "оседлать" коммуникации группы армий "Центр" - пользуясь превосходными географическими условиями - непроходимыми лесами и болотами, а также "оседлать" Карпаты, т.е. коммуникации группы армий "Юг", расчленившись соотвественно вдоль них в горной недоступной местности?...
А не повернул бы в этом случае зарвавшийся враг?".

Вообще то, русская пословица гворит: "В седле не усидел, за хвост не удержишься". Уж если войска не смогли остановить противника и нанести ему поражение  в прямом бою, то что они смогут, будучи разрозненными, разбросанными, лишенными снабжения, без единого плана борьбы, без управления? Разве что лягнуть тыловой обоз, потрепать тыловую реммастерскую, разгромить скотобойную роту. Так ведь немцы, имея для уничтожения  остаточных групп русских войск и возможных партизан специальные охранные дивизии, моментально организовывали прочесывание близлежащих лесов и сел, вылавливали и уничтожали  разрозненные группы красноармейцев.

Ну и про Карпаты. Туда ведь в свое время (июнь-октябрь 1943) пошло партизанское соединение Ковпака, уже имевшее хороший опыт партизанства, овладевшее тактикой партизанской войны. Ковпаку уже самому впору было писать партизанский устав. Во что  вылился этот рейд, когда немцы почуяли реальную   опасность для своих   коммуникаций и румынских нефтепромыслов? Они просто разгромили все соединение Ковпака. Быстро и без особых затей. Причем, по большей части даже не сами, а силами украинских националистов. Обратно в okruzenie-5.jpg (43377 bytes)брянские леса  ковпаковцы прорывались мелкими группами, потеряв при этом ближайшего помощника С.А.Ковпака С.В.Руднева. Сколько рядовых   ковпаковцев  усеяло своими костями карпатские склоны, упоминать не принято.
И уважаемый генерал Наумов полагает, что в 41-м наши окруженцы, которых в Карпатах, кстати, никогда не было, сделали бы это лучше, нежели ковпаковцы в 43-м?

И еще о Карпатах. Снабжение группы армий Юг шло через Прагу- Краков- Жешув- Львов -Киев. Карпаты остаются гораздо южнее. Румынские войска снабжались через Бухарест-   Кишинев-Днепропетровск. И морем через Констанцу на Одессу и позднее на севастополь. Карпаты остаются гораздо севернее.
Так чьи коммуникации предлагал генерал   Наумов оседлывать в Карпатах? Гуцульских лесорубов или чабанов?

Итак, по мнению Старинова, Боярского, Наумова достаточно знать тактику партизанской войны, уметь действовать в тылу противника, и тогда солдатам не нужно хлеба, а к винтовкам патронов, саперам взрывчатки и мин. Нужны только знания и умения.

От автора. Есть довольно едкий анекдот пародия на ура-коммунистические пассажи нашего партполитаппарата:
"В самый разгар боя на фланге замолчал пулемет.  Я кинулся туда. "В чем дело"-  крикнул я, подбегая к ДЗОТу. Пулеметчик повернул ко мне потное разгряченное лицо и выпалил: "Патроны кончились, товарищ комиссар". Я проникновенно посмотрел ему в глаза и тихо произнес: "Но вы же коммунист". И пулемет застрочил вновь".

Чем то похожим тянет от слов полковника Старинова.

Хотелось бы в свзяи с этими заявлениями задать тем, кто рекомендует окруженцам переход к партизанским действиям,  два  простых вопроса, на которые, однако, ответить очень непросто:

1. Кому должно быть предоставлено право отдавать приказ на прекращение боевых действий на линии фронта и переход к партизанским действиям?
Командиру отделения?  Взвода? Полка? Дивизии? Корпуса? Или любому бойцу?

Но ведь пока сохраняется управление войсками на уровне армии, корпуса,  и возможно передавать приказы, это обычный бой, хотя и в сложных условиях. А когда управление нарушено, отдать такой приказ, который  может быть исполнен, уже невозможно. Значит, такое право надо дать командирам более низких уровней?
Но на более низких уровнях, потеря связи со старшим командиром еще не означает, что этот  старший командир утратил управление вообще всеми подчиненными частями и подразделениями. Низшему звену сие просто неизвестно. И  окажется, что самостоятельно снявшись с фронта, командир тем самым просто нарушит всю систему обороны старшего начальника.А это уже   называется невыполнением приказа. Если на фронте каждый начнет сам решать где, как и когда ему воевать, это означает одно - разложение и распад армии. А именно этого и добивается противник. Если взвод, рота, даже полк оказался в тяжелейшем положении,  это еще не значит, что это произошло со всей армией.

Должен сказать, что по опыту той войны полки порой  несколько раз в сутки оказывались в окружении, сами окружали и вновь оказывались в окружении

Второй вопрос.

2.В какой момент окруженные войска должны прекращать сопротивление на фронте своей обороны и уходить в леса, в горы (если таковые здесь еще имеются, что  случается далеко не всегда) и переходить к партизанским действиям?

И.Г.Старинов полагает, что:

"...в первые три месяца войны попало в плен и пропало без вести свыше двух миллионов воинов Красной Армии...
именно эти войска, оказавшиеся в тылу противника, явились бы по существу вторым фронтом еще в 1941г. Имея в своем распоряжении все виды вооружения, боевой техники, запасы боеприпасов, окруженцы сразу бы переходили к активным партизанским действиям."

По Старинову выходит, что как только стало известно, что за спиной немцы, нужно сразу уходить в партизаны. А если это просто разведотряд противника или случайно зарвавшееся и заблудившееся вражеское подразделение? Как определить, что ты в окружении? И как оценить целесообразность ухода в партизаны в данный момент?

Мне представляется, что  в целом   существует два варианта выбора момента для перехода окруженцев к партизанским действиям:
1. Немедленно, как только противник замкнул кольцо окружения.
2. После того, как исчерпаны горючее, боеприпасы, продовольствие и тем самым утрачена возможность вести нормальные боевые действия.

В первом варианте у войск сохраняются боеприпасы и продовольствие  без которых действия ни на фронте, ни  партизанские просто невозможны. Но не оказывается ли это просто массовым дезертирством, поскольку в это время еще неизвестно - кто находится в худшем положении - окруженные или окружившие (см.размышления о "чистой тактике" выше)? В практике Отечественной войны не раз оказывалось, что окружившие очень быстро оказывались сами в окружении и терпели поражение.
Достаточно вспомнить трагедию советской 2-й ударной армии, которая с целью снятия блокады с Лениграда, начав в январе 42-го  наступление с рубежа Дымно-Дубровка в направлении сначала на северо-запад, а затем поворачивая на север, шла на соединение с наступавшей на юг 54-й армией с рубежа  Погостье - Посадников Остров. Соединиться они должны были в районе Любань, взяв в окружение порядка 6-7 немецких дивизий. Практически котел был почти захлопнут. Однако, немцы не стали переходить к партизанским действиям, а умело и вовремя организованными контрударами в свою очередь окружили 2-ю ударную армию. Промедление нашей Ставки и командования Волховского фронта в принятии решений и организации контрмер привели к трагическим результатам.
Можно вспомнить бои подо Ржевом зимой 42 года, когда советская  29-я армия окружила немецкий 23-й армейский корпус, в конечном счете сама попала в окружение.

Во втором  варианте, т.е. когда исчерпаны средства для ведения боевых действий,  на мой взгляд, ни о каком переходе к партизанским действиям речи идти не может, поскольку и для партизанских действий бойцы должны питаться и иметь боеприпасы. Да, могут десяток солдат пошукать по полю боя (если вражеские трофейщики им это позволят) и найти сотню патронов, десяток гранат. Но полагать, что сие возможно для   460 тыс. окруженцев под Киевом, просто глупо.

Третий вариант, а именно - перейти к партизанским действиям тогда, когда еще в достатке продуктов и боеприпасов, но уже ясно, что прорвать окружение невозможно,  нереален, а некоторых случаях просто преступен.  Пока есть в достатке материальные средства и не утрачено управление войсками, остается и возможность либо самим прорвать окружение, либо дождаться прорыва извне, либо организации снабжения по воздуху или иным способом.

Давайте вспомним окруженный Ленинград. Если следовать советам Старинова-Боярского-Наумова, то как только немцы захватили Шлиссельбург, а   финны вышли к Петрозаводску, нам следовало прекратить оборону Ленинграда и переходить к партизанским действиям. Ведь наши войска в кольце войск противника. В окружении.
Но в том то и загвоздка, что противник не смог полностью перекрыть коммуникации. Удалось восстановить снабжение созданием знаменитой  "Дороги жизни" через Ладогу, по которой все 900 дней блокады войска получали снабжение. И все потуги противника оказались безуспешными. К городу оказалась прикованной едва ли не вся группа армий Север.

Подчеркну- окруженные (ОКРУЖЕННЫЕ) советские войска под Ленинградом своим сопротивлением сорвали все немецкие планы войны.

Задумайтесь, а что произошло бы, если войска Ленфронта вместо обороны города перешли к партизанству, оказавшись между финскими и немецкими войсками. Немцы соединились бы с финнами, крупные силы оказались бы высвобожденными для отрезания Кольского полуострова от остальной части страны. Значит, исключалась поставка материальных средств по ленд-лизу  через Мурманск и Архангельск. Группа армий Север совместно с финнами  начала   наступление на Москву с севера. Остатки Балтийского флота только и остается, что утопить самим. Других то портов для него на Балтике нет. Дальше и представить страшно.

Ленинград классический пример того, что ничего страшного в окружении самом по себе нет, если сохраняются линии снабжения..

Вернемся к мнению генерала Наумова. Его слова сильно грешат лукавством. Что значит - "оседлать коммуникации противника"?  Вообще то это как раз и означает окружение. Т.е., по смыслу им сказанного, оказавшиеся в тылу противника окруженные войска, сами окружают его тем, что  перехватывают его линии снабжения. А ведь именно в том и суть окружения - лишить войска противника грузов снабжения.

Повторяю - ПЕРЕХВАТ КОММУНИКАЦИЙ ЭТО И ЕСТЬ ОКРУЖЕНИЕ. А то, что позади тебя просто находятся вражеские войска это еще не окружение.  Посмотрите схемы выше. Окружившие, создавшие внешний фронт, тоже имеют позади себя вражеские войска. Но их коммуникации не перехвачены и чувствуют себя они превосходно. Но вот если окруженные пойдут  на прорыв по двум направлениям, то вполне могут в свою очередь перехватить коммуникации окруживших. Т.е. они поменяются ролями.

Итак,  критичным обстоятельством, которое предопределяет гибель окруженных войск, является прекращение снабжения материальными средствами.

Допустим, что у нас имеется возможность снабжать окруженных по воздуху.  То ли это войска, которые держат круговую оборону, то ли войска, прекратившие нормальные боевые действия и перешедшие к партизанским действиям. В обеих случаях на определенной территории имеется какое то количество личного состава, которого нужно снабжать продуктами, оружием, боеприпасами, вывозить раненых.

Но если окруженные войска контролируют территорию, т.е.  имеют возможность держать на ней распределительные склады, принимать из-за линии фронта и распределять, развозить материальные средства по частям и подразделениям,  иметь госпитальную базу,   иметь и содержать аэродромы,   беспрепятственно перебрасывать резервы в нужные места, то  переход к партизанским действиям означает просто передачу территории под контроль противника. Всех вышеперечисленных возможностей войска лишаются. И это при сохраняющейся необходимости в снабжении.
Громкое название "партизанский аэродром". В действительности это были просто площадки, пригодные для посадки самолетов и существовавшие обычно очень непродолжительное время. Напомним, что по данным В.И.Боярского более половины грузов, отправленных партизанам за годы войны, доставлялись парашютным способом без посадки самолетов.

Для 200-300 тыс. окруженных под Сталинградом немцев требовалось 500-900 тонн грузов ежедневно. И это при том, что  войска были сосредоточены компактно, а не были распылены по всей территории, и не требовалось подавать грузы каждому отряду отдельно. А Старинов предлагает это же самое делать для 2-3 миллионов наших окруженцев 41-го года (которые, как он полагает, перешли к партизанским действиям, если бы были обучены этому делу), т.е. завозить самолетами 5-9 тыс. тонн ежедневно, причем на десятки и сотни точек. И это в условиях, когда Люфтваффе господствует в воздухе, когда грузы нужно везти не на 100-200 км, а на 500-800.  Да полноте, товарищ полковник! Вся советская авиация, включая все бомбардировщики истребители, не справилась бы с таким объемом перевозок,  даже если бы асы Геринга просто напросто исчезли  бы, растворились в воздухе.

Может быть я ошибаюсь в своих расчетах? Может быть. Но вот что пишет сам В.И.Боярский:

"По самым скромным нормам, в 1943-1944 гг. при средней численности белорусских партизан 140 тыс. человек, им требовалось в месяц минимально 4000 тонн продовольствия. Это исходя из норм тылового пайка, а по фронтовым нормам нужно было 7000 тонн".

Если исходить из этих данных, то для 2 миллионов бойцов нужно 100 тыс. тонн продуктов в месяц или 3300 тонн ежедневно.  Конечно, это расходится с моими подсчетами в 2-3 раза, но ведь у Боярского речь идет лишь о продовольствии, а я, опираясь на скрупулезные немецкие расчеты, имел в виду все грузы снабжения. Так что можно сказать, что по обеим методикам расчеты сходятся.

Но может быть основой снабжения партизан мог быть немецкий тыл и самоснабжение от местного населения? Однако, тот же Боярский пишет, что 90% взрывчатки, 95% средств взрывания, 100% средств связи и 95% патронов партизаны получили из-за линии фронта.
Из справки начальника оперативного отдела БШПД   Брюханова А.И: "Трофеи, захваченные у противника, лишь в ничтожной степени восполняли тот недостаток в боеприпасах и вооружении, который имелся в партизанских соединениях".
С продовольствием положение дел чуть лучше, но ненамного. В определенной мере  партизаны снабжались продовольствием за счет местного населения, которому приходилось нести двойную тяготу - у них забирали продукты и немцы и партизаны. Но тут ничего не попишешь - война есть война, и больше всего от войны страдает мирное население. Так это на 140 тысяч. А на 2-3 миллиона? В мирное время когда вся Красная Армия  была около 3-5 миллионов,   снабдить ее было непросто для всей страны (ДЛЯ ВСЕЙ СТРАНЫ). А Старинов с Боярским это предлагают делать Украине с Белоруссией, из которых уже все выкачивает Вермахт.

К тому же, исходя из сведений  Старинова и Боярского численность всех партизан на оккупированной территории никогда не превышала 150-200 тыс. человек. Не думаю, что крестьяне оккупированных территорий смогли бы прокормить партизанскую армию в 2-3 миллиона человек. Это только окруженцев, которые по мнению Старинова могли бы начать и вести партизанскую войну уже летом-осенью 41.

Тот же Боярский, ссылаясь на Старинова пишет, что за годы войны авиация дальнего действия (АДД) и  гражданский воздушный флот (ГВФ) в интересах партизан выполнили 30924 самолето-вылета и доставили  22740 чел, 12885 тонн оружия и боеприпасов. Не буду утомлять читателей цифрами ( их и так в статье слишком много), но приведенные данные говорят о том, что авиация сделала все, что могла, даже в ущерб фронту.

Ссылки на то, что на партизанские нужды можно было "перераспределить авиацию", а проще говоря, снимать бомбардировочные полки и дивизии с фронта и ставить им задчу возить грузы партизанам, несостоятельны. Старинов оперирует в своих утверждениях арифметикой типа - одна бомба весит 100 кг. и промахивается по эшелону, а для партизана этой взрывчатки хватит, чтобы гарантированно пустить под откос десяток эшелонов.
Но ведь  фронтовая авиация действует по боевым порядкам вражеских войск на и вблизи линии фронта, где партизан нет и быть не может (их просто там передавят как котят в пятнадцать минут). А авиация дальнего действия бомбит вражеские города, заводы, узловые станции, порты, т.е. действует там, где  партизаны максимум что могут, так это  для авиации организовать световые ориентиры  или поставить приводную радиостанцию. Да и эту задачу партизаны выполняли крайне редко, поскольку на оккупированной территории СССР подходящих для АДД целей почти не было, а на территории Германии   партизан быть не могло.

Вообще, как мыслят  себе  Старинов и Боярский заменить, скажем, удар самолетов-штурмовиков по артиллерийской батарее противника в боевых порядках пехотного полка партизанской диверсией? Или налет бомбардировщиков на скопление танков в исходном районе? Нет, давайте снимем все самолеты с фронта ("перераспределим авиацию") и будем ими возить взрывчатку партизанам.

К сожалению энтузиастам партизанского движения нередко изменяет чувство меры и они безмерно преувеличивают возможности и значимость партизанства. Вплоть до голословных, расчитанных на дилетантов заявлений, что Вермахт мог быть разгромлен еще в 43 или даже в 42 году едва ли не одними партизанами, которым, мол,  нужно было лишь подбросить взрывчатки и мин, да заблаговременно обучить войска партизанству.   Что толку в том, что генерал назубок выучил тактику партизанства, если ему нечем накормить, одеть своих бойцов и дать им боеприпасы. Это все на фронт доставляется из тыла страны поездами и автотранспортом. А с неба может сыпаться только манна небесная, да и то только на страницах Библии.  Ну еще авиабомбы. Вражеские.

Раздувать без меры представления о возможностях партизанства означает заниматься профанацией самой идеи малой войны, наносить вред самому этому понятию. Для военных искаженные представления  еще хуже, поскольку они начнут закладывать в свои планы боевых действий завышенные данные, попытаются  опираться на то, что служить опорой не может.  Во что чрезмерное преувеличение своих боевых качеств и недооценка противника  обошлось  Вермахту, общеизвестно. А энтузиасты как партизанских действий, так и диверсионных, как раз к этому и подталкивают.

Понимаю, что "всяк кулик свое болото хвалит". Но даже в этом случае не стоит заходить слишком далеко.

Да, партизанская война при благоприятных, подчеркиваю, благоприятных обстоятельствах может и должна иметь место, да и то, в большей степени за счет специальных воинских формирований, численность которых определяется, исходя из возможностей их снабжения и обеспечения за линией фронта. Правда, на военном языке это называется несколько иначе - диверсионно-разведывательная деятельность в тылу противника.

И относиться к ней надо так, как она того заслуживает - вспомогательные действия. Нужные, важные, порой очень важные, но вспомогательные, а не главные. Соотвественно и обеспечение.  Утверждать, что  партизаны, спецназовцы   сами по себе в состоянии выиграть войну или являются гарантом победы, значит обманывать и самих себя и окружающих, подрывать доверие как к своим утверждениям, так и к малой войне в целом.

Нельзя подходить к оценкам партизанства, как явления в целом, с уровня зрения солдата или даже командира роты. Там, где оказываются не десятки человек, а сотни тысяч, действуют  законы больших масс и больших чисел.  Если в каком то лесу может укрыться и прокормиться сотня человек, которые совершат десять диверсий, то это вовсе не значит, что если в этот лес загнать 10 тыс. человек, то  они совершат тысячу диверсий. Не стоит, Илья Григорьевич подходить к войне с мерками четырех действий арифметики младших классов. Война это алгебра высшего порядка, и как не вам знать об этом.

Тот же Боярский пишет, что на ленинградских маневрах 1932 года, где были задействованы подготовленные в рамках заблаговременной подготовки партизаны, было выяснено, что более или менее  успешно действуют небольшие, рассеянные на большой территории диверсионные группы, тогда как крупные отряды  партизан условный противник обнаруживал еще на подходе к   своим коммуникациям. И это понятно - искать   в большом лесном массиве несколько групп по 5-10 человек нецелесообразно и  найти их нереально. А вот если прочесать тот же массив, если в нем прячется несколько тысяч партизан, то это обещает солидный результат. Но с другой стороны мелкие диверсионнные группы не могут дать грандиозных результатов типа перерезать наглухо коммуникации противника.

Вывод из вышесказанного состоит в том, что окруженные соединения вне зависимости от того, знают ли старшие командиры партизанскую тактику или нет, обучены ли младшие командиры и солдаты умению совершать диверсии, погибают от того, что у них не остается боеприпасов и продовольствия. Что толку от водителя высочайшего класса на дороге, если в его машине нет бензина и взять его неоткуда. Что толку  в умении сержанта взрывать мосты, если у него нет взрывчатки и привезти ему это никто не может.
И в плен окруженцы сдавались не от растерянности. Мол, а что теперь делать, как воевать? Не столь уж и хитрое это дело - партизанить, коль во главе отрядов, порой весьма успешных, оказывались люди, которые до войны не знали военного дела вообще. Никакого.

Сдавались вследствие элементарного голода, холода, болезней, невозможности выжить осенью и зимой в лесу без крыши над головой. Выбор оказывался невелик - помирать с голоду или от простуды  в лесу, или идти в плен. Может быть там, хоть плохо, а покормят. Бытовало мнение в первый год войны: "Немцы народ культурный, цивилизованный, склонный к порядку. Не может быть, чтобы они творили то, о чем трындят комиссары на каждом шагу. Ну заставят работать, а так, чтобы просто  убивать - нет".
Ну и было не так мало людей, которые полагали, что лучше оказаться в плену, но остаться живым, чем погибнуть в бою. Мол, для пленного война во сех случаях закончена. Понимание того, что немецкий плен и смерть, это фактически одно и то же, пришло гораздо позднее.

Разумеется, какая то часть окруженных, утратив надежду прорваться через линию фронта и имея к тому возможности, переходили к партизанским действиям. В.И.Боярский пишет, что из 460 тыс. окруженных под Киевом, 25 тыс. вышли к своим, 2 тыс. стали партизанить сразу, 20 тыс., пройдя немецкие лагеря. Остальные так и остались в плену. Таким образом выясняется, что из окруженных под Киевом имели возможность решить свою судьбу без сдачи в плен в 1941 смогло лишь менее 6%. Из них стать партизанами только  0.4%.
Думается, что если бы по советам Старинова Сталин запрещал  окруженцам прорываться к своим, то армия потеряла бы и те 25 тыс., что  согласно устава шли и вышли к своим. В партизаны они едва ли попали бы.

Ну и не стоит забывать о том, что от 800 тыс до 1.2 мл.(по разным подсчетам)  наших окруженцев и других сограждан мужского пола, оказавшиеся в оккупации,  пошли служить немцам в их вооруженных формированиях. И еще 500 тыс. стали работать на немцев на железной дороге. От того, что не были своевременно научены партизанить?

okruzenie-4.jpg (36376 bytes)P.S. Когда статья была уже готова, мне пришла в голову мысль наложить карту из немецкой книги, показывающую окружение под Киевом, на физическую карту Украины. И вот что получилось. Синим показано кольцо окружения, красным, окруженные группировки Красной Армии, а ядовито зеленым, леса, имеющиеся в данной местности восточнее Киева.

И  в какие леса уходить партизанить   предлагают Старинов и Боярский всем этим 460 тысячам окруженных красноармейцев? Местность восточнее Киева открытая слабо-пересеченная, зато густо населенная и изрезанная дорогами.

Вот что я нашел в докладе  командира 2-го кавалерийского полка СС о ходе акции 11-12 августа 1941 года. в районе Припяти (это севернее Киева между Чернобылем и Славутичем):
"Украинское и белорусское население очень гостеприимно. Это проявляется особенно в том, что они рассказывали о бандах, действовавших в окрестностях в течение некоторого времени....Дальнейшим доказательством доброжелательного отношения было то, что при вступлении отряда в населенный пункт жители сраху же выносили молоко, яйца, другие продукты питания. Поляки и русские сдержанны и замкнуты, хотя тоже приветствовали прибытие немецких солдат..".

Думается, что тем, кто выстраивает антироссийскую пропагандистскую ложь под видом разоблачения преступлений и глупостей сталинского режима, прикрываясь именами авторитетных и уважаемых людей, все же стоит хоть немного изучать историю, и заглядывать хотя бы в школьные географические карты.

Разглядывая физическую карту Украины, я обратил внимание еще на один интересный момент. Знаменитый партизанский отряд полковника Медведева ( в действительности разведывательный спецотряд НКВД) действовал севернее Ровно, откуда к северу тянутся сплошные, уходящие в белорусское Полесье леса. Там действительно, есть где спрятаться. А заодно нашел ответ на вопрос - отчего отряд фактически не смог переместиться в район Львова, когда в том возникла необходимость (обеспечивать действия агентурной разведки во главе с Николаем Кузнецовым, переместившимся во Львов). По   маршруту движения лесные массивы разрозненные с большими открытыми промежутками между ними.
Да, в Белоруссии местность в основном покрыта густыми лесами, и как раз это помогло войскам разбитого в первые дни войны Западного фронта хоть и разрозненно, с большими потерями, но выйти из кольца окружения. Тому свидетель и участник   мой отец, капитан  152-го Ростовского   кубано-терского казачества кавалерийского полка 6-й кавалерийской дивизии 6-го кавкорпуса 10-й армии, начавший войну 22 июня 41-го у города Ломжа, прошедший три окружения (Белосток, Минск, Вязьма) и победно завершивший войну на косе Фришес-Нерунг в Восточной Пруссии в первых числах мая 45-го. Что было бы с ним, если бы он знал партизанскую тактику и ушел   партизанить, я не знаю.

Я знаю уставные требования - любой военнослужащий, потеряв свою часть, подразделение, обязан предпринять все, чтобы разыскать свою часть и вернуться в ее ряды. Иначе при любой неудаче полк становится чем то вроде песочного замка -рассыпается при легком ветерке. А уход в партизаны вместо того, чтобы прорываться и выходить к своим, есть скрытая форма дезертирства.

 

Источники и литература.

1.Боевой устав Красной Армии. Часть II (батальон-полк). Военное издательство НКО. Москва. 1942г.
2.Кохенгаузен. Вождение войск. Государственное военное издательство НКО Союза ССР. Москва. 1937г.
3.Боевой устав Сухопутных Войск. Часть II (батальон-рота). Военное издательство. Москва. 1989г.
4.Полевой устава РККА (ПУ-39). Государственное военное издательство НКО Союза ССР. Москва. 1939г.
5.Его Императорскаго Величества воинскiй уставъ о полевой пъхотной службъ съ планами. Москва. 1797г.
6.Строевой пъхотный уставъ. Петроградъ. 1916г.
7.H.Dv.130/2a. Ausbildungsvorschrift fuer die Infanterie (A.V.I.). Heft 2a. Die Schuetzenkompanie.Verlag Offene Worte. Berlin. 1941.
8.К фон Клаузевиц. О войне. АСТ. Terra Fantastica.Москва. санкт-Петербург. 2002г.
9.Русский архив. Сборник "Великая Отечественная: Приказы нар. комиссара обороны СССР 22 июня 1941г.-1942 г.". ТЕРРА., Москва. 1997г.
10.Сайт РККА (rkka.ru/index.htm).
11.Сайт "Вторая мировая война" (otvaga2004.narod.ru/publ_w2/demyansk.htm).
12. В.Марковчин. Фельмаршал Паулюс от Гитлера к Сталину. Детектив-Пресс. Москва. 2000г.
13.Э.фон Манштейн. Утерянные победы. АСТ. Феникс. Москва. Ростов-на-Дону. 1999г.
14.В.Хаупт. Сражения группы армий "Юг". Яуза. ЭКСМО. Москва. 2006г.
15.В.Хаупт. Сражения группы армий "Север". Яуза. ЭКСМО. Москва. 2006г.
16.В.Варлимонт. В ставке Гитлера. Воспоминания немецкого генерала 1939-1945. Центрполиграф. Москва. 2005г.
17.Ф.фон Зенгер. Ни страха, ни надежды. Центрполиграф. Москва. 2003г
18.Сборник. Роковые решения Вермахта. Г.Дерр. Поход на Сталинград. Полигон. Санкт-Петербург. 2001г.
19.Боевой устав пехоты Германской армии 1940г. Часть 9. Вождение и бой пехоты. Пехотный батальон. Воен. издат-во НКО. Москва. 1945г.
20.Хрестоматия. Малая война. Организация и тактика боевых подразделений. Харвест. Минск. 2003г.
21.В.Хаупт. Сражения группы армий "Центр". Яуза. ЭКСМО. Москва. 2006г.
22.В.И.Боярский. Партизаны и армия. История упущенных возможностей. Харвест. Минск. 2003г.
23.И.Старинов. Записки диверсанта. Альманах "Вымпел". Москва. 1997г.
24.И.Г.Старинов.Мины замедленного действия. Альманах "Вымпел". Москва. 1999г.
25.И.Г.Старинов, В.А.Эпов. Взрывное дело. Воениздат. Москва.1959г.
26.И.Старинов. Заместитель по диверсиям. ЯУЗА.ЭКСМО. Москва. 2005г.
27.И.Старинов. Супердиверсант Сталина. ЯУЗА.ЭКСМО. Москва. 2004г.
28.И.Г.Старинов. Партизанское движение в Вел. Отеч. войне. Курс лекций. Воен. академия им. М.В.Фрунзе. Москва. 1949г.
29.Сборник. Спутник разведчика и партизана. Харвест. Минск. 2003г.
30.О.Валецкий. Югославская война 1991-1995 годы. Крафт. Москва. 2008г.
31.О.Валецкий. Волки белые. Сербский дневник русского добровольца. 1993-1999. Грифон. Москва. 2006г.
32.П.Судоплатов.  Разные дни тайной войны и дипломатии 1941г. ОЛМА-ПРЕСС. Москва. 2005г.
33.Ф.Рут. Вервольф. Осколки коричневой империи.Яуза-Пресс. Москва. 2007г.
34.Сборник.Итоги Второй Мировой войны. Л.Рендулич. Партизанская война. Иностранная литература. Москва. 1957г.
35.К.Типпельскирх. История Второй Мировой войны.АСТ. Москва. 2001г.
36.О.Кариус. Тигры в грязи. Воспоминания немецкого танкиста. Центрполиграф. Москва. 2005г.
37. Г.Бидерман. В смертельном бою. Воспоминания командира противотанкового расчета. 1941-1945. Центрполиграф. Москва. 2005г.
38. Наставление по полевой службе штабов Красной Армии. Воениздат НКО СССР. Москва. 1942г.
39.Е.Березняк. Пароль "Dum Spiro." Политиздат Украины. Киев. 1979г.
40.Д.Егоров. Июнь 41-го. Разгром Западного фронта.ЯУЗА. ЭКСМО. Москва. 2008г.

---***---


Из военной истории, науки, практики.


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
Туры выходного дня Кипр

Rambler's Top100 TopList