Анатомия армии

О танке  "Тигр"

tank_tiger-1.jpg (10902 bytes)Предупреждение.
Эта статья не есть плод творчества человека, страдающего квасным патриотизмом, и написана   не с целью доказать, что все лучшее в мире может быть только советским, что немецкие танки мы били,   как говорится "одной левой", что немецкие танки  это была куча громыхающего железа, существовавшего только для того, чтобы советские танкисты имели бы возможность получать ордена.

Это попытка разобраться почему весьма перcпективная машина, обладавшая целым рядом превосходных  параметров,   не оправдала надежд, почему сумма отличных   технических и боевых качеств так и не слилась в единое выдающееся целое.
В основном я опираюсь в этой статье на мнения и утверждения тех, кто командовал подразделениями Тигров и исследователя   тяжелых танковых батальонов Вермахта майора резерва армии США Кристофера Вилбека, который в свою очередь ссылается на первоисточники.

О немецких тяжелых танках Тигр написано очень много. Тщательно описаны их технические характеристики, написаны истории каждого батальона тяжелых танков, рассказано о боевом пути каждого выдающегося танкиста. Казалось бы, что тут все ясно - Тигр сильнейшая  боевая машина Второй Мировой войны, ему не было равных на поле боя.
Особенно, если руководствоваться живописными материалами одной стороны - немецкой, или писаниями (опять таки на базе гитлеровских пропагандистских материалов) русофобствующей российской писательской и журналистской братии.  Впадают в эту ошибку и довольно добросовестные исторки из тех, кто относится к публикуемым  иностранным данным некритически, не перепроверяя  по другим независимым источникам,  и не обращают внимания на, казалось бы, второстепенные моменты и детали.
По  односторонне и тенденциозно подобранным   материалам выходит, что на каждый   слегка  поврежденный и кратковременно вышедший из строя   немецкий тяжелый танк приходилось по 16-18 уничтоженных  Тигром союзнических танков. А про советские  "жестяные банки" и говорить не приходится - в среднем, каждый Тигр за свою жизнь "уничтожал" по 28-35 советских танков, а то и всю сотню. 

Если принимать за чистую монету утверждения немецких танкистов, то рекордом являются бои под Черкассами в январе-феврале 1944 года, когда сводный полк оберст-лойтнанта Байка, состоявший из  батальона Тигров  и батальона Пантер за пять дней боев уничтожил ни много, ни мало, а 267 советских танков (ни много ни мало, а целую тановую армию) при потере лишь одного Тигра и трех Пантер. Да и этот  Тигр, якобы, был по ошибке уничтожен своей же Пантерой сзади. Вот только спустя две недели почему то от всего полка из порядка 90 машин   в целости остается 8 Тигров и 6 Пантер. Куда делись остальные машины, немецкий историк скромно умалчивает.

От автора.  Характерный прием пропагандистских машин любых государств - чем хуже идут дела на фронте, тем больше у проигрывающей стороны становится выдающихся летчиков, танкистов, подводников, чьи подвиги выходят за рамки рального и возможного.
Наверное, если бы мы проиграли войну, то у Покрышкина сбитых самолетов наверняка оказалось бы штук 600, а капитан Маринеско со своей подлодкой   С-13 утопил бы весь немецкий флот на Балтике.

Ну я понимаю, что во время войны в тяжкую пору задача пропаганды поддержать моральный дух армии и народа хотя бы и таким способом. Но зачем же тиражировать пропагандистскую ложь спустя десятилетия? Ведь все равно, итоги войны не пересмотреть. И от этой лжи красный флаг не исчезнет с рейхстага, а над Кремлем не поднимется флаг со свастикой.

Кстати, этот сводный полк, который должен был пробить дорогу двум окруженным в Черкассах корпусам, свою задачу так и не выполнил,  немецкое командование, жестоко разочарованное результатами,  полк Байка   сразу после  этой операции расформировало. А вот это уже  документально подтвержденный факт.

Или вот пример. Если верить дневникам боевых действий  501-го эсэсовского батальона тяжелых танков, входившего в состав 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер", то в период немецкого контрнаступления под Будапештом 20 марта 1945, один Королевский Тигр уничтожил пятнадцать советских танков  под городом Вальпарота, а  на следующий день, этот самый единственный Королевский Тигр, поддержанный двумя Пантерами, уничтожил еще семнадцать советских танков. Но за что тогда разъяренный фюрер после этих боев приказал всем танкистам этой самой элитной дивизии СС в наказание спороть с рукавов ленточки с  его именем? Это факт, не оспариваемый даже  немецкими историками и мемуаристами.

В целом, если принимать за чистую монету писания, составленные на основе пропагандистских газетных статей того времени,  следует согласиться с утверждениями, что мол если Вермахт когда либо изредка и терял Тигра, то это происходило "исключительно в силу трагичного стечения обстановки", когда доблестная немецкая пехота оказывалась не в состоянии устоять перед "бесчисленными толпами русско-монгольских орд, безжалостно толкаемых  в бой  жидовско-большевистскими комиссарами с револьверами в руках", и была вынуждена отойти и оставить позади себя застрявший в грязи танк, имеющий мелкие повреждения, которые, однако препятствовали  возможности двигаться. И плачущие от бессилия перед силами природы отважные панцерзольдатен были вынуждены сами взрывать свои превосходные машины.

Правда, сразу возникает недоуменный вопрос. Всего было построено 1843 танка обеих модификаций (Тигр и Королеский Тигр). Батальонов тяжелых танков в период 1942-44 годов было сформировано общим счетом 14. По штату K.St.N.1107d   1944 года батальон насчитывал 45 Тигров. Т.е.   для укомплектования всех четырнадцати батальонов требовалось 630 машин. Если верить утверждениям, что безвозвратные потери в Тиграх    были единичными, то позволительно спросить - куда же тогда девались остальные примерно  1200 Тигров? Ведь  ни в танковых полках, ни в танковых дивизиях Тигров никогда не было. Все они шли только в эти 14 тяжелых батальонов (11 армейских и 3  в войсках СС). Не слишком ли много их утонуло в грязи? И не слишком ли часто экипажи подрывали свои машины по причинам застревания? Даже простая арифметика дает нам основание полагать, что каждый батальон сменил полностью свою материальную часть не  меньше двух раз.

Что то тут не так.

Вилбек приводит такие цифры потерь батальонов:
Батальон Тигров дивизии "Великая Германия" - 98 танков, т.е. поменял материальную часть  2.18   раза,
501-й батальон СС -107 танков т.е. поменял материальную часть  2.38  раза,
502-й батальон СС -76 танков т.е. поменял материальную часть  1.7  раза,
503-й батальон СС -39 танков. Он был сформирован только в январе 1945, укомплектован был неполностью и не пополнялся,
501-й армейский батальон -120 танков т.е. поменял материальную часть  2.7  раза,
502-й армейский батальон  -107 танков т.е. поменял материальную часть  2.38  раза,
503-й армейский батальон  -252 танка т.е. поменял материальную часть  5.6  раза,
504-й армейский батальон  -109 танков т.е. поменял материальную часть  2.42  раза,
505-й армейский батальон  -126 танков т.е. поменял материальную часть  2.8 раз,
506-й армейский батальон  -179 танков т.е. поменял материальную часть  3.98  раз,
507-й армейский батальон  -104 танка т.е. поменял материальную часть  2.31  раза,
508-й армейский батальон  -78 танков т.е. поменял материальную часть  1.74  раза,
509-й армейский батальон  -120 танков т.е. поменял материальную часть  2.67  раза,
510-й армейский батальон  -65 танков т.е. поменял материальную часть  1.4  раза.

В среднем получается, что каждый батальон потерял по два с половиной комплекта танков. До конца войны из 1843 построенных танков Тигр и Тигр II  дожили всего 263  машины, т.е   14.3%. А ведь Тигры  в основном  начали воевать лишь в 1943 году.

Слов нет, сам по себе танк Тигр отличная машина (если не обращать внимания на некоторые досадные огрехи). Толстая прочная  броня, превосходная скорострельная 88-мм. пушка с очень высокой начальной скоростью снаряда, а значит и высокой бронепробивамостью, сильный мотор фирмы Майбах, способный без натуги таскать 57 тонн брони. Плюс куча различных очень полезных приспособлений и устройств, начиная с превосходной цейсовской оптики, знаменитой телефункеновской радиостанции и заканчивая дымовыми гранатометами и приспособлением, позволяющим использовать противопехотные прыгающие  мины S.Mi.35 в качестве ближнего оборонительного оружия.
И если сравнивать танки, как экземпляры, то Тигр даст форы по некоторым показателям даже советскому тяжелому танку ИС-2 с его 122-мм. пушкой. Я уж не говорю о британском "Черчилле", про который даже сам сэр Уинстон Черчилль сказал, что у танка его имени недостатков больше, чем у него самого, и про который немецкая памятка по ближней противотанковой борьбе ехидно пишет: "Черчилль мы должны узнавать по множеству маленьких катков, вертикальным поверхностям. Он жалок, несмотря на огромные движущиеся траки гусениц".

Но, как правило, сравнения и выводы делаются некорректно. Во первых, Тигра почему то обычно сравнивают с советским танком Т-34-76 ( максимум Т-34-85), а ведь это танки различных классов.
Тигр это тяжелый танк (57-60 тонн) с броней 100-120мм и пушкой 88 мм..
Т-34 это средний танк весом около 28-30 тонн, с броней не более 45 мм и пушкой 76мм..

Извините, но столь же некорректно сравнивать автомобиль Ока с  шестисотым Мерседесом.    Почему бы тогда не  сравнивать Тигра с легким советским танком Т-26 или еще лучше с плавающим суперлегким Т-37? В этих случаях  превосходство Тигра будет выглядеть еще более разительным и убедительным.

Сравнения допустимы лишь среди машин одного класса. Да, тридцатьчетверкам приходилось сражаться с Тиграми, но разница в классах, естественно, приводила к тому, что Т-34 в боях против Тигров  несли больше потерь, нежели Тигры. Но если немецкие средние танки Pz.Kpfw.IV сталкивались   с советским тяжелым танком  КВ-85 или  ИС-2, то они несли куда более тяжелые потери. Случаи же встречи Тигров с ИС-2 можно пересчитать по пальцам, и всякий раз итог не свидетельствовал о превосходстве Тигров. Вилбек насчитал всего десять эпизодов встреч ИС-2 с Тиграми. Все   заканчивались поражением Тигров.

От автора. А вообще то сам факт, что сравнивают Тигра и Т-34, говорит отнюдь не в пользу первого. Выходит, что советский средний танк почти равен  по суммарным  боевым качествам немецкому тяжелому танку. И что любопытно, немецкие историки и мемуаристы нигде и никогда не пытаются сравнивать между собой два танка одного класса - советский Т-34 и немецкий Pz.Kpfw.IV, увидевших свет примерно в одно и тоже время. Просто обходят этот вопрос глухим   молчанием. С чего бы это?

Во-вторых, и я об этом уже писал не раз, что нельзя полагать танком некую железную коробку на гусеницах и снабженную пушкой. На самом деле, танк, это она (эта самая коробка), плюс развитая инфраструктура, позволяющая должным образом эксплуатировать эту самую кучу брони. А вот тут то с Тигром в 43-45 годах и произошло то, что произошло с бронетанковыми силами Красной Армии в 1941 году. Отсутствие  у РККА средств, позволяющих   эффективно  использовать танки, превосходящие своими техническими характеристиками, да и по количеству тоже,  соответствующие немецкие, привело к ужасающим потерям - более 14 тыс. единиц к осени 1941.   Ведь, как не спирай на то, что в основной своей массе советские танки 41-го года были устаревшими, их технические характеристики все же превосходят характеристики немецких танков в этот момент.

Тигр, как это я докажу ниже, тоже не имел требуемой инфраструктуры. А без нее все выдающиеся технические качества  Тигра оказались пустым звуком.

Впрочем, и некоторые технические параметры Тигра сильно снижали его остальные боевые качества, делая их совершенно бесполезными.

1.Огромное удельное давление на грунт - 1.04 кг/кв.см., тогда как оптимальным считается 0.72 - 0.85, а верхним пределом  считается 0.95. Это привело к тому, что Тигр не мог двигаться там, где свободно ехали все иные танки. Ему была необходима либо улучшенная  грунтовая дорога с гравийным покрытием, либо очень плотный грунт. Не то, что болотистые грунты, но и даже обычная весенняя раскисшая  в ходе таяния снега земля   не позволяла Тиграм действовать.Отсюда - Тигры могли действовать только зимой при глубине снежного покрова менее 50см., но  изрядных   морозах, делающих грунт твердым; или летом, после того, как просохнет земля, оттаявшая весной.

От автора. Любопытно, что немецкие мемуаристы, считающие основной причиной провала наступления осенью 1941 года   российское бездорожье и распутицу, напрочь забывают про нее, как только речь заходит о Тиграх. Что, с той поры дорог с твердым покрытием на Руси стало в достатке, изменился ландшафт России, Украины и Белоруссии, или не было распутицы  осенью 42, и в последующие годы войны? 
И дорого же обошлось немцам ожидание, пока высохнет земля под Курском!

2.Слишком большой  общий вес машины - 57 тонн. При этом Вермахт не располагал в достатке понтонно-мостовым имуществом, позволяющим наводить мосты грузоподьемностью 60 тонн, а  дивизионные саперы не умели строить  низководные мосты этой грузоподьемности, и не имели для этого соответствующего оборудования. Стоит заметить, что на территории России стационарные автодорожные мосты грузоподъемностью 50-100 тонн строились лишь на очень больших реках, причем только там, где  реки пересекали редкие дороги союзного значения. Например, автострада Москва-Минск. На остальных реках грузоподъемность мостов редко превышала 30 тонн. Это приводило к тому, что Тигры не могли успешно действовать, если на их пути оказывалась водная преграда, через которую не имеется в нужном месте железнодорожного или 100-тонного автодорожного моста.

Вот выдержка из труда американского историка К.Вилбека, описывающего действия 3-й роты 503-го тяжелого танкового батальона  на Курской дуге 5 июля 1943:

После неудачной попытки преодолеть брод или по сохранившимся мостам   реку Донец в 2-30 утра в первый день атаки, 3-я рота смогла наконец форсировать реку днем около 16 часов после того, как саперы корпусного саперного батальона построили мост через нее.

Мы видим, что отсутствие моста   требуемой грузоподъемности через не слишком широкую реку остановило роту Тигров на восемь с половиной часов.tank_tiger-2.jpg (24040 bytes)

3. Огромный вес танка привел к тому, что ему потребовались очень широкие гусеницы (750 мм.), но даже с ними его удельное давление на грунт превышало всякие разумные пределы. При этом оказалось, что ширина танка по гусеницам превышает железнодорожные габариты. Это не позволяло перевозить Тигры по железной дороге. Чтобы обойти  проблему, каждый танк снабжался вторым комплектом гусениц, более узкими (530мм.). При этом требовалось снимать два наружных ряда катков.
Мало того, оказалось, что ни в Германии, ни в России не существует железнодорожных платформ, которые могут выдержать Тигра. Пришлось для каждого экземпляра  машины изготовить специальную 6-осную платформу. Прибывшие на платформах Тигры после разгрузки должны были "переобуваться" в боевые гусеницы и ставить  два наружных ряда катков с каждой стороны. Транспортировочные гусеницы загружались на платформы, которые должны были дожидаться, пока в них возникнет потребность. Для переброски Тигров на другой участок фронта все это приходилось проделывать в обратном порядке.  А поскольку каждая гусеница весит более  3 тонн, то ясно, что без автокранов здесь не обойтись.
Любой танкист скажет какая это адова работа заменить гусеницы. На  погрузку или разгрузку Тигров уходило по нескольку суток. А  это во время войны крайне опасно. Вражеская авиация, узнав, что на станции скопились танки, никогда не упустит случая нанести туда свой визит.
Вилбек приводит характерный пример - 506-му батальону тяжелых танков в сентябре 1943 года потребовалось четверо суток для  разгрузки с   железнодорожных платформ  и замены гусениц при его прибытии  в группу армий  Юг для обороны Запорожья.

Для сравнения скажу, что на погрузку или разгрузку батальона танков Т-34  (полностью) уходило не более 40-45минут. Впрочем, и для немецких танков других типов  не больше.

И стоит ли напоминать, что Тигры оказывались в безвыходном положении, если на станцию погрузки по каким то причинам не прибыли их родные платформы.

От автора. Получается, что для выведения Тигра из строя порой даже не нужно было видеть его.  Нужно лишь несколько горстей песка. Сыпанул песочку в буксы пустой платформы, которая в это время, ествественно, никем не охраняется и готово - какой то Тигр в нужное время не прибудет туда, где он нужен.

tank_tiger-3.jpg (12840 bytes)4. В момент принятия решения на производство Тигров был упущен из виду очень важный вопрос - тягачи для эвакуации с поля боя и буксировки поврежденных танков, вытаскивания тяжело застрявших машин. Любой танкист вам скажет, чтобы вытащить из грязи застрявший по верхний край гусениц танк требуется либо специальный танковый тягач одинакового с танком веса, оснащенный мощной лебедкой и полиспастом, либо 2-3 танка этого же типа. Вермахт же для буксировки танков имел в   ремонтно-эвакуационных подразделениях полугусеничные  тягачи Sd.Kfz.9, имеющие тяговое усилие всего 18 тонн. Для того, чтобы буксировать даже по хорошей дороге одного Тигра требовалось не менее двух тягачей. Для страховке на подъемах и спусках приходилось использовать еще один боевой танк, если таковой имелся. Увязший в болотистом грунте тяжелый танк зачастую можно было считать окончательно потерянным, даже если не было опасности захвата противником, но   не имелось поблизости 2-3 других исправных Тигров. 

Немецкие танкисты поднимали вопрос   оснащения подразделений Тигров соответствующими тягачами неоднократно, но он так и не решился до конца войны. БРЭМ на базе танка Пантера (Bergpanther) начали производить лишь в середине  1944 года И их было крайне мало. Танковая промышленность не поспевала восполнять потери в боевых танках. О создании БРЭМ на базе Тигра оставалось только мечтать.

tank_tiger-7.jpg (19015 bytes)5.Невероятно огромный расход остродефицитного для Германии бензина. Полной заправки баков (540 литров) прожорливому 600-700-сильному двигателю Майбах хватало лишь на 80-100 километров. Даже в немецкой памятке по эксплуатации Тигра издания 1943 года (см. рисунок слева) наглядно  было показано, что по автостраде Тигр сможет проехать 140 километров от Берлина до Магдебурга, а вне дороги заправки хватит лишь от Бранденбурга до Магдебурга (85 км.). Это создавало большие трудности в снабжении Тигров топливом, тем более, что как ни странно, но сухопутные войска не располагали бензозаправщиками и автоцистернами. Топливо перевозилось в грузовых автомобилях, как правило в 20-литровых канистрах. Поэтому заправлять машины приходилось вручную из канистр. А одному Тигру требовалось 27 канистр.

Для сравнения - танк Т-34 имел емкость баков всего 480 литров, которых хватало на 455 километров Дизельный двигатель был куда менее прожорлив, да  и проблем с соляркой у Красной Армии   не было.

К тому же синтетический бензин плохо переносил морозы и  при низких температурах   мотор Тигра не рекомендовалось глушить, чтобы не потерять  возможность  завести его вновь. Это также вело к огромному перерасходу бензина и преждевременному износу двигателя. Я уже не говорю о том, что бензин куда более пожароопасен, нежели дизельное топливо.

От автора. Нет, конечно, для Тигров бензина не жалели. Но так или иначе, Тигры обжирали на бензин другую боевую технику или машины снабжения,  делая тем самым топливную проблему еще более острой. Генерал Г.Фриснер в своих мемуарах с горечью писал: "Как  часто наступления заканчивались не тогда, когда достигались цели или войска выдыхались, а когда кончался бензин".

6.Хотя для подготовки экипажей Тигров и был создан 500-й учебный запасной батальон (Panzer Ersatz und Ausbildungs Abteilung 500) , оснастить его учебными машинами оказалось невозможным и обучение проходило на танках Pz.Kpfw. IV, что снижало качество подготовки танкистов. Не было разработано нужной учебной литературы и пособий. Оберлойтнант О.Кариус пишет в своих мемуарах:

"Поскольку наше собственное руководство не выпустило инструкции по эксплуатации, мы воспользовались превосходными русскими публикациями для своих тренировок. Таким образом мы и сами познакомились с уязвимыми местами собственной техники".

tank_tiger-6.jpg (14736 bytes)7.По утверждениям американского исследователя Вилбека танк Тигр, хотя и начал разрабатываться еще в 1937 году, однако в серию был запущен, что называется "сырым", с кучей "детских болезней",  и не   прошедшим необходимых заводских и войсковых испытаний. Это приводило к многочисленным поломкам и отказам.
Так, командир 506-го батальона, потерявшего в сентябре 1943 года в районе Запорожья всего за 7 дней все свои  45 танков, майор Витинг (Whithing) среди других технических недостатков отмечает крайне неудовлетворительную внутреннюю связь в танке.  Смотровые приборы устроены так, что легко повреждаются не только пулями стрелкового оружия, но и осколками от разрывов снарядов, в результате чего наблюдение из машины крайне затрудняется.

Это не мои измышленния, придуманные, чтобы хоть как то опрочить Тигр.  Это пишет командир 506-го батальона

Никогда процент  исправных   танков в батальонах не поднимался выше 62 процентов, а в основном он составлял около 40 процентов.  В процессе эксплуатации танка приходилось постоянно вносить улучшения и изменения. Как пишет Вилбек, трудно найти хотя бы сотню совершенно идентичных танков. Это приводило к большим затруднениям в снабжении запасными частями и ремонте машин. Наработка машины на каждый отказ была втрое ниже, чем у танка Pz.Kpfw. IV. Т.е. он выходил из строя по техническим причинам втрое чаще, чем  танки старых типов. Отсюда на эксплуатацию Тигров налагались следующие ограничения (Источник- Tigerfibel. D 656/27.Herausgegeben am 1.8.1943. Generalinspekteur  der Panzertruppen. H.Qu.den 1.8.1943):

а) Движение на марше следует осуществлять без резких изменений оборотов двигателя. Избегать развивать обороты более чем на 3/4 от максимальных. Избегать частых переключений передач и крутых поворотов. Избегать  подъемов и спусков крутизной более 12-15 градусов.
б) Для Тигров необходимо выделять отдельные маршруты по улучшенным дорогам и применять все меры, чтобы колонна Тигров не должна была останавливаться, пропуская или объезжая другие машины. Особое внимание уделять обеспыливанию дорог, чтобы не засорять преждевременно воздушные фильтры.
в) Средняя скорость движения колонны Тигров в дневное время не должна превышать 10 км/час, ночью 8 км/час.
г) После каждого боевого применения или марша более чем 30-40 км. выделять подразделениям Тигров не менее 2-3 недель для обслуживания машин и их восстановления.

Известный  немецкий танкист Альфред Раббаль выразился коротко, но очень емко: "Один час эксплуатации Тигра требует десяти часов обслуживания".

Разумеется, в боевой обстановке этими ограничениями  нередко пренебрегали, но сами по себе они весьма показательны. Большая часть Тигров и была потеряна  как раз вследствие невозможности придерживаться этих ограничений.

Вилбек приводит такой пример. 508-й батальон Тигров в январе 1944 года совершал 200-километровый марш от станции выгрузки к городу Анцио в Италии. Марш проходил по  горным дорогам с твердым покрытием без воздействия со стороны противника. К Анцио из-за неустранимых поломок в трансмиссии и ходовой части  не прибыло 27 из 45 Тигров, а одна машина на марше загорелась и взорвалась.

Он пишет, что при изучении американскими специалистами двадцати двух Тигров 508-го батальона, брошенных при отступлении в конце мая 1944 года из под Анцио, многие из них имели серьезные поломки ходовой части (крепление катков, амортизирующие элементы) и трансмиссии (особенно коробки передач). Это исключало какую либо буксировку вышедших из строя машин.
13 июня 1944 года при отходе  этого же батальона   к Риму вследствие неисправностей трансмиссий и невозможности эвакуации   экипажам самим пришлось уничтожить тринадцать Тигров.

После того, как союзники прорвали оборонительный рубеж "Густав",  504-й батальон при отступлении в период с 22 июня по 1 июля 1944 потерял 28 из 45 Тигров. Из них один был подбит в бою и сгорел, два получили боевые повреждения и были брошены, а двадцать пять  Тигров были уничтожены своими экипажами вследствие неустранимых на месте поломок,  падения с мостов или с дорожных насыпей (вытаскивать их было нечем). То же самое произошло и при отходе на рубеж Готической линии в сентябре 1944. Экипажами было уничтожено одинадцать Тигров.

tank_tiger-5.jpg (15993 bytes)От автора. Американцы нашли самый верный  и безопасный способ уничтожения Тигров. Комиссия, изучавшая Тигров, рекомендовала американскому командованию организовывать боевые действия так,  чтобы вынуждать немцев перебрасывать Тигров на большие расстояния в сжатые сроки. Можно сказать, что Тигр был самой самоуничтожаемой машиной Второй Мировой войны.
Кстати,  в номенклатуре   немецкого подрывного имущества числятся стандартизированные заряды ВВ (Sprengpatrone Z), предназначенные как раз для самоуничтожения артиллерийских систем. Оберлойтнант О.Кариус пишет в своих мемуарах, что его "очень вдохновляло" то, что крепление кассеты с подрывным зарядом Sprengpatrone Z.85 находилось рядом с лицом командира танка. В конце концов он приспособил это крепление для размещения бутылки с водкой.

Немецкие танкисты отмечали, что зимой в России набившаяся между катками грязь за ночь замерзала и лишала Тигров  способности двигаться. При этом выбивание грязи из междукаткового пространства было невозможным из-за особенностей устройства ходовой части машины. Приходилось разводить костры по всей длине гусениц, чтобы отогреть грязь. Попытки преодолеть сопротивление замерзшей грязи обычно приводило к выходу из строя коробки передач.

8. Запасных частей и агрегатов для Тигров изготавливалось недостаточно, а уникальность большинства агрегатов и деталей исключала использование подобных от других марок танков. Высокие требования к качеству металла, точности и чистоте обработки исключали их изготовление или восстановление в полевых условиях и даже на предприятиях оккупированных областей. Тигров даже с не очень серьезными повреждениями и поломками приходилось отправлять для ремонта на заводы в Германию.
Вилбек в своем труде приводит характерный пример -18 февраля 1943 года в Северной Африке   подорвался на английской мине Тигр 501-го батальона тяжелых танков. Кроме гусеницы вышло из строя направляющее колесо (на языке танкистов оно называется "ленивец"). Танк пришлось списать, поскольку в батальоне не было запасных ленивцев, а  доставить в Африку или изготовить на месте  оказалось  невозможно. Этот танк был разобран на детали для восстановления других  машин.
Он же пишет, что из 11 потерянных 501-м батальоном в Северной Африке Тигров только 3 были уничтожены непосредственно в бою, когда вследствие попадания в них снарядов они сгорели. Остальные семь явились результатом невозможности эвакуировать из-за отсутствия тягачей, и восстановить из-за отсутствия ремонтных средств и узлов. Причем, что любопытно - самым страшным врагом Тигров оказались мины. Все семь первоначально были остановлены минными полями, а над уже обездвиженными машинами издевалась английская противотанковая артиллерия.

Во время боев в Италии 508-й батальон в течение трех дней (23-25 мая 1944) потерял все свои 22 танка. И все они были добиты своими собственными экипажами. Часть танков в предшествующих боях получили боевые повреждения, часть имела неустранимые на месте поломки. Но все они были ремонтнопригодны. Не было запасных частей и тягачей, и когда командование группы армий С приказало начать отход от Анцио, то не отставалось ничего другого, как самим сжечь свои машины.

Такова оказалась цена не созданной инфраструктуры.

От автора. Но почему то историки просто отмечают как факт трагедию 508-го батальона Тигров (и не только этого батальона), но никто не раздает уничижительных оценок германскому командованию и лично Гитлеру, не называют их  бездарными, безграмотными, неспособными воевать и руководить войсками, лапотными, как это щедро делают русофобствующие российские историки  в отношении трагедии наших танковых войск летом 1941 года.

9. Сложность конструкции, большая металлоемкость и трудоемкость производства Тигров привели к тому, что германская промышленность оказалась не в состоянии производить их столько, чтобы восполнять боевые и технические потери, и одновременно наращивать их количество. Это привело к тому, что батальоны  редко  когда  имели полное число исправных танков (45 машин). 3-и роты обычно существовали в тяжелых батальонах только номинально. В среднем, в батальоне насчитывалось от 4 до 22 танков. Даже для войск СС, обычно обеспечивавшихся вооружением в первую очередь, Тигров не хватало. Так 103-й тяжелый танковый батальон СС, сформированный к июлю 1943 года до начала 1944 года так и не мог получить свою матчасть. Его использовали как пехотный батальон против югославских партизан.

От автора. Нет, не знаем мы своих героев и не хотим знать. Застят нам глаза в общем то липовые характеристики Тигров и сказки про бравых гудериановских танкистов, легко уничтожавших советские танки десятками. И мало кто знает, что главным противотанкистом Красной Армии стал старичок по фамлиии Патон. Это он придумал автоматическую сварку танковой брони. За смену малообученный паренек из ФЗУ сваривал на автомате до двух корпусов Т-34. У Круппа броневые листы сваривали ручной сваркой. На один корпус Тигра уходило полтора-два дня работы восьми высококвалифицированных сварщиков.   Наши танкограды давали фронту танков столько, сколько требовалось, немцы этого не осилили.
И если где то когда -то, Тигр и разбивал пяток другой  тридцатьчетверок, то в том вина не советской власти и Сталина, а русское извечное солдатское  разгильдяйство и стремление воевать абы как, особенно, если в экипаже оказывались танкисты с  именами "Авось" да "Небось"
Да и то сказать, никто не в состоянии точно сверить кто сколько уничтожил вражеских танков. Невозможно верить в полной мере даже   донесениям о своих потерях.

10. По свидетельству генерала Гудериана, танки Тигр первых партий, которые  были брошены в бой на Курской дуге, не имели пулеметов вообще. Это серьезнейшее упущение делало невозможным использование Тигра, как атакующей машины. Фактически это было полуподвижное противотанковое средство, больше пригодное для обороны, да и то, нуждающееся в  усилении одним-двумя пулеметными расчетами.

11. Тигры не имели очень важной составляющей инфраструктуры, без которой танк перестает быть танком. Для них не была разработана и внедрена правильная тактика применения,  cоответствующая изменившимся условиям войны и развившемуся противотанковому оружию.  В действиях батальонов Тигров в 1943-44 годах  как на Восточном фронте, так и на Западном мы наблюдаем абсолютно зеркальное отражение того, что происходило с нашими танковыми силами в 1941 году. То же самое судорожное метание танков с одного фланга фронта на другой, те же поспешные многокилометровые марши, изнашивающие материальную часть, то же паническое затыкание дыр в обороне отдельными батальонами, ротами и даже отдельными машинами, те же брошенные экипажами без топлива, сломанные и застрявшие в грязи танки. Т.е.  подразделения Тигров  не подходили для роли "пожарной машины".
Гудериан добивался создания танковых дивизий Тигров, применения Тигров не для затыкания прорех в обороне, не для проламывания мощных укрепленных позиций, а для введения в бой на решающих направлениях в решающий момент, когда оборона противника уже взломана. Но его указания, требования, мольбы оказывались всякий раз гласом вопиющего в пустыне.

Но может быть  немецкие командующие действовать так, как этого добивался Гудериан, просто не имели возможности? Может быть в условиях стратегической обороны знаменитая немецкая тактика  мощных ударных танковых   кулаков, столь себя ярко проявившая в 39-41 годах,  к 43-му стала непригодна совсем?
Очень вероятно!
Мы видим, что состоявшееся использование Тигров тактически оказалось неверным, но и говорить о том, что гудериановские идеи использования Тигров были истинными,  мы тоже не можем. Не можем уже хотя бы потому, что организовывать боевые действия Тигров по идеям Гудериана в сложившейся обстановке оказалось невозможным. А чего стоит самая правильная идея, если ее невозможно осуществить?

Вилбек  полагает, что в гудериановской идее массированного  ввода Тигров в бой после того, как состоялся тактический  прорыв вражеской оборны,    для того, чтобы развить его в прорыв оперативный, имелась системная ошибка. Из-за своей низкой проходимости, крайне ограниченного запаса хода по топливу и значительной потребности в систематическом  техническом обслуживании Тигр не годился для глубоких прорывов и выхода на оперативный простор. При этом, иное использование Тигров, а именно  для проламывания первой линии обороны мгновенно раскрывало противнику направление главного удара немцев.   Кроме того, Вилбек отмечает, что в ходе войны активное применение танков привело к развитию сильного противотанкового оружия и изменению системы построения обороны. Тигр же создавался, исходя из тактических воззрений второй половины тридцатых годов, т.е когда считалось, что основные силы обороняющихся находятся в первой линии обороны и ее прорыв означает выход на оперативный простор. Но ко времени появления Тигров на поле боя эта тактика уже никем не применялась.
Действия Тигров в обороне также оказались неэффективными.Низкая подвижность тяжелых танков вынуждала немцев распределять Тигров по всей линии обороны в результате чего отдельные машины,   не имеющие поддержки соседними Тиграми   становились довольно легкой добычей противника. По выявленному  Тигру открывали огонь все противотанковые средства. Не лучше обстояло дело и когда Тигры группами (взвод-рота) располагались в глубине обороны. Быстрые и проходимые советские танки просто обходили опасные для них скопления Тигров и разрушали   дороги, пригодные для тяжелых танков. После этого экипажам ничего не оставалось иного, как самим взрывать свои машины и выходить из окружения пешком.

Итак, эффективной тактики применения Тигров немцы не имели.

Сказки об уничтожаемых одним Тигром нескольких десятков союзнических или советских танков, это для приготовишек от военного дела. Что в этом толку, если боевая задача не выполнена и остановить, отбросить борзых тридцатьчетверок все равно не удалось. Только и утешения как у проигравшего схватку нокаутированного боксера :"Смотрите, я сопернику тоже  всю морду разбил. Вон у него синяков сколько!".

Да и то,  позволительно спросить, каким образом подсчитывались уничтоженные Тиграми танки противника? Экипажи Тигров после боя ходили по полю, изучали подбитые танки противника, замеряли диаметры пробоин? Верится в это с трудом, особенно, если поле боя осталось за противником. Что  чаще всего  и происходило. Тиграм то по большей части пришлось вести оборонительные бои и отступать.
Или считали по тому, что из каждой обстрелянной Тигром советской тридцатьчетверки повалил густой черный дым. Так еще в годы войны каждый советский танк имел в боекомплекте несколько дымовых гранат черного дыма, которые в Наставлении по войсковой маскировке так и   предназначались "Для имитации горения танка".
Сравнением послевоенной информации обеих строн о танковых потерях? Так у нас в донесениях о своих потерях если и указывают "- от артогня противника - ХХХ танков", то не расписывают, что этот танк сгорел от  снаряда Тигра, а вот этот от огня немецкой противотанковой пушки.

От автора. Так может не стоит столь злорадно и со вкусом описывать "бездарность советских военачальников", потерявшим едва ли не все танки летом 41-го, не стоит иллюстрировать книги столь большим количеством фотографий сгоревших, брошенных, застрявших в болотах КВ, Т-35, Т-28, и взахлеб радостно называть свои книги "Танковый погром лета 1941"? Может быть при стратегической обороне и отступлении  огромные  потери в танках вещь неизбежная? 
Похоже, что это действительно так.
Да, мы  не сумели эффективно использовать танки в обороне и отступлении в 1941-м. Но ведь и немцы в 1943-45 тоже! А ведь времени и  информации для осмысления происшедшего и наработки верной тактики у немцев было предостаточно. И между тем, ровно три года спустя день в день  в той же самой Белоруссии повторяются события июня 1941 года, только в обратном направлении, с противоположным знаком и с куда как более худшим для немецкой стороны исходом. Может стоит господину  Бешанову написать и книгу  "Танковый погром лета 1944"? Хотя, едва ли напишет. Он же демократ. Перед грандиозностью  немецкого разгрома в Белоруссии в 44-м  меркнут масштабы поражения советского в 41-м, а это для наших русофобствующих демократов больнее, чем соль на раны.

Как заключение. В  целом, с Тиграми произошло примерно тоже самое, что с нашими танками в начале  войны. Стальных коробок наклепали, а об tank_tiger-4.jpg (12771 bytes)инфрастуктуре не позаботились. Не было ни средств заправки, ни средств снабжения боеприпасами, ни средств эвакуации и ремонта, ни должного обучения танкистов, ни эффективной тактики. Но нашим танковым военачальника это еще извинительно. До войны танки в  общем то были новинкой и у командиров не было и не могло быть четкого представления о том, что танки это не пехота и не кавалерия, что им нужно многое из того, чего никогда не было нужно ни одному другому роду войск.

Но немцы то, немцы!

После двух лет войны, когда уже всем стало ясно что такое танк, немцы со своими   Тиграми наступают на те же грабли, что и мы  до  войны с КВ, Т-28, Т-35. Что, опять  один лишь злой гений Гитлера тому виной?

Вилбек утверждает, что вследствие   технических и экплуатационных причин   немцы потеряли  больше   Тигров, чем от прямого воздействия противника. Как это похоже на танковый погром лета 1941, когда наши КВ-2 не имели снарядов вообще, к ним нечем было подвезти топливо, невозможно было вытащить из болот, экипажи не умели устранять мелкие неисправности. Вот пример - советская 8-я танковая дивизия. Из 325 танков, с которыми она начала войну в первые же дни экипажами было брошено 107 машин, а 18 танков   Т-34 вообще сгинули неизвестно куда.

Но это был 41-й год и  наша расслабленность в надежде, что война не состоится, плюс шок и растерянность от того, что она все таки началась. Но повторение того же самого опытными в военном отношении педантичными немцами в 43-44 годах, это уж ни в какие ворота.

Мы из своих ошибок сумели сделать верные выводы, немцы из наших нет.

Ну и что толку от того, что броня у Тигра была толще, а пушка стреляла дальше?

От автора. Застят глаза многим, очень многим  историкам  88-мм. скорострельная пушка, 100-мм. непробиваемая броня, 600-сильный Майбах.Не хотят, ну не хотят понять, что один танк, даже сверхвыдающийся, сам по себе на поле боя ничего не значит. Все решает танковый комплекс, или как я выше называю - танковая инфраструктура. Не  думаю, что если бы немцы сумели создать не 14, а 140 батальонов Тигров при той же инфрастуктуре, что то особенно изменилось бы в войне. Просто большему числу экипажей пришлось бы бросать свои машины.

Многие историки пишут, что из всех боевых машин Второй Мировой войны  танки Тигр имеют рекордно  низкий процент потерь от боевых повреждений,  и рекордно мало   экипажей Тигров погибло в своих машинах.
А Вилбек делает, казалось бы, парадоксальный вывод. Он пишет, что мало Тигров было подбито только потому, что  всякий раз очень небольшая часть из них могла принимать участие в бою. Как правило, боеспособными оказывались не более 40-62 процентов от общего числа, имеющихся в подразделении. При отступлении, машины, которые оказались неспособными к движению, уничтожались своими экипажами. Но к боевым потерям их не относили,   хотя, если разобраться, например 45-мм. советская пушка, угодившая своим снарядом в ведущую звездочку и лишившая Тигра всего-навсего возможности двигаться, в конечном счете уничтожала его полностью... с помощью немецкого экипажа.

Вилбек собрал статистику всех батальонов Тигров. Получается, что из 1580 уничтоженных Тигров, только 45%  были уничтожены  в момент боя от боевых поражений. 41% были брошены или уничтожены экипажами вследствие боевых повреждений, поломок, тяжелых застреваний и связанной с ними невозможности эвакуации.  Причины потери  14% Тигров Вилбек установить не смог. Очевидно эти 14% можно поровну разделить между двумя основными причинами. К сожалению, Вилбек не расшифровывает причины, по которым танки были брошены или взорваны своими экипажами.  Несомненно, часть этих танков тоже получили на поле боя такие повреждения, которые исключали их эвакуацию и ремонт, т.е. практически уничтожены. Можно полагать, что 45% это Тигры, в которых погибли и экипажи.

От автора. Во всяком случае, в Люфтваффе свой самолет относили к уничтоженным, только если погибал экипаж. Фактически, по Люфтваффе  графу "Потеряно самолетов"   можно смело переименовывать в "Потеряно экипажей". Как говорится, скромненько, но со вкусом. Так  цифры собственных потерь смотрятся куда как  приличнее. Например, знаменитого аса Эриха Хартмана сбивали 12 раз. Т.е., он потерял 12 машин, но коли остался жив, эти 12   самолетов по статистике потерь не проходят.

Также Вилбек заявляет, что ни разу, несмотря на свои высокие боевые качества Тигр не оправдал ожиданий гитлеровского руководства. Ни разу рота или батальон Тигров не смог выполнить в полной мере, поставленной ему боевой задачи.

Такова оказалась цена неразвитой инфраструктуры для Тигров, его "детские болезни"  и его  органический недостаток- огромный вес.

Правда, стоит отметить, что в определенной мере Тигр стал жертвой пропагандистской войны. Как пишет командир 506-го батальона майор Витинг, неумеренная пропаганда ведомством доктора Геббельса невероятных боевых качеств Тигров привела к тому, что  высокие командиры бросали роты Тигров в бой, совершенно не учитывая его реальных боевых возможностей, без поддержки пехотой и артиллерией, на неподавленную противотанковую оборону и на неподходящей местности.

P.S. Самым сильным противотанковым средством  для Тигра оказалась советская деревянная противотанковая мина. До 90 процентов Тигров было остановлено минами, и если после этого он не был расстрелян противотанковыми пушками, то эвакуировать его с поля боя часто все равно оказывалось невозможным.  А невозможность ремонта гусеницы на месте принуждала немцев самих уничтожить машину. Возможно, что  потерь Тигров от мин было бы куда меньше, если бы Вермахт   вел наступательные операции. Но Тигру досталось несчастливое время. Немцы оборонялись и отступали. А в этой обстановке иногда  выход из строя даже копеечной детали влек за собой потерю всей машины.

От автора. О! Уже вижу ехидную усмешку читателя: "Ну да, конечно, сапер никогда не упустит возможность заявить, что мины  это самое главное оружие войны!". Нет, мины, не главное оружие,  и обычно без поддержки орудий ПТО мина в состоянии остановить танк максимум на 2-3 часа. Выбросили танкисты разбитые траки, вставили запасные, натянули  гусеницу и вперед. Даже если оказался разбитым каток, так их у танка как минимум пять. Ну поездит танк день другой на четырех катках вместо пяти. Любой танк, кроме Тигра. Без автокрана и десятка помощников с этой задачей не справиться. Ну а частенько противник такой возможности не давал. Еще бы, за Тигра полагалась солдатская Слава.

Источники  и литература

1.Merkblatt 77-3. Der Panzerknacker. H.Qu.OKH den 13 Mai 1944
2.О.Кариус. "Тигры" в грязи. Воспоминания немецкого танкиста 1941-1944. Центрполиграф. Москва. 2005г.
3.Ф. фон Зенгер. Ни страха, ни надежды. Хроника Второй Мировой войны глазами немецкого генерала. 1940-1945.Центрполиграф. Москва. 2003г.
4.Ф.Меллентин. Бронированный кулак Вермахта. Русич. Смоленск. 1999г.
5.Г.Гудериан. Воспоминания солдата. Русич. Смоленск. 2003г.
6.Танк Т-34. Руководство.Военное издательство НКО. Москва. 1944г.
7. П.Чемберлен, К.Элис. Британские и американские танки Второй Мировой войны. АСТ.Астрель. Москва. 2003г.
8.И.П.Шмелев. Бронетанковая техника Третьего Рейха. Арсенал-Пресс.Москва. 1996г.
9.В.Хаупт. Сражения группы армий "Центр.", ЯУЗА.ЭКСМО. Москва. 2006г.
10.Merkblatt 47a/29  von 20 Mai 1943
11.Kriegsstarkenachweisung 1107d (K.St.N.1107d) von 1.06.1944.Stab und Stabskompanie einer schweren Panzer-Abteilung "Tiger" (freie Gliederung).
12.Tigerfibel. D 656/27.Herausgegeben am 1.8.1943. Generalinspekteur  der Panzertruppen. H.Qu.den 1.8.1943
13.C.W. Wilbeck. Swinging the sledgehammer: the combat effectiveness of German Heavy Tank Battalions in World War II. Fort Leavenworth, Kansas 2002
14.М.Уиндроу, Р.Хук. Танковые дивизии Вермахта. АСТ. Астрель. Москва. 2001г.
15.German Demolition Equipment. Engineer Section.A.F.H.Q. May 1944
16.Г.Фриснер. Проигранные сражения. АСТ. Москва. 2002г.

---***---

Из военной истории, науки, практики.

Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
Купить зернодробилку траворезку - траворезка электрическая купить.

Rambler's Top100 TopList