Анатомия армии

Красная Армия
и
Вторая  Мировая война
***

Партизаны

partizan-1.jpg (11108 bytes)О советских партизанах периода Великой Отечественной войны в исторической литературе достаточно много писали в прошлом и пишут   теперь. Однако ясности в этом явлении как не было в прошлом, так и нет сейчас.

В советские времена все,  казалось, было просто и ясно. Партизанство  - это всенародная борьба  советских граждан, не покорившихся оккупантам и взявшим в руки оружие. Каждый честный советский человек в своем  стремлении помочь Красной Армии побыстрее изгнать с советской земли фашистских оккупантов уходил в партизаны, которых день от дня становилось все больше и больше. А все остальные, кто оставались в городах и селах, либо вели против оккупантов подпольную борьбу, либо, как минимум, занимались обеспечением поддержки партизан (продовольствие, медикаменты, оружие, боеприпасы, лечение). И лишь отдельные предатели шли на службу к немцам. С ними партизаны и подпольщики также вели борьбу.

В этом ни у кого не было никакого сомнения. Так писали не только профессиональные коммунистические идеологи и ученые историки, но и те, кто занимался в годы войны партизанской деятельностью по долгу службы. Например, Медведев, Старинов, Ковпак, Федоров, Вершигора, Линьков, Березняк.

Отдельные  изредка появляющиеся материалы, не вписывающиеся в эту картину,  легко объяснялись либо происками и провокациями   антисоветчиков, либо проявлениями национализма остатков эксплуататорских классов (бандеровцы на Украине, зеленые братья в Прибалтике), либо вообще никак не объяснялись.

В конце советских времен, когда тогдашний генсек КПСС М.С.Горбачев объявил  так называемое "новое политическое мышление" и ЦК КПСС провозгласил свободу мнений, на головы людей посыпались многочисленные материалы, свидетельствующие о том, что в партизанском движении все было не так гладко, однозначно  и просто, как в этом все были убеждены.  В частности, то, что партизанское движение не было столь массовым и всеобъемлющим, как это считалось раньше, что далеко не везде и не всегда партизаны пользовались поддержкой местного населения.

По мере отхода страны от социализма и перехода к капитализму, особенно когда СМП ( средствам массовой пропаганды) от новых российских демократических властей был выдан социальный заказ на развенчивание и опорочивание всего советского периода российской истории,   нарастал поток публикаций, в которых партизанство либо объявлялось обычным или большевистским  бандитизмом, либо серийным преступлением советской власти (прежде всего ВКП(б) и НКВД) против народа ( мол, если бы не партизанство, то немцы  и не зверствовали бы вообще (?!)), либо его существование просто отрицалось.

Ко второй половине девяностых годов среди более или менее серьезных историков начались попытки разобраться в этом непростом и многоплановом явлении, выяснение того, чем, собственно было партизанское движение, кто им руководил и руководил ли вообще, несло ли партизанское движение стране и народу пользу или вред.
А главное, были ли использованы все потенциальные возможности партизанского движения на благо страны, или же "...сталинское руководство провалило это дело как и все остальное, что вело страну к Победе". Господин В.И.Боярский, много пишущий на эти темы, так и назвал свою книгу "Партизаны и армия. История упущенных возможностей".

Однако, имеющиеся в историческом обороте и вновь открывающиеся материалы нередко вводили историков в недоумение, тем более, что ряд лиц, пишущих на партизанские темы, особенно из тех, для кого партизанство составило часть жизни, четко поняли новый социальный заказ (его суть - все, что делала советская власть, она делала неправильно и во вред народу) и стали писать в прямо противоположном направлении. Особенно в этом преуспел известный советский специалист в минно-подрывном деле, патриарх диверсионной деятельности  полковник Илья Григорьевич Старинов.  Считается, что об ушедших из жизни можно говорить либо хорошо, либо никак. Но коли И.Старинов оставил после себя серию книг, следовательно в них он жив.

Так вот, поражает его полная беспринципность и совершенно точное следование настроениям власть предержащих в тот или иной период, а то и прямая ложь.

В его книгах издания девяностых годов все описывается прямо наоборот тому, что он же писал в сороковых и пятидесятых. Да и в поздних своих книгах, очевидно из за ослабления памяти,    он  нередко утверждает одно, а буквально через несколько страниц  прямо противоположное, чем фактически опровергает свои же слова. Это настолько бросается в глаза, что даже его прямой наследник А.Р.Дюков, занимающийся ныне изданием книг И.Старинова, вынужден как то комментировать и поправлять его. Поэтому, хотелось бы заметить, что к историческому творчеству Старинова по поводу партизан необходимо относиться крайне осторожно, многократно проверяя его утверждения по иным источникам. В том числе  и в отношении даже чисто технических деталей (Старинов, например, приписывает себе изобретение ряда образцов мин и взрывателей замедленного действия, которые в действительности были изобретены иными лицами и в совершенно другое время).

Боярский же, пойдя на поводу у сугубо коньюктурных книг  Старинова  второй половины девяностых годов, вместо привнесения ясности в понимание партизанства только добавил путаницы.

Но это так, к слову. Вернемся к партизанам.

Прежде всего, следует заметить, что никем до сего времени толком не определен достаточно полно и авторитетно сам термин "партизанство".

В общем и целом под ним понимают  некую вооруженную борьбу неких вооруженных людей против войск и властей противника, занимающего данную местность; всех, кто так или иначе вредит оккупантам.

Т.е. всех и вся   валят в одну кучу. К сожалению, нередко и те, кто во время войны относился к частям и подразделениям РККА и НКВД, и   в тылу противника выполнял четкие и конкретные боевые задачи, называют себя партизанами, хотя сегодня подобные действия  спецподразделений в тылу противника  вполне четко и однозначно называют  спецоперациям (но не партизанской войной), а военнослужащих таких подразделений называют отнюдь не партизанами а спецназовцами.

Однако, в таком понимании термин "партизанство" слишком всеобъемлющий и расплывчатый, совершенно аморфный.  Вполне допустимый в  художественной литературе, и частично с оговорками в научно-популярной общеисторической литературе,  он совершенно непригоден в военно-исторической науке. Такое   его понимание  не дает возможности достаточно точно и объективно оценивать боевые действия в тылу противника, определять причиняемый врагу вред, правильно   организовывать этот вид боевых действий  и верно вырабатывать тактику подобных действий. Невозможно определить и численность партизан

Образно говоря, это примерно тоже самое, что назвать абсолютно все летательные аппараты от простейших детских бумажных моделей  до космических кораблей единым термином "самолет", а затем пытаться  сравнивать   их летные и боевые качества.

Вот пример. Некая вооруженная группа взорвала в тылу немцев железнодорожный мост. Вроде бы, это партизанский акт. Но вот вопрос - принесло это пользу или причинило вред своим войскам? Скажем, в это время противник отходит, сам взрывая за собой мосты, которые будут крайне нужны нашим наступающим частям. Получается, что никем не управляемые и неконтролируемые партизаны сработали в пользу противника. Да и партизаны ли были они?

Другой пример. Отряд войсковых парашютистов, заброшенных в тыл противника, взорвал железнодорожный мост, чтобы отрезать обороняющемуся противнику подвоз топлива и боеприпасов. Считать ли это партизанским актом и относить ли этих солдат к категории партизан? Или это обычное армейское боевое действие (спецоперация Спецназа)?

Или всем известный партизан войны 1812 года Денис Давыдов. И рядом поставим с ним кавалерийский корпус генерала Белова  с его рейдом по тылам немцев зимой 1941-42гг. И один и другой действовали в тылу противника силами армейских частей.
Кстати,   в 1812 году, взявшихся за вилы крестьян, партизанами не называли. Их полагали просто крестьянами, защищающими свое и барское имущество от французских мародеров, отбившихся от армии. Впрочем,  и от русских солдат-мародеров тоже.
Почему действия одного называют партизанскими, действия другого войсковой рейдовой операцией? А только потому. что в 1812 году глубокие рейдовые операции руской кавалерии  были в новинку. В Первую Мировую войну подобные операции предполагалось сделать одним из основных видов боя кавалерии, поскольку  на линии фронта коннице  места уже не было. Кстати, и тогда спорили считать ли такие действия кавлерии партизанством или назвать это рейдовыми действиями регулярной кавалерией. Переход к позиционным формам войны прервал этот спор, поскольку сплошная линии фронта не позволяла кавалерии прорываться во вражеский тыл.

В Гражданскую войну боевые действия, которые по ряду признаков подпадают под понятие партизанских,  вообще в целом были основными для обеих сторон, особенно в начальный период. Однако,  только отдельные действия отдельных  вооруженных формирований называли партизанскими. Здесь прослеживается такое определение понятие "партизаны" - воинская часть или подразделение, действующее далеко в тылу противника, не имеющее устойчивой связи со своими войсками, самообеспечивающееся и действующее против противника по своему разумению с предположением, что эти действия приносят пользу своим войскам.

Я полагаю, что достаточно точного и ясного определения термина "партизанство", который будет принят всеми и однозначно введен в исторический оборот, сделать невозможно, поскольку это понятие слишком по разному понимается многими.

В общем партизанство это просто собирательное название, подобно тому, как всех живущих в России называют россиянами.

А коли так, то оценивать партизанство как единое понятие невозможно, и анализировать это явление в его совокупности нельзя .

Иначе возникает соблазн и возможность   любому, пишущему на партизанские темы, по собственному произволу или точнеее, по социальному заказу той или иной стороны относить к партизанам кого угодно и представлять это явление либо как обыкновенный бандитизм, приносящий лишь горе и страдания местному населению и фактически льющий воду на мельницу оккупантов, либо как патриотическую общенародную массовую борьбу, в результате которой горит земля под ногами оккупантов

Полагал бы правильным к партизанству относить только враждебные действия против оккупантов стихийно собравшихся и организовавшихся местных жителей в целях самозащиты, защиты своих семей и имущества. Причинение ущерба оккупантам в плане помощи своей армии здесь носит случайный, попутный характер.

Как только такие группы (отряды)   устанавливают связь с военным командованием своего государства или властями своего государства, начинают получать от них снабжение и вести боевые действия не в своих собственных интересах, а в соответствии с получаемыми от властей боевыми распоряжениям, относить к партизанам их уже нельзя. Для них должно существовать  иное название.

Ну и уж никак нельзя относить к партизанам армейские группы, подразделения или такие же формирования спецслужб, забрасываемые в тыл противника из-за линии фронта с боевыми задачами. Причем одну из задач таких групп, а именно   собирание и организации местных жителей, а равно оказавшихся в окружении и отставших от своих частей военнослужащих  для выполнения враждебных актов   против оккупантов, что часто делалось в годы Великой Отечественной войны,  также следует считать армейской боевой задачей,  а такие формирования считать следует  не партизанскими отрядами, а  войсковыми спецподразделениями и спецчастями.

Это мнение автора, не претендующего в этом вопросе на истину в ее последней инстанции.

Однако, вокруг партизан и партизанского движения в годы войны нагромождено столько былей и небылиц, что есть необходимость хоть в какой то мере попытаться  разобраться в том, кто вел в  немецком тылу и какие боевые действия,  и кто претендовал и претендует на право называться партизаном, а также кого, очень часто совершенно необоснованно в силу различных причин причисляли к партизанам.

На взгляд автора всех тех, кого  и  тогда и теперь обычно относят к партизанам, можно разделить на следующие категории:

Категория 1. Разведывательные и диверсионные   подразделения  наркомата обороны (НКО), т.е армейские разведчики и диверсанты. Забрасывались во вражеский тыл  на срок от 5-7  до 10-15 суток. Глубина заброски - максимально тылы немецкой группы армий.  Личный состав - военнослужащие Красной Армии.
Разведывательные группы на совершение диверсий не нацеливались, нападения на отдельных военнослужащих Вермахта и мелкие подразделения Вермахта только в рамках выполняемой задачи по разведке.
Диверсионные группы нацеливались на конкретные объекты (склады боеприпасов и горючего, мосты, железнодорожные перегоны между определенными станциями, штабы, узлы связи  противника и т.п.) причем оговаривалось как время исполнения, так и объекты. Контроль исполнения жесткий,  как посылкой проверяющих групп, так и по линии резидентуры НКВД.
Снабжение - на руках на все время действий, изредка дополнительно самолетами (сброс на парашютах).
Кто посылал - разведывательные отделы (управления) армий и фронтов совместно с инженерной службой фронтов и армий. Реже ГРУ (главное разведывательное управление совместно с ГВИУ (главное военно-инженерное управление).
Входить при выполнении задания в контакт с какими бы то ни было  вооруженными группами, за исключением групп категории 2, принимать в свой состав постороннних лиц не разрешалось
Успешность - высокая. Диверсионные подразделения НКО  провели  очень  большое количество успешных диверсий, что побудило Ставку  в апреле  1942 года начать формирование в составе инженерных бригад специального назначения батальонов спецминирования, и на каждый фронт по отдельному батальону гвардейских минеров. Единственной задачей последних было совершение диверсий в тылу противника. С этого времени  задача  организации диверсий в тылу противника на глубину немецких групп армий была целиком возложена на штабы фронтов (разведывательное и инженерное управления).

Категория 2. Резидентуры,  разведывательные, организационные, терорристические и диверсионные  группы НКВД (Наркомата внутренних дел).
Численность  групп НКВД от 2-5 человек до нескольких десятков. Методы заброски основные - это оставление на местах при отходе Красной Армии, переброска чрез линию фронта пешим порядком, реже заброс на самолетах. Срок   действий от 7 дней до всего  периода оккупации. Глубина заброски - на всю оккупированную територию. Снабжение - заблаговременное складирование в тайниках, доставка через линию фронта марш-агентами, сбросом с парашютами, доставка самолетами.
Основными задачами этих подразделений были следующие:
а) сбор и передача в центр сведений воено-политического и экономического характера о противнике, сведений о проводимых противником мероприятий по использованию промышленных, сельскохозяйственных и транспортных предприятий, рабочей силы;
б) наблюдение за поведением советских граждан на оккупированной территории, выявление лиц активно сотрудничающих с оккупациоными властями, террор в отношении лиц, наиболе эфективно сотрудничающих с немецкими военными и гражданскими властями, а также наиболее эффективных представителей немецкой администрации;
в)совершение диверсий на любых объектах в целях воспрепятствования их использования во вред СССР (промышленные и сельскохозяйственные предприятия, узлы связи, транспортные узлы и линии.
г) организация стихийно образовавшихся групп и отрядов  в организованные партизанские отряды (задача ставилась до середины 1942г.).
Снабжение - на руках и  самолетами (сброс на парашютах или посадочным методом).
Кто посылал - Особая Группа НКВД СССР ( позднее   преобразована во 2-й отдел НКВД СССР, еще позднее в 4-е Управление НКВД СССР).
Контроль жесткий за счет перекрестного наблюдения, присылки контролеров из-за линии фронта.

Успешность -весьма высокая. Целый ряд резидентур, разведывательных и диверсионных групп с освобождением советской территории перемещались в сопредельные страны (Германия, Польша, Чехословакия, Румыния, Югославия, Венгрия, Австрия, Болгария)

Авторское отступление. Статистика, очищенная от нагромождения идеологическитй лжи,   показывает, что категория 1 и категория 2 вместе совершили около 90-96 процентов всех зарегистрированных и подтвержденных противником  диверсий в тылу оккупантов.

Категория 3. Городское подполье и партизанские отряды, сформированные местными партийным органами ( райкомы. горкомы и обкомы ВКП(б) и руководившиеся подпольными партийными органами ( подпольные райкомы и обкомы). Численность групп городского подполья от 10 до 100 чел.и более, партизанских отрядов от 100 до 500 чел. Формировались до занятия данной местности Вермахтом, частично в период оккупации. Контингент - партийные, профсоюзные   и комсомольские работники низового звена, рядовые члены ВКП(б) и  комсомола, канцелярский и технический персонал  партийных и советских учреждений (райисполкомов, горисполкомов, облисполкомов, райкомов, горкомов, обкомов и т.п.), рабочие и колхозники по каким либо причинам не призванные в армию. В 1943-44 также из категории 4г.
Снабжение - за счет закладки в тайники продовольствия, медикаментов, одежды и других   видов матобеспечения из государственных складов, магазинов, аптечной сети; оружия и боеприпасов изъятием из армейских складов и у частей РККА. В период оккупации изъятием продуктов, одежды, лошадей и других видов обеспечения у местного населения (читай- грабеж). Частично - доставкой из-за линии фронта военно-транспортной авиацией.
Задачи  были поставлены общими и неопределенными директивами и призывами ЦК ВКП(б) и СНК и заключались в подъеме "на борьбу всего советского народа против оккупантов и их пособников", организации и развитии всенародного партизанского движения.
Поскольку все члены городских подпольных организаций были хорошо известны в данной местности как партийные, комсомольские, профсоюзные  функционеры или активисты, работники государственных и партийных учреждений, то в течение осени-зимы 1941-42гг. почти все они были немецкими властями обезврежены и ликвидированы. Оставшиеся в живых все свои усилия направили на вопрос личного выживания и никакой активности не проявляли.
Примерно так же дело обстояло и с партизанскими   отрядами этой категории. В течение осени-зимы 1941-42 часть отрядов самораспустились, частично были уничтожены немецкими карательными органами, частично вышли из немецкого тыла в расположение частей РККА.
Сохранившиеся  отряды свои усилия направили на вопрос  выживания и некоторая активность заключалась, в основном, в самообороне,  в добывании продовольствия и одежды. Это производилось либо за счет изъятия продовольствия у местного населения, либо выпрашиванием у Москвы. Для этого либо через линию фронта посылались т.н. представители, либо   использовались сохранившихся радиостанций. При этом имитировалсь бурная партизанская деятельность за счет представления  в Центр   заведомо ложных донесений о якобы большом числе  выполненных диверсий, уничтоженных солдат противника, полицаях и пособников фашистов, стремительном численном росте партизанских отрядов.  При этом руководители "партизанских отрядов и соединений"   приписывали своим отрядам совершенные подразделениями категориий 1 и 2 диверсии и терракты, а сами армейские подразделения и подразделения органов НКВД, действующие автономно в тылу противника в сответствии с полученными заданиями своего командования, в донесениях причислялись к партизанским отрядам.
Именно эти "партизанские соединения и отряды" получили до 90 процентов всего отправленного   на оккупированную территорию оружия, боеприпасов, взрывчатки, продовольствия, обмундирования, причем на доставке действовало до 80 процентов всей советской военно-транспортной авиации.
Об успешности действий таких отрядов и соединений говорить сложно. Она  в основном заключалась в отвлечении на себя   определенного числа частей Вермахта с фронта для поиска, блокирования и уничтожения. Низкая эфективность действий немецких карателей в противопартизанской борьбе нередко объясняется  тем, что им фактически приходилось наносить удары по пустому месту. Партизан этой категории, в действительности было очень мало, а подразделения армейские и НКВД, пользуясь своей высокой квалификацией и имеющие хорошее управление из за линии фронта, своевременно оставляли угрожаемые районы.

Можно сказать, что эта категория сама по себе совершенно бесполезная и неэффективная,   оказалась операцией прикрытия для действительно действовавших и эффективных подразделений армейских и НКВД, а в послевоенное время присвоила себе всю славу вооруженной борьбы в тылу противника. Это полностью соотвествовало во все времена существования советской власти идеологическому постулату "КПСС организатор и вдохновитель все наших побед". Мол,  все партизанское движение целиком и полностью организовывалось и руководилось, в том числе непосредственно в тылу врага исключительно партийными работниками.

Категория 4. Стихийно возникавшие вооруженные группы и отряды. Эту категорию следует разделить на несколько подкатегорий:

4а) Группы и отряды из лиц, кому оказалось невозможным легально и открыто проживать на оккупированной территории в силу угрозы уничтожения немецкими властями, их местными пособниками  или местными националистами. Это работники партийных, советских, профсоюзных учреждений, сотрудники милиции, пожарной охраны,   охраны мест заключения, евреи, простые граждане заподозренные немцами во враждебной деятельности, лица, подлежавашие принудительной отправке на работу в Германию.
Такие отряды и группы возникали, самораспускались, уничтожались немцами, вливались в отряды категории 3 на протяжении всего периода оккупации. Численность групп от 3 до 20 человек.
Вооружение -лишь подобранным легким стрелковым оружием части людей в таких отрядах.
Снабжение - случайное.
Самозадача -выживание.
Эффективность практически нулевая, если не считать того, что тревожили местную полицию и немецкие власти, побуждали тех усиливать охрану объектов, колонн.

4б) Население сельских населенных пунктов, подвергшихся  репрессиям оккупантов.Численность таких "семейных партизанских отрядов" составляла от нескольких десятков до нескольких сотен человек.
Самозадача - выживание.
Снабжение - исключительно за счет своих запасов, сохраненного скота, сбора дикоросов.
Вооружение -только за счет собранного на полях боев, отнятого у местных полицаев.
Такие отряды стали возникать в труднодоступной лесисто-болотистой местности с момента начала масовых репрессий немцев глубокой осенью-зимой 1941-42  и существовали   до конца оккупации.
Боевой ценности  из себя не представляли, поскольку незначительные по численности вооруженные группы этих отрядов, точнее сказать таборов, были в состоянии лишь защищать людей от бандитов, небольших по численности карательных отрядов местной полиции.
Однако, сущестование таких формирований явилось обоснованием для партийной пропаганды утверждать, что "в леса уходил и стар и млад", что существовало всенародное партизанское движение, что его размах ширился день от дня. Также  численность этих беженцев пропагандистским аппаратом ВКП(б) учитывалось как численность активно действующих партизанских отрядов.

4в) Подпольные группы,  стихийно возникавшие из числа патриотически настроенной молодежи.
Численность группы от 10 до 30 человек.
Самозадача - причинение вреда оккупантам и их пособникам всеми доступными методами.
Снабжение - за счет домашних запасов.
Оружие и боеприпасы -м за счет сбора на полях боев и кражами. 
Наиболее харктерными видами действий были - прием по радио сводок Информбюро и распространение их в виде листовок и устных сообщений, поджоги объектов, используемых оккупационными властями, мелкие диверсии  (прокол шин автотранспорта, повреждение мелких мостов, перерезание проводов связи), отдельные  терракты против пособников немецев. Сравнительно легко и быстро выявлялись и ликвидировались немецкими властями.
Боевая ценность практически нулевая. Вместе с тем,  за счет широкой и массированной пропагандистской работы вокруг таких групп,  идеологическим аппаратом ВКП(б) в стране, особенно в послевоенное время  был создан устойчивый миф   об активной борьбе  советской молодежи под руководством ленинского комсомола против оккупантов.

4г) Отряды, сложившиеся   из числа военнослужащих РККА, разгромленных и оказавшихся в окружении частей и соединений,   и отказавшихся по различным причинам от движения к фронту на соединение со своими войсками.
По сути это скрытая форма дезертирства. Опыт   первых месяцев войны показал, что воинские части и подразделения от дивизии и ниже, сохранившие единство, дисциплину и подчинение командирам, без особенного труда двигались к линии фронта и обычно успешно прорывались к своим.

От автора. К сожалению,  тема разгромленных и окруженных в ходе летней кампании 1941 советских подразделений и частей никем и никак не исследована. А между тем, огромное количество военнослужащих из разгромленных дивизий через непродолжительное время вновь собирались вместе. Восстанавливалось управление и организационные структуры. И  эти частично восстановившиеся полки и дивизии, частично вновь созданные сборные подразделения и части, пользуясь тем, что немцы в 1941 году не контролировали огромные территории, успешно продвигались к линии фронта и выходили на соединение  с армией. Именно эти разбитые и разгромленные летом 1941 дивизии, восстановившись к осени, составили основу сражающейся Красной Армии, а отнюдь не мифические "неисчерпаемые людские резервы огромной и таинственной России" и не мифическике "сибирские дивизии". Именно здесь следует искать феномен того, что уничтоженная  летом Красная Армия вдруг вновь возникла осенью перед Вермахтом как некий феникс.
Любой армейский кадровик вам скажет, что для формирования от нуля стрелковой дивизии, способной вести успешные боеые действия ( а именно так и дрались дивизии осени 41-го), требуется по меньшей мере полгода. А вот пополнить людьми и вооружением разбитую, но набравшуюся боевого опыта дивизию можно за месяц
.

Партизанские же отряды, образовывавшиеся из разбежавшихся и утративших связь со своим подразделением военнослужащих, сохранялись в этом виде недолго ( от нескольких дней, до нескольких недель).
Снабжение - остатки вооружения и боеприпасов, вынесенных с собой.  Снабжение продовольствием и прочими материальными средствами - грабеж местного населения.
Самозадача- выживание.
В дальнейшем такие отряды:
*либо превращались в банды и шайки обыкновенных грабителей и бандитов. Каких либо боевых  действий против оккупантов не вели;
*либо примыкали к отрядам категории 4б и составляли вооруженную охрану последних. Вступали в бой крайне неохотно и только под угрозой уничтожения;
*либо примыкали к отрядам категории 4а, разделяя судьбу последних;
*либо (в незначительной части) попадали под влияние и командование специально заброшенных в немецкий тыл организационных групп НКВД. Метод сбора и организации партизанских отрядов из бывших военнослужащих РККА силами групп НКВД   практиковался летом-осенью 1941 и зимой-весной 1942. Однако, такие отряды в основной своей массе боевой ценности не представляли, поскольку вести боевые действия и совершать диверсии избегали. С лета 1942 года НКВД от такой практики отказалось и все такие отряды были выведены в советский тыл. Отряды, отказавшиеся подчиняться и выходить в советский тыл в основном либо самораспускались, либо уничтожались немецкими ягдкомандами.
Вместе с тем  следует отметить вторую волну возникновения таких отрядов со второй половины 1943 и до конца лета 1944. Это связано с начавшимся освобождением оккупированных территорий и необходимостью для фактических дезертиров оправдать свое поведение. Такие отряды стали возникать из лиц, отсиживавшихся до этого времени в деревнях (среди крестьян они получили меткое обозначение "зятья"), служивших во вспомогательных службах Вермахта (хиви, восточные батальоны,  РОА), служивших в полицаях и т.п. Такие отряды стремились примыкать к отрядам категории 4а, 4б, либо сами по себе изображали из себя активных партизан. Нашли широкую поддержку со стороны ряда секретарей подпольных райкомов, обкомов ВКП(б), которым также требовалось показать свою активность и результативность в своих территориях и которые охотно приписывали их к категории 3..

Заключение. Не стоит считать эту статью абсолютным и бесспорным утверждением. Автор лишь попытался набросать  и обозначить структуру в самых общих формах этого многопланового, неоднозначного, противоречивого явления,  которое принято называть партизанством. Причем, попытался набросать структуру лишь так сказать на плоскости, в двухмерном измерении, тогда как надо это делать во всех трех измерениях. Однако, думается, что и такое очень грубое и приблизительное деление все же выбьет почву из под ног тех, кто пытается спекулировать на этой теме и передергивая факты и суть, утверждает, что партизанство это история упущенных возможностей.

Если отделить от партизанства армейские подразделения и подразделения органов госбезопасности, которые действовали в соответствии со своими задачами и в соотвествии со своей тактикой, то все остальное партизанство вообще не поддается никакой организации, никакому учету  и никакому управлению. Оно просто является  общим аморфным обозначением всех тех, кто так или иначе был нелоялен к оккупационным властям.

 

 

Источники и литература

1.И.Старинов. Записки диверсанта. Альманах "Вымпел". Москва. 1997г.
2.И.Г.Старинов.Мины замедленного действия. Альманах "Вымпел". Москва. 1999г.
3.И.Г.Старинов, В.А.Эпов. Взрывное дело. Воениздат. Москва.1959г.
4.И.Старинов. Заместитель по диверсиям. ЯУЗА.ЭКСМО. Москва. 2005г.
5.И.Старинов. Супердиверсант Сталина. ЯУЗА.ЭКСМО. Москва. 2004г.
4.Полковник И.Г.Старинов. Партизанское движение в Великой Отечественной войне. Курс лекций. Военная академия им. М.В.Фрунзе. Москва. 1949г.
5.В.И.Боярский. Партизаны и армия. История упущенных возможностей. Харвест. Минск. 2003г.
6.А.Ф.Федоров. Подпольный обком действует. Воениздат. Москва. 1956г.
7.Описание подрывных средств финской армии. Воениздат НКО. 1942г.
8. А.Ф.Киселев, Э.М.Щагин. Хрестоматия по Отечественной истории .1914-1945. Владос. Москва. 1996г.
9.Вестник архива Президента Российской Федерации. №2-1995. Стр. 113.
10. Д.Медведев. Сильные духом. Молодая гвардия. Москва. 1079г.
11.Мир и война: 1941 год. Доклады научной конференции (9 декабря 2001г.). Издательство гуманитарного университета. Екатеринбург. 2001г.
12.Н.Н.Воронов. На службе военной.  Военное издательтство. Москва. 1963.
13.П.И.Бирюков и др. Инженерные войска. Военное издательство. Москва. 1982г.
14.А.Е.Тарас. Спутник разведчика и партизана. Харвест. Минск. 2004г.
15.Ю.Вебер. Спутник партизана. Молодая Гвардия. Москва. 1942г.
16.С.Дробязко, А.Каращук. Вторая мировая война 1939-1945. Русская Освободительная Армия.  АСТ. Москва. 1998г.
17.В.И.Пятницкий. Разведшкола № 005. АСТ. Харвест. Москва. Минск. 2005г.
18.С.Дробязко, А.Каращук. Вторая мировая война 1939-1945. Русская освободительная армия. АСТ. Москва. 1998г.
19.В.Шунков. Солдаты разрушения.Организация, подготовка, вооружение, униформа ваффен СС. АСТ. Харвест. Москва.Минск. 2001г.
20.РГАСПИ. Фонд 17, опись 1 дело 401 листы 8-11.
21. А.Попов. Лубянка. Диверсанты Сталина. Яуза. ЭКСМО. Москва. 2004г.
22.П.Судоплатов. Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год. ОЛМА-ПРЕСС. Москва. 2005г.
23.Е.Березняк. Пароль "Dum spiro...".Политиздат Украины. Киев. 1979г.



Из военной истории, науки, практики


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
Теперь ты сможешь узнать больше, читая спортивные новости нашего сайта

Rambler's Top100 TopList