sheet_top.gif (1326 bytes)

Женевские конвенции о раненых и больных.
Часть 1

Гаагские конвенции 1899 и 1907 года  о законах и обычаях войны на земле ссылаются на Женевские конвенции об улучшении участи раненых и больных во время боевых действий.  Поэтому автор счел необходимым  рассказать о них и опубликовать сами эти конвенции, дабы каждый читатель смог сам   разобраться и в сути вопроса и в содержании конвенций.

Предупреждение. Сама статья предназначена для тех, кому скучно продираться сквозь сухие слова текстов конвенций, да еще и сопоставлять их. Читателям,  полагающим, что я навязываю свое собственное мнение и  желающим самим ознакомится с текстами конвенций, можно ниже не читать, а  обращать внимание только на синие строчки, под которыми прячутся сами тексты конвенций, переведенные на русский язык автором.
Не исключаю, что отдельные статьи или строки поняты мной и переведены не всегда до конца верно. В  случае сомнений рекомендую обратиться по адресу www.icrc.org/ihl.nsf , где читатель может ознакомиться с текстами на английском языке.
Впрочем, аутеничным (т.е. официальным исходным) в большинстве конвенций считается французский язык. Так что и английский вариант может быть неточным. Однако, в моем распоряжении нет французских текстов. Эти обстоятельства следует иметь в виду.

 

Всего,  насчитывается четыре Женевских конвенции об улучшении участи раненых и больных во время боевых действий.

Первая из них была принята в 1864 году  и называлась "Convention for the Amelioration of the Condition of the Wounded in Armies in the Field. Geneva, 22 August 1864" (Конвенция по улучшению участи раненных в армиях в поле. Женева, 22 августа 1864).

Вторая была принята в 1906 году. Она называлась   аналогично и была датирован 6 июля 1906 года.

Третья  под тем же названием датируется 27 июля 1929 года.

Последняя - четвертая  под названием   "Convention (I) for the Amelioration of the Condition of the Wounded and Sick in Armed Forces in the Field. Geneva, 12 August 1949."( Конвенция (I) по улучшению участи раненных в  Вооруженных Силах в поле. Женева,  12 августа 1949 года).

Расскажем о них по порядку.

Суть  Женевской Конвенции 1864 года состоит в том, что раненные и  больные, находящиеся в медицинских учреждениях, а также весь персонал этих учреждений, включая немедицинский обслуживающий  и административный персонал, считаются нейтральными лицами (как и граждане нейтральных невоюющих государств), вне зависимости от того, кем из воюющих сторон занята эта местность. Т.е. они в плен не берутся и пленными не считаются.

Эти медицинские учреждения продолжают свое нормальное функционирование, даже если местность занята противником. Весь персонал медицинских учреждений после окончания своей работы (например, все раненые и больные выздоровели) может свободно покинуть оккупированную территорию и вернуться к своим войскам. При этом оккупационные войска обязаны обеспечить безопасный переход персоналом   линии фронта.

Излечившиеся раненые и больные могут быть возвращены своей стране. При этом, признанные негодными к дальнейшей военной службе, возвращаются своей стране обязательно и без всяких условий, а вот те, кто может вновь взять в руки оружие, возвращаются лишь под обязательство не  служить более в своей армии до конца этой войны (не совсем ясно, кто должен давать такое обязательство, то ли сам раненый, то ли его правительство).

Интересным моментом является участие местных жителей в уходе за больными и ранеными. Дом, в котором раненому или больному военнослужащему, вне зависимости от того, к какой из воюющих сторон он принадлежит,  дан приют и уход, считается также нейтральным. Он   освобождается от постоя, а жители этого дома освобождаются от налогов и повинностей. Более того, командир оккупационных сил должен призвать к такому поведению местных жителей и разъяснить им преимущества, которые они получают, если   ухаживают за больными и ранеными любой из воюющих сторон.

Эта Конвенция впервые определила отличительный знак медицинских учреждений и персонала, занимающихся уходом за больными и ранеными. Это красный крест на белом фоне. Сооружения медицинского характера обозначаются флагами, а персонал повязками. Эти же знаки могут иметь персонал и группы, занимающиеся эвакуацией и перевозкой больных и раненых. Т.е. красный крест на белом фоне указывает на нейтралитет персонала или учреждения, защищаемый данной конвенцией.

От автора. К сожалению, нередко можно встретить утверждения, что красный крест на белом фоне означает исключительно принадлежность к организации Красный Крест и  его могут использовать только персонал и учреждения этой организации. Что, мол использование  этого знака кем бы то ни было, кроме организации Красного Креста неправомерно.
Однако, ст. 7 Женевской Конвенции 1864 года однозначно объясняет кто может пользоваться этим знаком - все, кто занят уходом за больными и ранеными.   Конвенция 1929 года впоследствии уточнит - если эта помощь оказывается бесплатно. Она же определит, что эмблема "Красный крест (полумесяц,  лев и солнце) на белом фоне" является эмблемой Конвенции, но отнюдь не организации "Красный Крест". До падения СССР эта эмблема на советских больницах, аптеках, клиниках и других медучреждениях  имелась вполне законно, поскольку вся советская медицина была бесплатной. Нынче же право на нее в России имеют только военно-медицинские формирования и медицинские учреждения благотворительного типа, т.е. не берущие за свои услуги денег.

Впрочем, вот текст Женевской Конвенции об улучшении  участи раненых и больных 1864 года.   Читатель может ознакомиться с ним сам. К сожалению, в источнике не указано, кто подписал и кто присоединился к этой Конвенции. Похоже, что и в первоисточнике это не указано.

Женевская Конвенция по улучшению участи раненых и больных в армиях в поле 1864г. 

В 1906 году заключается новая, радикально переработанная  Конвенция, которая оказалась значительно более подробной (33 статьи против 10). Она уточнила ряд положений и обговорила то, что было ранее упущено.

Так, в частности, новая Конвенция потребовала в случае оставления своих раненых противнику оставлять с ними необходимый персонал и материальные средства. Этот вопрос в старой Конвенции никак не рассматривался, вследствие чего могли возникать проблемы с питанием, медицинским и немедицинским обслуживанием раненых.

Новая Конвенция уже не считала  вражеских раненых и больных нейтральными лицами. Теперь они получали статус военнопленных. А вот за персоналом медицинских учреждений, священниками, подразделениями охраны медучреждений по прежнему сохраняется статус нейтральных лиц, и их в плен не берут. Это относится и к членам неправительственных благотворительных организаций, занимающихся  уходом за ранеными и больными.

Впервые от стороны, занявшей область сражения, потребовали осматривать поле боя в поисках раненых и больных, защищать последних  от мародерства и от неправильного лечения,   возложили обязанность хоронить или сжигать тела всех умерших.

Участие местных жителей в заботе о раненых и больных становится менее привлекательным. Теперь местным жителям, принимающим участие в этой гуманитарной деятельности, могут быть обещаны некие особые меры защиты и иммунитета.   Т.е. этот вопрос отдается в область  решений оккупантов.

Вместе с тем, от воюющих сторон теперь требуют взаимного информирования о судьбах убитых, раненных и больных противной стороны, и заботы об их личных вещах и ценностях.

Одновременно с сохранением  статуса нейтралитета медицинских учреждений и персонала этих учреждений  им  теперь разрешается иметь оружие, и применять его для защиты раненых и больных, охранять медицинские учреждения с помощью вооруженных армейских подразделений,   и хранить оружие и боеприпасы, принадлежащие раненым и больным.

Если медицинские учреждения с больными и ранеными оказались на территории, оккупированной противником, то последний обязан в должной мере снабжать эти учреждения материальными средствами.

Конвенция 1906 года однозначно и конкретно определила красный крест на белом фоне отличительным знаком медицинской службы всех армий. Там же (ст.18) пояснено, что такой знак принят  из  уважения к Швейцарии с конверсией цветов ее национального флага ( флаг Швейцарии - белый крест на красном фоне). Этот же знак наносится на все имущество и транспортные средства, принадлежащие медицинской службе армии, а также благотворительных организаций, занимающихся попечением раненых и больных военнослужащих.

От автора. Таким  образом, по Конвенции получается, что если гражданские медицинские учреждения могут обозначать себя как им вздумается, иметь любые эмблемы,  то военные медицинские учреждения, транспорт армейских медицинских служб просто обязаны обозначать   себя красным крестом на белом фоне.

Персонал, относящийся к медицинской службе, включая и весь вспомогательный и обслуживающий персонал, также должен носить на левом рукаве повязку с изображением красного креста на белом фоне. Если при этом персонал не носит военную униформу, то он должен иметь соответствующее удостоверение, выдаваемое военными властями своего государства.

Конвенция 1906 года устанавливала, кто обязан руководствоваться ее положениями. К ним относились только государства  участники Конвенции. Причем, если хоть одна из стран, участвующих в войне, не являлась участником Конвенции, то ее положения переставали быть обязательными в отношении раненых этой страны для всех остальных сторон. Проще говоря, если твоя страна не участник Конвенции, то ты не можешь рассчитывать на покровительство Конвенции.

Конвенция обязала участников следить за тем, чтобы знаки красного креста не использовались   бы теми, кто не имеет на это права. В частности, как логотип любых частных фирм и организаций, не имеющих отношения к уходу за ранеными и больными. Также она обязала преследовать в уголовном порядке тех, кто занимается грабежом раненых или плохо  с ними обращается.

Очень существенный момент. Новая Конвенция    отменяла  Конвенцию 1864 года   для тех государств, которые ратифицировали Конвенцию 1906 года, но оставляла действительной   старую   для тех государств, которые не присоединились к новой.

Любопытый момент. Государства, которые участвовали в Женевской Конференции 1906 года, и государства, подписавшие в свое время Конвенцию 1864 года (но не принявшие участия в Конференции 1906г.), могут присоединиться к Конвенции 1906 года в любое время без каких либо ораничений. А вот государствам, которые не подписывали ранее Конвенции 1864 и 1906 годов,  любой из подписантов может отказать  в присоединении. Правда, автор не может припомнить случаев, когда  какому либо государству в этом было отказано.

И еще. Конвенция не предусматривала каких либо санкций в отношении государств не исполняющих ее или открыто отказавшихся от исполнения Конвенции.

От автора. Вот этот момент превращал   Конвенцию из международно обязывающего юридического документа в некую необязательную декларацию о намерениях. Мол, не выпоняю и выполнять не намерен. Ну и что?

С текстом Женевской конвенции 1906 года можно ознакомится здесь:

Женевская Конвенция по улучшению участи раненых и больных в армиях в поле 1906г. 

Опыт Первой Мировой войны и практика применения Конвенции  1906 года  потребовали внести определенные уточнения и изменения, более соответствующие изменившимся условиям войны. Поэтому, летом 1929 года была заключена Новая Конвенция по улучшению участи раненых и больных во время боевых действий. Конвенция 1929 года имела   аналогичное название, что и 1906 года и во вступительной части ссылалась и на 1864 и на 1906 годы.

Конвенция 1929 года увеличилась до 39 статей.

В ней впервые появилось положение о том, что после каждого боестолкновения, если обстоятельства позволяют, следует объявлять локальное перемирие или по меньшей мере временное прекращение огня для того, чтобы стало возможным вынести раненых.

От автора. Практика локальных перемирий для выноса раненых  имела повсеместный характер в годы Первой Мировой войны, хотя это не было предусмотрено никакими соглашениями. А вот Вторая Мировая война настолько ожесточила воюющие стороны, что об этом положении Конвенции все  аккуратненько  забыли. Даже наоборот, места, где обнаруживались раненые противной стороны, брались под особое наблюдение снайперами, пулеметчиками, минометчиками и артиллеристами в надежде подстрелить тех, кто попытается вынести своего раненого. Чего греха таить, эта методика была характерна и для немцев, и для красноармейцев, и для союзников. Война имела настолько критичный характер, так много было поставлено на карту, что использовались любые приемы и методы, чтобы уничтожить как можно больше солдат противника.

Приходится отмечать, что  по мере развития цивилизации войны становятся все более кровопролитными и ожесточенными, хотя диванствующие пацифисты не устают повторять: "Мы же цивилизованные люди и все международные разногласия можно и должно решать мирным путем за столом переговоров". Должно, это верно, а вот с возможностью как то все не получается. Увы, с развитием цивилизации люди не становятся сговорчивее и мудрее. Скорее всего, они становятся расчетливее. А в таком случае мир и переговоры может гарантировать лишь равновесие сил. Но опять таки, каждая сторона стремится склонить чашу весов в свою сторону.

Впервые в этой Конвенции упоминаются идентификационные жетоны, которые должны состоять из двух половин. При обнаружении мертвого военнослужащего одна половинка оставляется на трупе, а вторая должна быть передана в соответствующие органы, ведающие учетом личного состава. Причем, в отношении  мертвых солдат противника эти половинки должны передаваться военным властям той стороны, которой принадлежал умерший.

От автора. Увы, у нас таких знаков, которые обычно называют "смертными жетонами" нет и по сей день (весна 2012 года), хотя Советский Союз присоединился к этой Конвенции еще в 1931 году. Не было их и во  время Второй Мировой войны, и во время Афганской войны, и в обе Чеченские войны. Обвинять в пренебрежении к солдатским жизням и полном равнодушии к их судьбам одного лишь Сталина по меньшей мере несправедливо. Ведь в этом плане ровным счетом ничего не изменилось и в демократической России.
Это уже, наверное,  такой менталитет всех российских правителей - считать своих солдат и офицеров малоценным расходным материалом  ("пушечным мясом"). Сегодняшние российские демократические власти в этом плане ничуть не лучше социалистических. Да, у офицеров Советской Армии с начала пятидесятых годов имелись металлические жетоны с выбитыми на них личными номерами, но этот жетон на две части не делился и его предназначение никакими руководящими документами не было определено. Вообще никак. Даже где этот жетон офицер должен носить, и должен ли он иметь с собой вообще.
Кстати, как это не покажется читателю странным, но опознавательные жетоны имелись у каждого русского солдата в период Первой Мировой войны Неверящим в это, я могу предъявить образцы таких жетонов по меньшей мере десятка полков Русской Армии. Выходит, для самодержавия простой солдат не был "просто серой скотинкой", как это стало потом.

Конвенция уделила особое внимание  погибшим и умершим военнослужащим. Военные власти обязаны организовать учет павших солдат не только своих, но и противника, достойно их захоронить,  и вести точный учет захоронений. А после окончания войны обменяться  информацией по захоронениям.

В отличие от Конвенции 1906 года новая ограничивает присутствие в медицинских учреждениях вооруженных лиц лишь часовыми или пикетами. Иметь вооруженные подразделения теперь не разрешается. Хранить оружие и боеприпасы раненых и больных можно только временно до появления возможности сдать их соответствующим службам. Зато под защиту Конвенции теперь попадает  ветеринарный персонал, находящийся в медучреждении, даже если он не входит в состав последнего.

Вновь возвращены некоторые меры защиты и покровительства местным жителям, которые по собственному почину или по призыву военных властей принимают участие в сборе и лечении раненых. Оккупационные власти также могут выдавать им для этой цели некоторые материальные средства.

От автора.  Почему то никто из немецких мемуаристов и историков, а также российских демократов-историков  ни единым словом не касаются этого момента, хотя известно  много документов, в которых немецкие оккупационные власти грозили местным жителям смертной казнью (и не только грозили, а и активно выполняли эти угрозы) за укрывательство и оказание помощи раненым и больным красноармейцам. Не от того ли, что тут уж никак  не удается обвинить Сталина? Ни с какого боку.

В Конвенции 1929 года уточняется - кто относится к персоналу, защищаемому Конвенцией и кого при попадании в руки противника не относят к военнопленным, а возвращают в свои войска. Кроме тех, кто занят сбором, транспортировкой, лечением раненых, священники, административный персонал медучреждений,  под защиту Конвенции теперь попали и солдаты  боевых войск, специально обученные оказывать первую медицинскую помощь,   солдаты используемые  для переноски, транспортировки  раненых. По нашему, это ротные и батальонные санинструкторы, санитары, санитары-водители. Теперь, если  они попали в руки противника в момент, когда они занимались этим делом и имели на руках соответствующие удостоверения личности, то  их также не берут в плен, а обращаются с ними, как и с персоналом медучреждений.

Конвенция позволяет их задержать в руках противника  лишь для исполнения обязанностей по уходу за своими ранеными, и на время, которое требуется для этого. Затем этот персонал вместе с оружием, средствами транспорта, оборудованием безопасным способом переправляется к своим войскам.

От автора. Об этом требовании   Конвенции (ст.12) в годы Второй Мировой войны дружненько забыли все воюющие стороны.  И, пожалуй, только в СССР  немецкие пленные медики привлекались для лечения других пленных, священникам позволялось переезжать из лагеря в лагерь для религиозного утешения. Это, конечно, было гуманно, но требованиям Конвенции не отвечало. Тот факт, что немцы презрели и эту Конвенцию, нашей стране  все же не давал права держать в плену священников, врачей, младший медперсонал. Да, не было никакой возможности переправить их через линию фронта, но через ту же нейтральную Турцию это было вполне выполнимо. Правда, об этом отступлении Советского Союза от Конвенции никто не вспоминает. Может от того, что никто из пишущей братии эту Конвенцию толком и не читал?

В Конвенции 1929 года прежнее значение эмблемы "красный крест на белом фоне"  было сохранено. Т.е. этот знак является отличительным знаком медицинской службы всех армий. Однако, учитывая то, что в нехристианских странах крест воспринимается не как медицинский знак, а  как символ христианств (т.е. символ враждебной религии), новая Конвенция определила, что взамен красного креста могут использоваться (также на белом фоне) красный полумесяц, красный лев и солнце.

Конвенция также уточнила, что для признания лиц   как  относящихся к персоналу, защищенному Конвенцией, недостаточно, чтобы человек  имел на рукаве повязку с опознавательным знаком. Он также должен быть снабжен  военными властями своей армии соответствующим удостоверением личности с фотографией, или в крайнем случае, в его солдатской книжке должна быть соответствующая запись.  Удостоверения личности персонала, защищаемого Конвенцией, должны быть одинаковыми во всех воюющих армиях.

К сожалению, сама Конвенция не предложила образца такого удостоверения, оставив этот вопрос на договоренность воюющих сторон. Вторая Мировая война покажет, что в современных условиях договариваться  противники  во время войны не могут ни о чем. Такие удостоверения так и не появились ни в одной из стран, затронутых войной. Это давало формальный повод брать медицинский персонал в плен наравне со всеми остальными солдатами и офицерами.

Статья 24. Конвенция определила право применения знака "Красный крест на белом фоне" в мирное время.  Этот знак может располагаться на всех медицинских учреждениях, которые занимаются оказанием помощи раненым, травмированным и больным, но  исключительно на бесплатной основе.

Самым существенным условием, я бы сказал условием, радикально меняющим область применения положений Конвенции,  является статья 25, которая в отличие от положений Конвенций 1864 и 1906 года требует, чтобы ее подписанты придерживались ее во всех случаях, вне зависимости от того, подписал ли их противник Конвенцию или нет, выполняет он ее или нет.

Причем статья 26 лишает военных командиров возможности  обходить требования Конвенции по формальным основаниям. Она однозначно предписывает в случае затруднительных случаев и в случаях, точно не описанных в Конвенции, руководствоваться ее общим смыслом и духом. Т.е. трактовать ее положения в пользу раненых, больных и обслуживающего их персонала.

Конвенция требует, чтобы ее  положения были известны не только командирам, а и всем войскам, и в особенности тем, кого она защищает. В общем, ее положения должны быть доведены и до населения.

От автора.  За 26 лет моей  армейской службы меня ни разу никто не ознакомил ни  с текстом Конвенции о раненых и больных, ни Конвенции о пленных, ни Гаагской Конвенции о законах и обычаях войны. Если я что то и слышал о существовании таких конвенций, то лишь исключительно из мемуарных книг немецких генералов (их издано было в пятидесятые-шестидесятые годы довольно много) или из лекций по марскистско-ленинской подготовке (да и то лишь в плане зверств немецко-фашистских оккупантов). О знании текстов, хотя бы и выборочно, никакой речи не шло. А я все же был офицером и не слишком маленького чина.

Ничего не изменилось и к настоящему времени. Книг или брошюр с текстами этих важных международных соглашений не найти в наших магазинах и сегодня. Впрочем, имея довольно хорошие связи  с Германией,  США, Францией, я так и не смог получить от своих знакомых текстов конвенций на немецком, английском и французском языках. Т.е. военнослужащие и граждане этих стран пребывают в таком же неведении, что и российские.

Это яркое свидетельство действительного отношения правительств к соглашениям, затрагивающих судьбы и жизни их граждан. Всех правительств. И демократических, и социалистических и нацистских.

Статья 34 новой Конвенции полностью отменяла действие таких же конвенций 1864 и 1906 годов. Это существенный момент, поскольку многие конвенции, относящиеся  к военным действиям, так или иначе, в той или иной мере сохраняли действие предыдущих конвенций, хотя бы для тех, кто не присоединился к более поздним вариантам.
Заметим, что подпись России под конвенциями о раненых 1864 и 1906 года   теперь утрачивала силу. Еще отметим, что последующее присоединение к Конвенции стран, не подписавшим ее до 1 февраля 1930 года, должно быть оформлено надлежащим образом, оговоренным в заключительных положениях Конвенции. Если  заявление о присоединении сделано ненадлежащим образом, то это дает формальное право всем остальным считать эту страну неприсоединившейся. Впрочем, сие   не освобождает страны-подписанты от обязанности  выполнять требования Конвенции и в отношении страны, чье участие в ней не признается (статья 25).

Итак, пришло время ознакомить читателя с Конвенцией 1929 года:

Женевская Конвенция по улучшению участи раненых и больных в армиях в поле 1929г. 

 

Источники и литература

1.Сайт "ICRC -Intrenationsl Humanitarian Lo - Treaties&Documents" (www.icrc.org/ihl.nsf).
2. Л. Рендулич. Фатальные ошибки Вермахта. Почему Германия проиграла войну. ЯУЗА. ЭКСМО. Москва. 2006г.
3.Д.Дуэ. Господство в воздухе. АСТ. Terra Fantastica. Санкт-Петербург. 2003г.
4.В.Кейтель. Размышления перед казнью. Русич. Смоленск.2000г.
5.Э.фон Манштейн. Солдат XX века. Жизнь в противостоянии. АСТ. Транзиткнига. Москва.2006г.
6.В.Варлимонт. В Ставке Гитлера. Воспоминания немецкого генерала. 1939-1945. Центрполиграф. Москва.2005г
7.Наставление по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации (проект). 2001г.


Из военной истории, науки, практики


Главная страница

Униформа и знаки различия

Воинские звания

Тактика

Инженерные войска

Из военной истории, науки, практики

Фортификация



Авторы

Ссылки
алупка гостиницы gostinica.org типы питания в отелях

Rambler's Top100 TopList